Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 766 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1535 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (3)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1256 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1218 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1235 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1322 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1453 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Рассказы [58]
Романы, повести, рассказы
Стихи [36]
Стихотворения, поэмы
Повести и романы [13]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11197 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 7804 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 5929 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5447 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4650 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3278 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5447 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3344 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3620 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2776 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1149 | 3 | 55
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1448 | 0 | 79
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1522 | 0 | 96
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1494 | 0 | 140
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2162 | 0 | 379

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (51)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (27)
  • Даун (25)
  • Липовый дождь (22)
  • Я у Ваших ног (21)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 118

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8713
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 690
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Стихи и проза журнала » Рассказы

    Рашида Стикеева. Сватовство


    В начале лета Таньку выдавали замуж. 

    Двор, безжизненный пятак земли  в окружении  четырех пятиэтажек, с редкими кривыми деревьями, рассаженными от подъезда к подъезду, гудел и волновался: Таньку сватать придут! Настоящая сваха придет! Откуда только нашли? Тут все  граждане  охвачены ударным трудом. Страна рапортует …Планы пятилеток сдаются  год от года, а они сваху какую- то придумали!

    Соседям  хотелось знать подробности: что и как, но верный источник отсутствовал. Решено было отправить  разведчика к Танькиному отцу. Папаня этот был  известный выпивоха и матерщин ник. Никого и ничего не боялся, кроме своей родной и любимой жены. Только она имела над  ним безграничную власть.

    Только при ней рот его закрывался сам по себе независимо от количества и качества принятого горячительного напитка.

    А открывался он в любое время суток  опять же  не зависимо от погоды при виде соседки Анны Николаевны, для него она была наглой и хитрой Нюркой. Ругаться добрые соседи могли сутками напролет. Благо Нюрка была уже пенсионеркой, а  ДядьМитя – работал сутки - через двое. Ругались от души и с утра и до вечера с перерывом на обед. Причину столь непримиримых и недобрососедских отношений никто не знал. Все думали, что Нюра знает страшную Митькину тайну. И Митька ее за это хочет извести, свести в могилу, чтоб, значит, и тайна ушла вместе с ней. А пока весь подъезд развлекался, слушая и наблюдая за веселой парочкой. Самое интересное в этой истории то, что с женой ДядьМити – Тамарой отношения у Анны Николаевны были самые, что ни на есть,  добрые, даже, можно сказать, чуткие и нежные.  

    Почти каждым вечером перед приходом дражайшей супруги ДядьМить исчезал ненадолго, потом появлялся в дверях подъезда в чистой  майке, бритый-умытый. Спокойно  кивал соседке, все той же Нюре,  усаживался на скамейку, и важно закуривая, молча поджидал жену со смены. Всегда и везде рядом с ним был дворовый пес Кузьма. В одно время вдруг к удивлению жильцов, правда ненадолго, стал Кузиной, разродившись тремя щенками, но этот факт нисколько не повлиял на дружбу ДядьМити и вновь восставшим из Кузины Кузьмой. Щенков разобрали.

    Весельчак и балагур ДядьМить долго беседовал с псом на разные «половые» темы под окнами своей квартиры, растолковывая несмышлёной особе деликатные стороны дела, где и был подобран вернувшейся с вечерней смены строгой супругой.           

    Накануне днем весь двор был уже в курсе Танькиных жизненно важных  событий. 

    Район был новый. Наспех сданный. Дома – кирпичные пятиэтажки, сверкали новыми блестящими крышами. Подъезды – свежевыкрашенными  входными дверями.

    Стариков мало, детей много, родители молодые, все сплошь стахановцы на соседнем комбинате. И вдруг на тебе – сватовство, сваха …самая что ни на есть настоящая. На дворе конец семидесятых и как такое придумали? Где только взяли!?

    Дело шло к вечеру, но народ во дворе не унимался: волновался  и  с нетерпением  ждал главных  событий.

    Ближе к шести часам во двор вдруг неожиданно въехал ярко красный москвич. Из машины вышла небольшая делегация, центром   которой была немолодая женщина,   во всех отношениях яркая: пергидрольные волосы дыбились над головой, синие веки до самых бровей раскинулись над густо накрашенными ресницами. Откидывая неестественно белые пряди, она тянула за концы накинутый на плечи огромный  цветастый платок, хотя вечер был по-летнему теплым. Сваха громко призывно смеялась, запрокинув  голову, ослепляя взгляды зрителей церемонии  морковной помадой и  золотыми коронками зубов.

    Актерка по-боевому оглядела рабочую площадку, охватывая взором  многоголосый  двор, явно готовясь  к выступлению.

    Вслед за ней тянулись: смущенный жених с мятым галстуком на шее и оттопыренным карманом засаленного пиджака, веселый мужик в смешной кепочке и с большим баяном  в руках. Чуть дальше спокойный пожилой мужчина с цветами  в черном костюме и перепуганная толстушка в яркой косынке.    

    Соседи подтягивались. За тюлевой занавеской первого этажа небольшой Танькиной квартиры метались тени, а из открытого окна неслись головокружительные запахи: пеклось, жарилось и варилось…Ждали сватов.   

    На скамейку, прямо под окнами обозначенной квартиры, с веселыми, но строгими наставлениями, был выпущен и дядьМить. Обласкав  верного Кузю-Кузину, веселый папаша обозначил значимость предстоящего мероприятия:

    – Пропьем сегодня Таньку! Как пить дать пропьем! – и, прищурив левый глаз, начал оглядываться. 

    Из окна выглянула Танькина голова: Ойкнув, исчезла… вновь появилась и вновь исчезла.

    Сваты медленно продвигались в сторону подъезда, переговариваясь и смеясь.

    По мере их  продвижения подтягивалась и зрительская часть, только у подъезда кроме папаши пока никого не наблюдалось.

    Первым не выдержал ДядьМить:

    – Том, а Том… Тамара! – зычно и раскатисто позвал он жену, подтягиваясь всем корпусом к окну. – Люди ждут!

    В дверях подъезда послышались шум, возня, и на одну-единственную ступеньку вывалились взволнованные женщины во главе с Танькиной матерью – Тамарой.

    – Милости просим, гости дорогие! – растерянно зачастила она с порога, разве что не кланяясь. – Милости просим!

    Веселая цыганистая тетка двинулась ей  навстречу, распахнув платок и придерживая его за широкие  концы раскинутыми руками.

    – Мы тут мимо проходили, – певуче выводила хорошо поставленным голосом сваха. – Дай, думаем, заглянем в это окошко! – сделав паузу, она сверкнула глазами, огляделась  и повела дальше свое представление:

    – Да как у вас красный товар, а у нас – молодой купец…  

     

    – Мам, пить дай! – Ритка подпрыгивала на месте от нетерпения. – Мам, ну скорее! Там такой кошмар, такой ужас!

    Молодая Ритина мама вышла  из кухни с чашкой в руках.

    – Какой такой ужас, Рита? Иди, умойся, руки хотя бы  помой…

    – Да вы что, ничего не знаете?

    – А что случилось? – тут и веселый  Риткин папа снизошел до беседы. Вышел с газетой в руках. Встал в проеме двери: молодой, высокий, красивый…

    – Ленкину Таньку сва-та-ют, вот!

    Ритка и Ленка – подружки «не разлей вода». Они вместе ходят в школу в третий класс, теперь уже в четвертый пойдут. Вместе играют в вышибалы, вместе лазают на чердак, куда им строго-настрого запрещено свой нос  девчачий любопытный совать. Вместе подглядывают за Танькиными  женихами, ведут им строгий учет. Везде и всюду  вместе, подружки – ближе не бывает.

    У Лены в семье трое: старшая Татьяна, брат Сергей и Лена – любимица ДядьМитина. Но отца Ленка стеснялась за частые выпивки и непотребное поведение. Матери побаивалась, с сестрой и братом  большая разница в возрасте не роднила, а в Ритиной семье было легко и весело.

    Родители ее были молоды и легко относились к жизни. Никогда не кричали, не пили водку и не пели песен по субботам, не ссорились с соседками.

    Ритина мать носила длинный шелковый халат, ходила по квартире не спеша, придерживая край халата рукой, что для Ленки было удивительно. Её же матушка по субботам и воскресеньям носилась из кухни в ванную безостановочно, одновременно стирая и стряпая. При  этом ругая, на чем свет стоит мужа горе-пьяницу. Слегка, для профилактики, поругивая взрослую дочь за воскресную лень и щелкая Ленку по затылку, если та попадалась под ногу или под  руку. Жизнь в Ленкиной семье была громкой, шумной и небезопасной, норовя на любой ноте скатиться в скандал.

    Жизнь в Ритиной семье текла ровно, весело и  непринужденно. Лене нравилось и там, и там. Она как будто наблюдала два разных кино, выбирая свой вариант для будущей жизни.

    Сандалии не скидывались, пришлось расстёгивать, прыгая по очереди то  на одной ноге, то на другой.

    – Да вы что, ничего не знаете?! Таню замуж выдают, - Рита захлёбывалась водой и впечатлениями. – Сейчас приедут сваты, и все, пропала наша девушка! – слова были  явно подхвачены  во дворе. 

    – Почему пропала, если замуж?! – молодая Ритина мама улыбалась, улыбался и молодой Ритин папа. - Любит ведь, Таня ваша! Так почему ж пропала?! – мать ласково положила  тонкие руки на плечи мужа, и глаза ее засветились счастьем . Про великую  любовь своих родителей Рита знала все.

    Они познакомились после первого курса института, а поженились после летнего сезона стройотряда  того же года. В следующие каникулы Ритин папа поехал один на стройку века – БАМ. Строить Байкало-Амурскую Магистраль, а заодно и заработать на кооперативную квартиру для своих к тому времени двух девочек. Он еще не раз уезжал на заработки, и наконец семья приобрела заветную двушку в новом микрорайоне. Маленькая дочь за это время  подросла, и молодая жена успешно закончила институт. Он очень любил своих девчонок.

    Спустя годы в Ритиной взрослой голове так и не сложилось оправдательного заключения для ранней смерти матери. В тридцать восемь лет, проходя банальное обследование в поликлинике, она случайно, в рентген кабинете, за перегородкой, где переодевалась после сеанса, услышала коротко брошенное врачом: «Гниет… сколько протянет – сама не знает». Придя домой, молодая женщина прилегла на супружескую кровать отдохнуть и больше не встала.

    Всего полгода она проболела скоротечным раком и умерла, оставив врачей, мужа и дочь в недоумении.

    Через  шесть  месяцев, стоя у могилы матери и держа за руку убитого горем отца, разглядывая молодых и веселых материных подруг, Рита поняла всю безысходность и безнадежность  смерти . Не ответив ни на один из вопросов относительно  справедливости, она поплотнее закрыла створки своей души и побежала  дальше по жизни: одной рукой направляя и управляя  своею , Ритиной, жизнью, другой – поддерживая потерявшегося  от горя отца. 

     

    – Началось, началось!!! – Рита наполовину протиснулась через прутья  балкона и развесила уши. Представление набирало силу. Её  любимая подружка Ленка, подпрыгивая на обеих ногах одновременно  от возбуждения и впечатлений,  находилась в редкой толпе родственников у входа в подъезд, между матерью и теткой. Материна сестра, родная Ленкина тетка с высоким начесом на голове и в кримпленовом платье для чего-то крепко держала ее за руку. В окне за легкой ситцевой шторкой маялась невеста Танька. Ей не положено было выходить к сватам, пока не позовут.

    А сваха тем временем…   

    – Я к вам по важному срочному делу: говорят, у вас дочка растет, красивая, какой свет не видывал.

    Вот, спешу сообщить, что я для нее подходящего  жениха нашла. Во всем хорош, всем удался.

    Прошу выслушать меня, я расскажу, почему лучше моего  жениха не найти.

    – Да, как наш  молодой купец! Как красив, умен, силен! – продолжала выводить сваха. Далее шло расхваливание и расписывание молодого жениха по имени Колька. Она искренне старалась.

     По ее словам получалось, что Колька – молодец двадцати одного года от роду, успевший перед самой  армией закончить строительное ПТУ. Не имея ни кола, ни двора, ни приличной профессии, самый что ни на есть подходящий муж для Татьяны. Самый выгодный и самый достойный.

    Согнанный  любопытством народ изумлялся творчеству и мастерству свахи. Уж Кольку Кобякина последняя собака знала во всей округе. Ничего примечательного, значимого и доблестного. А тут выясняется, что Таньке крупно повезло.

    – Жених наш богатый, на зависть другим...

    На дом хватает, своего не упускает.

     Конь вороной, статный, сам жених приглядный.

    Вот какой чесаный, глаженый, в рубашку красивую наряженный.

    Ест за четверых, работает за семерых.

    Трудится исправно, живет один, без мамы.

    Прописан во дворце, две машины на крыльце.

    Расписные палаты, да дюже богатый.

    – Это вам от жениха! – сваха на время прервала свои рулады и повернулась к Кольке.

    Баян замирает, Колька теряется, краснеет всем лицом и ищет глазами Таню. Сваха уверенно берет его руку  с букетом и ведет будущего зятя к будущей теще.

    – А теперь папашу приветствуем… - тут уж Коля уверенно протягивает будущему  тестю бутылку «Столичной» водки. Тамара растроганно хлопает глазами, ДядьМить плотоядно оглаживает  бутылку.

    Картина маслом! Легкое замешательство, все растеряны…

                             

    – …батюшка и матушка, умная семья, пригожие лица, а мы к вам неспроста, вопросом поделиться, –  завелась вновь сваха. – Поговорить ладком, посидеть рядком. Долго мы вас искали, все ноги оттоптали, рученьки устали, в горле жар, в сердце пожар, устанет и молод и стар. Вот прознали, что есть в вашей семье молодушка, дивная лебедушка, девушка красоты неземной, души золотой. А у нас есть купец, добрый молодец. Зажиточная фамилия, владеют целой флотилией. Отец –  важный человек, матушка – бела лебедица, жених – в любом деле сгодится. Мастеровой, с умной головой, не ленив, не спесив, ой как красив! Вот зашли мы дело сладить, судьбу молодца наладить. Устали с дорожки, пустите отдохнуть трошки. Все расскажем, жениха покажем. Понравится, не понравится, вот и спросим вашу красавицу…

    Родители, слегка обалдевшие и изумленные, потеряли последние сомнения – отдавать дочь замуж так рано или придержать еще на  пару годков. У Тамары в голове щелкало, что придется Ленкину комнату отдавать молодым, а  Ленку – в  маленькую, проходную пока... Сын Серега вернется  только  через год из армии, а там война план покажет. У отца перед глазами  мелькали видения о сладких субботних застольях вместе с зятем. Непонятно было только, что творилось  в голове у самой невесты Татьяны.

    Танька была первым и скорым ребенком  в семье. Родители Тамары – крепкие хозяйственники, – не любили  Митяя, так по молодости звали  ДядьМитю. Митяй до смерти любил свою «царицу» Тамару. До смерти… по  науськиванию старших Тамариных братьев в один из вечеров  кто-то изметелил Митяя, не жалея кулаков. Да так, что когда привезли в больницу скорой помощи, врач констатировал смерть. И в тот момент, когда справка о смерти  был заполнена, умерший вдруг открыл глаза. Провалявшись в больничке больше месяца и едва оправившись,  Митяй с Тамарой, взявшись за руки, бежали, куда глаза глядят, а глядели они в Казахстан.

    Здесь, под Алма-Атой, в маленьком городке на берегу искусственного моря был построен комбинат союзного значения. Сюда, как оказалось давно метил Митяй в бригадиры. Здесь полгода спустя родилась их первая дочь Татьяна, еще через год получили комнату в малосемейном общежитии, а потом ...И покатилась жизнь, как у всех советских людей одинаково счастливо.

    ДядьМить никогда не жалел о прошлом, даже в самые  раздорные с любимой Тамарой дни, когда накатывала на Митяя черная тоска, и пил он молча, без простоя и без просыха.

         

    Рита устала сидеть между прутьями, но представление, судя по всему, было в самом разгаре.

    Сваха и пела, и плясала. Говорила стихами и частушками. Ритины родители, постояв немного обнявшись, ушли в комнату. Девочка глазами искала подружку, но подружки не было видно, только высокая теткина прическа колыхалась перед подъездом.

    Подружка тоже мучилась. Она уже и Кузю погладила, и разбитую коленку поковыряла, и ноготь погрызла, пользуясь невниманием  взрослых. Становилось скучно.

    Финал был неожиданным...

    Размахивая своими яркими платочными крыльями, сваха вошла в раж: запела звонко-переливчато, притоптывая ногами… и пустилась в пляс. Гармонист развернул меха во всю ширь. От карусели из яркого платочного пятна и широкой юбки рябило в глазах, в  ушах стоял  громкий звон живой музыки, не хватало медведя на цепочке и цыган. Пахло шумным праздником и великой пьянкой! 

    – Да, итить… твою мать! Сколько же можно людям мозги …ть?! Пора уж обмыть и пропить это дело на хрен!!! – громогласный   ДядьМитин  выкрик  накрыл шум веселой суматохи… и он громко заржал, прижимая к груди бутылку водки.

    Сваха онемела  с открытым ртом. Веселый мужик в кепочке шумно свернул свою музыку. Жених как подавился, вытаращив глаза. Народ оторопел и замер. Митяй, конечно, понял что он что-то не то сделал, но так и не понял что же он все-таки  сделал. От боевого крика в воздухе остался пронзительный петушиный  вопль, как пух и перья от глупого дурашливого бойцового петуха.

    И тут  последовало:

    – Пальто и шляпа, а в шляпе... – громко, старательно открывая рот с редкими мелкими зубами, прокричала Ленка. – Была бы водка, а к водке глотка! – от души, радостно, как на первомайской демонстрации или у себя дома, на кухне, субботним вечером в обществе веселого отца,    продолжала вопить девчонка. Фольклор был явно отцовский – ранней лихой молодости. Чувствовалась крепкая родственная связь. Достойная дочь своего отца стояла горой за нерушимость семейно-субботних  традиции.

    Раздался громкий смачный шлепок, как выстрел: теткина бдительность не подвела,  затем Ленкин  вскрик, и стало тихо.

     

    Солнце  садилось, летняя прохлада накрыла двор. Было слышно, как яростно чешет за ухом дворовой любимчик  пес Кузя, а  Нюрина кошка Муся, урча, умывается на ночь глядя.

    Все уставились на папашу, а он уперся глазами в свою «царицу»,  для уверенности и надежности отводя за горлышко бутылку водки за спину, так, на всякий случай… не стряслось бы чего с ненаглядной… 

    Дочь Ленка, давясь злыми слезами и потирая попу, юркнула за  отцову спину.

     

    – А чё?! Папка по субботам  всегда  сначала матерится, потом  выпьет стопарик, и мы с ним песни поем, –  это она спустя неделю, наказанная матерью, отсидев положенный срок домашнего ареста за плохое поведение, рассказывала Ритке, объясняя свое необоснованное соло.   

     

    Прошло несколько длинных секунд, прежде чем…

    –  Да как же не понравится, да как же, красавица!

    Да таких женихов поискать, не найдешь, хоть сто раз перебрать.

    Молодой, здоровяк, и с иголки одет.

    Пышет силой, не пьет, жить будет сто лет.

    И потомство здоровое будет у них.

    Соглашайтесь скорее, идеальный жених!»

     

    Сказанные невпопад слова сделали свое дело: туго натянутая пауза обмякла, обморок прошел. Толпа как проснулась: прыснул то тут, то там смешок, рассыпался мелким горохом и пропал, перекрытый сильным звучным голосом:

    – Уважаемые хозяева, батюшка и матушка! Принимайте гостя! ….

    Сваха, покачиваясь в такт новой песне, но уже без прежнего темперамента, поплыла в сторону подъезда, за ней – верный аккордеонист  с  ухмылкой на лице и жених со свидетелями. Тамара засуетилась, пропуская сватов вперед, улыбаясь и кивая головой. В сторону же мужа  была выпущена целая артиллерия   испепеляющих взглядов, свою мелкую  младшую  дочь она не нашла в толпе. 

    Поздно вечером Ритина мама вышла на балкон собрать сухое и  развесить мокрое нехитрое дочернее приданое, услышала всхлипы и шепот. На все той же скамейке  сидела усталая расстроенная невеста Танька, рядом – пьяный от счастья  жених Колька. Невеста плакала, икала и сморкалась в большой клетчатый отцовский носовой платок, омывая светлыми слезами свое состоявшееся будущее. Жених сердечно обнимал ее и незатейливо утешал, обещая горы золотые и новую  трезвую семейную жизнь.

     

    Спустя много лет в такой же летний вечер к подъезду подъехала импортная, редко виданная по здешним местам машина, сверкая блестящими крутыми боками, ручками и фарами. В подъезд тихо и незаметно вошли серьезные парни в просторных пиджаках с огромным букетом и многочисленными раздутыми продуктовыми пакетами. Из открытых окон не было слышно оживления. Зато был слышен частый переливчато-счастливый Ленкин смех. Через час все из дома вышли, а вместе с ними – и веселая Лена с небольшим серым чемоданом на колесиках. Багаж погрузили в багажник. А Ленка, ставшая к тому времени просто Еленой Прекрасной,  собравшись исчезнуть за дверью машины, оглянулась и без сожаления, весело помахала постаревшей матери, глядевшей из окна:

    – Пока, мама! Я позвоню…

    Машина плавно двинулась вперед. Двинулась и она в свою новую сытую незатейливую благополучную семейную жизнь.

     




    Категория: Рассказы | Добавил: Лиля (25.01.2014)
    Просмотров: 1226 | Теги: Рашида Стикеева. Сватовство | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика