Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 949 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1724 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1408 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1360 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1373 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1478 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1634 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Рассказы [58]
Романы, повести, рассказы
Стихи [36]
Стихотворения, поэмы
Повести и романы [13]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 12141 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 8060 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 6414 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5737 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4996 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3444 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5737 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3561 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3795 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2948 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1322 | 3 | 59
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1593 | 0 | 80
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1658 | 0 | 98
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1615 | 0 | 141
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2292 | 0 | 382

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • Часы (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 119

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8607
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 435
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Стихи и проза журнала » Стихи

    Станислав Осадчий. Век листопада


    На берегах Джейхуна

    1

    Не торопись.

    Там о тебе не помнят.

    Забыли о тебе.

    Не варят щей,

    Не ждут.

    Не для тебя

    Уют щемящий комнат

    Так бережно,

    Так нежно берегут.

    Не торопись.

    Есть место в караване.

    Есть угол Солнца

    Сквозь верблюжий горб.

    Пускай миражный рай

    Тебя обманет.

    Пусть лучше он –

    Ни кто-нибудь другой.

    7 декабря 1988 г.

    2

    Тротуары

    Съёжились от холода.

    Лоск витрин,

    Нахохлившись, застыл.

    Как тревожно

    В этом древнем городе! –

    Словно смерть навеял

    Азраил.

    Здесь Зиме

    Живётся чужестранкой.

    Что мы ищем

    В дальней стороне?

    Мимо, мимо

    Гордая осанка,

    Чей кивок

    Принадлежит не мне.

    Я давно иду,

    Никем не узнанный,

    Зарулоненный

    В химволокно.

    Город древний,

    Коркою арбузною

    Я закинут (кем?)

    В твоё окно.

    1989 г.

    3

    Моя

    Нерусская держава!

    Мой – столп,

    Мой – щит.

    Всё отгорит здесь,

    Боже правый, –

    Не всё – сгорит.

    Ни роскошь глаз,

    Ни мудрость речи

    Смутили… Нет! –

    Твои

    Задумчивые плечи –

    Под звон монет.

    Танцуй! Плыви!

    Веди кистями!

    К чему

    Нам стыд?

    Так

    Гарцевать, звеня огнями,

    Кто

    Запретит?

    Нет, ничему

    Я не был верен.

    Что мне – до вер!

    В одной из Эр

    Мой шаг затерян –

    В густой

    Траве.

    Не называй меня

    Кафиром;

    Мой Бог – убит.

    Давно живёт

    В разладе с миром

    Твой

    Фаворит.

    Танцуй!

    До боли, до бесчувствья –

    Не слышать –

    Гул!..

    Безудержной

    Восточной грусти

    Я

    Присягнул.

    7 января 1992 г.

    4

    Прощайте,

    Гордый повелитель!

    Пусть с Вами –

    Бог!

    Нам было

    Радостно в зените,

    Отныне –

    Вздох.

    Тяжёлый, жгучий,

    Обречённый –

    Он правит

    Бег –

    Где каракумский

    Вечер чёрный

    Сменён

    На снег.

    Я знаю,

    Милый повелитель,

    Вам мало

    Вёрст;

    Одно –

    С лирическою свитой

    Нестись

    До звёзд.

    Что Вам пески

    Или метели

    И чай

    В тиши?

    Когда

    Пылает на пределе

    Костёр Души!

    Густых ресниц

    Восточный ветер

    Шумел

    Для Вас…

    Вы не увидите,

    Поверьте,

    Влюблённей

    Глаз!

    Пусть будет так,

    Как повелите,

    О мой

    Король!..

    Одно:

    Наложницею в свите

    Мне быть

    Дозволь!

    16 февраля 1993 г.

    5

    Ты улетаешь, Ая!

    Улетай!

    Я для тебя

    Останусь незнакомцем.

    Так в ледяной хрусталь

    Лучи вонзает Солнце,

    Но отогреть не может

    Горный край.

    Я ненароком

    Дверь не ту открыл,

    Не миновав

    Досадную оплошность.

    О, как прекрасно

    Показалось ложе!

    И не войти

    Мне не хватило сил.

    И я забыл, о Ая, –

    Кто я? где?

    Куда я брёл?

    И брёл ли я куда-то?

    Твой тонкий силуэт

    Голубоватый

    Кругами расплывался

    По воде…

    Мне б отойти

    (Я не того хотел),

    Мне б выброситься вон,

    Как из окна –

    Из тела…

    Давно ли был нежен

    В мире тел? –

    Спросить о том меня

    Ты не успела.

    5 июля 1989 г.

    6

    Как тебя звали?

    Огюльсенем?

    Не знаю,

    Может быть, Лейла.

    Табун прогнали

    Сквозь свежий посев –

    Лошади

    Захмелели.

    Не был я там,

    Но прощенья ищу –

    В хаосе пыли

    И зноя.

    Жуток мне

    Солнца стального прищур,

    Всплывший

    Из мезозоя.

    Кто я? откуда? –

    Зачем тебе знать.

    Моё назначенье

    Невнятно.

    Не жил ещё,

    Успев разбросать

    Самые страшные

    Клятвы.

    Прощай! Моё Солнце

    Уходит  в зенит.

    Там мне

    Спалить свои крылья.

    Кто мы? – не знаю,

    Нам предстоит

    Встреча

    В облаке пыли

    Межзвёздной.

    Ты скажешь сама,

    Как звали тебя,

    Плясунья!

    Когда разбегутся

    По смуглым рукам

    Кольца

    Сатурна!

    28 июля 1990 г.

    ***

    Куда иду, что так упорно

    Пытаюсь оступиться?

    Туда ли, где я был уже?

    Туда ли, где не быть?

    Не потому ли я прослыл

    Неслыханным тупицей –

    Мне жаль деревьев,

    С неохотой

    Идущих на гробы.

    Кто вычернил мой белый лист

    Ужасным мелом?

    Дворцы сжигать,

    Чтоб сердце потушить?

    Чего ты ждёшь,

    Ведь всё уже сгорело,

    Излатанная

    Ткань души?

    1991 г.

    ***

    Словно юнги безусого

    Свист

    Я несусь –

    Всё меня сторонится.

    Если Гамлет –

    Авантюрист,

    То не стоит о нём

    Беспокоиться.

    Не важна мне

    Гранённая суть,

    Когда граны на граммы

    Сводятся.

    Подойдите – эй, кто-нибудь! –

    Кто рискнёт рассмотреть

    Непогодицу.

    Я хотел распознать

    В лицо

    Белый парус

    И дна потёмки.

    Золотое твоё

    Кольцо

    Я бросаю

    На голос звонкий.

    Я хотел

    Захлебнуться от слёз

    И на выкрике

    Задохнуться.

    Не берите меня

    Всерьёз

    Те, кто завтра всерьёз

    Отрекутся.

    Рассорите

    Мои глаза,

    Пылью имя моё

    Развейте, –

    Всё равно не вернусь

    Назад,

    Даже если –

    В лицо мне плетью.

    За верстой

    Поглощая версту,

    Удаляюсь

    Линией фронта.

    Оставайтесь,

    А я дорасту,

    И врасту

    В края горизонта.

    Я прорву

    Одиночество форм,

    Чтоб достигнуть щекой

    Подснежника.

    Даже море взметнувший

    Шторм –

    Достигая –

    Стихает нежным.

    8 июля 1990 г.


    Назад – к звёздам!

    В зарево живота твоего

    Зароюсь…

    Резво ссыпаются минуты

    С карниза.

    И носятся, носятся вокруг

    Роем.

    Вы – больше

    Приза!

    Ставлю, ставлю на кон

    Звёзды.

    Одну за другой!

    Одну за другой!

    В уши – молчанием:

    Слишком

    Поздно,

    Вы – не мой.

    Луна опешила,

    Желваками ёрзает:

    Оставь хоть что-то

    На надгробный знак.

    Ткнулись губы

    В холодную бронзу –

    Милый

    Враг.

    Не понимаю, что происходит.

    Почему стал тяжёл

    Гранит плеча?

    Вероятно, я вышел,

    Как цилиндр, из моды?

    Мне

    Молчать?

    Прошу: избавьте!

    На всё согласен.

    Только строки

    В жгут –

    Этого прошу.

    Улыбаешься?

    Улыбайся!

    Что?

    Я – шут?

    Электрический треск ресниц –

    Тебе

    Укор.

    Опостылела

    Мне ваша Галактика.

    Солнце! Ты уже здесь?

    Кончен торг –

    Губы

    Бантиком.

    Нечем платить.

    Некому платить.

    Бреду козерогом

    По чёрным дырам.

    Кто это? –

    Встал на моём пути.

    Ты, что ль,

    Лира?

    Мила мне твоя гортань, –

    О чём разговор!

    Да только на что мне холод

    Пустых глазниц?

    Мог бы, но не могу –

    Через забор

    Мелькнувших

    Лиц.

    Время! Остановись!

    Взгляни мне в глаза!

    Я и сам так могу –

    Бежать

    Без роздыху.

    Кто отказал тебе

    В тормозах? –

    Слушать

    Шорохи.

    Базар. Сутолока.

    Безголовый петух

    Килограмма на три

    Идёт в довесок.

    Звёзды проданные

    Превратились в мух.

    Солнце! Солнце!

    Мне нет здесь

    Места.

    Сползу в постель,

    Как сползают с седла,

    Чудом вынесенные

    С поля битвы.

    Жажду – надобно

    Утолять,

    А нету жажды –

    К чему молитвы?

    Луна

    Головою тяжёлой

    Поникла,

    Степь заливая

    Молчаньем морозным.

    Всё,

    Что могло ещё петь,

    Стихло…

    Назад – к звёздам!

    14-15 июля 1990 г.


    Век листопада


    Мне,

    Умеющему одним глазом

    Слизывать слёзы звёзд,

    А другим –

    Расшевеливать крысиные гнёзда –

    Подарит скоро

    Бабушка-Осень

    Золотистую синеву берёз:

    Я –

    Запоздалый внук её,

    Но – не поздний.

    Мне,

    Ни разу не перекрестившемуся

    И не проклявшему – ничего,

    Мне,

    Которому суждено в пустоте

    Искать свою правую руку,

    Выпадет

    На перекрёстке веков

    Оступиться

    Одной ногой

    О нечеловеческую

    Неземную муку.

    В который раз –

    Здравствуй!

    Безмятежное ковыряние в зубах,

    Прозванное почему-то здесь

    Ласково – жизнью.

    Я

    Отошёл в сторону,

    Когда узнал,

    Каким жестоким бывает страх,

    Страх –

    Нести в себе

    Укоризну.

    Откуда

    Такое огромное море

    Дырявых бурдюков?

    Говорят,

    Они претендуют на право

    Называться душами.

    Проказник-Пушкин,

    Давай-ка закатимся с тобой

    В Петергоф;

    Я больше не хочу – слышать,

    Закроем – уши.

    Прохудился и мой

    Дедовский полушубок.

    Помнится, ты и сам

    Бегал за фраком

    К отставному поручику…

    Научусь!

    Конечно же, научусь

    Вытягивать для поцелуев

    Губы

    (Совсем как под свист)

    Изящной

    Трубочкой.

    Мы слишком богаты,

    Чтобы платить оброк!

    Нет во мне больше неприязни

    И нет скорби.

    Из отцовского ружьишка,

    Когда подступает к горлу срок,

    Я люблю осыпать

    Визгливые консервные банки

    Дробью.

    Я знаю, мне не простят

    Горькую усмешку ума

    Дамы и господа,

    Изнурённые

    Заботой о прыщиках.

    А мне дела нет –

    Я ищу!

    Как ищет грешников

    Сатана,

    Следя за чёрной работой

    Могильщиков.

    Знаешь, Боже!

    Мы чем-то с тобой похожи.

    Может быть, тем, что умеем

    Любовью

    Сотрясать стены ада?

    Мы только предчувствуем,

    Но угадать

    Не можем,

    Когда же закончится

    Век

    Листопада.

    26 января 1992 г.

    ***

    Мне снилась Смерть

    Пугливой девочкой;

    Я строил домики

    Песочные,

    Их ветер рассыпал

    Украдкою,

    И девочка

    Тихонько плакала.

    Я озарялся

    В нетерпении,

    Я распылял свой пыл,

    Как пепел;

    И только девочка

    Озябшая

    Смотрела бережно

    И вежливо,

    Пока песок

    Сбегал минутами,

    Покуда Солнце

    Не откланялось.

    Я строил домики

    Песочные.

    Песочные

    Я строил домики –

    Не для людей –

    Для зябкой девочки, –

    Чтоб, улыбнувшись,

    Успокоилась.

    18 ноября 1992 г.




    Категория: Стихи | Добавил: Лиля (19.12.2012)
    Просмотров: 1041 | Комментарии: 2 | Теги: Станислав Осадчий. Век листопада | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 2
    1  
    казалось бы, стихи автора статьи про смерть лирического героя в начале двадцать первого века должны бы продемонстрировать на конкретном примере, как это происходит в рифмованных строчках...
    ан, нет! ничего подобного, лирический герой, ни разу не назвавший себя местоимением "я", никуда не делся. он живёт там, в этих строках, мучается извечными вопросами бытия, объясняется в любви земле, где довелось жить, а заодно и некоторым прекрасным её представительницам. даже, о ужас, продолжает традиции тех, имена которых непроизвольно всплывают в памяти, при чтении чеканных строк с образами не слизанными ни с кого.
    поэзия сама говорит за себя. она доказывает то, что пытаются доказать или опровергнуть, или на что упорно не обращают внимание. поэзия говорит сегодняшним языком о сегодняшнем. поэзия жива. поэзии жить.
    Удачи автору и новых стихов.

    Сеогей Эсте

    2  
    Вы, конечно же, правы, Сергей. Литературный герой не просто жив, а не теряет присутствия духа. В противном случае движение для постижения самого себя (то есть - человека) остановится. Но ареал "жизни" литературного героя заметно сужен. Я бы даже сказал, что Он вынужден вести жизнь в подполье. И именно на это я хотел обратить внимание.

    Спасибо за добрые пожелания, Сергей!

    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика