Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 2651 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 2135 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1736 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1663 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1677 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1765 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 2106 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Рассказы [58]
Романы, повести, рассказы
Стихи [35]
Стихотворения, поэмы
Повести и романы [13]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 13129 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 8725 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 7410 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 6316 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 5738 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 4137 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3989 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3925 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 6316 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 3313 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1684 | 3 | 81
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1958 | 0 | 99
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 2008 | 0 | 117
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1918 | 0 | 161
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2604 | 0 | 402

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • План рассказа (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 124

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 657
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 6534
    Новостей: 1073
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 434
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Стихи и проза журнала » Повести и романы

    Зира Наурзбаева, Лиля Калаус. В поисках Золотой чаши. Приключения Бату

    Глава 1
    Таинственный гость

    Сравнительные характеристики фильма и книги. Пацифисты ввязываются в неприятности. 
    Змеиная тактика Скорпиона. Дана побеждает в битве со Злом. Знакомство Бату с Аспарой. 
    Неужели призрак?


    Возвращаясь из школы, Саша и Бату опять всю дорогу обсуждали последний фильм про Гарри Поттера. 
    – Понимаешь, он, конечно, классный, спецэффекты, графика компьютерная – отличные, но книжка все же лучше! – Саша солидно поправил круглые очки, все время съезжавшие на кончик курносого носа.
    – Да чем лучше-то? – Бату рассеянно оглянулся, прибавил шагу, – Вечно ты умничаешь, Сашка!
    – Да ты вообще – читал пятый том? Про орден Феникса? – обиделся Саша.
    – А чего читать... В кино и так все покажут, – Бату снова оглянулся, – Пошли быстрее, меня бабушка ждет.
    – Бабушка? Ну и что? – удивился Саша. – Ты маленький, что ли? 
    – Сам ты... Маленький... – Бату вздохнул. 

    Сегодня у Бату был тяжелый день. Училка по истории влепила ему «пару», да еще замечание в дневник написала, родителей вызвала. Потом, правда, повезло немного – удалось незаметно выскользнуть из школы, но это еще совершенно ничего не значит. По своему горькому опыту Бату знал, что Скорпион никого так просто не отпускает. Надо быстрее добежать до дома, а этот очкарик опять завел про своего любимого Поттера.

    – Ты пойми, в книге сколько всего – и все подробно, как Гарри учится, какие уроки у них в Хогвартсе, какие учителя, какие волшебные животные там живут, что другие дети делают, даже заклинания настоящие...
    – Ага, настоящие... Ты что, сам пробовал? – засмеялся Бату, на минуту забыв о своих неприятностях.
    – Я же не о том! – вспыхнул Саша, веснушки ярче выступили на его круглых щеках, – А хоть бы даже и пробовал! Интересно же...
    – Что, перышко в воздухе летало? Гиппогрифа оседлал? Или корень мандрагоры заплакал? – потешался Бату. – Ну ты и гонишь! Тоже мне, волшебник нашелся! 

    Сашка, конечно, обиделся. Надулся, зашагал молча. Ну и пусть. Все равно, сказки всякие про волшебство с магией – это все ерунда для малышей. А он, Бату, уже совсем взрослый. Что, взрослые много книжек читают? А вот и нет, у них и без того дел много. К тому же Бату искренне полагал, что нормальная книга не может быть такой толстой, как книжки этой Роулинг, да еще напечатанной мелкими буквами. Такую книжищу и к старости не дочитаешь, то ли дело кино – два часа всего, да еще попкорну наешься, кока-колой запьешь... И уже всё-всё знаешь! Ну, может, и не всё, но... 

    – Ну вот скажи, – воскликнул вдруг Саша – как можно такую толстенную книгу в один фильм засунуть?! Это ж сколько сократить пришлось!
    – Вот-вот, – радуясь отходчивости друга, подхватил Бату – А зачем тебе все остальное нужно-то? В жизни важно ухватить главное! Так мой папа всегда говорит.
    – Ну и очень глупо говорит! – запальчиво продолжал Сашка, размахивая руками, – Вот, например, Гермиона, она же не просто зубрилка какая-то, она очень честная и справедливая...

    Бату, не забывая кивать и поддакивать другу, севшему на любимого конька, вновь задумался о своей грустной судьбе. Сегодня Бату опять не смог принести в школу дань, потому что мама уже неделю лежала в роддоме, а папа считал, что карманные деньги портят детей. В отчаянии Бату попробовал утром подкатиться к ажеке-бабушке, но она, уважая авторитет сына,  впервые в жизни отказала внуку. И сама чуть не заплакала от огорчения, так что Бату почувствовал себя настоящим подлецом. Где же взять эти проклятые деньги?  А еще счетчик... Сколько там уже натикало? Вдруг и маминых не хватит?! Бату аж вспотел от этих ужасных мыслей. Ну ничего, вот мама выйдет из роддома, он выпросит у нее побольше, может, все и обойдется... Совсем некстати в памяти всплыли загорелые до черноты, огромные, с ороговевшими костяшками, кулаки Кайры. 

    Кайра, конечно, очень сильный, настоящий громила, как в боевиках. Но Бату почему-то больше боялся Скорпиона, его подлой ухмылки, его наглых, навыкате, болотно-зеленых глаз. Боялся давно, еще с детского сада. Этот страх Бату не мог объяснить даже самому себе: Скорпион был гораздо ниже ростом, такой же худой, наверняка не слишком сильный. Хотя кто его знает, они ведь ни разу и не дрались. Скорпион сам рук не марает, за него Кайра все делает... Бывают же такие мелкие гадины – куницы, выдры всякие. Короче, Том Редл отдыхает.

    Сегодня Скорпион, гнусно хихикнув, сказал на истории: «Батон, раз бабок не принес, придется тебя проучить. Когда училка спросит, не вставай. Сиди и вращай глазами – вот так, понял?» И он закатил свои противные глазки под лоб, так что остались видны одни только белки. Пришлось послушаться... Бату вздрогнул от омерзения. В результате учительница вызывает родителей в школу.
    – ...И вот она решила защитить этих бедных гномов, домовых всяких, они же бесправные совсем, все их обижают, заставляют работать бесплатно, а другие все волшебники, даже Гарри твой любимый, даже сам Дамблдор – вообще про них не думают! Разве она не молодец? Нет, конечно, с Вольдемортом тоже надо разобраться, но...

    Вот болтает. Прямо, не остановишь. Бату и сам рад был бы так гладко болтать – очень это у доски пригодилось бы. Между прочим, Сашке самому это не помогает ничуть – он стесняется ужасно, вечно мямлит, заикается, больше трояка за устный ответ в жизни не получил, хоть и умный, как директор школы. Мелькнула мысль: почему же именно его, Бату, а не Сашку, к примеру, или еще кого-нибудь из класса Скорпион с Кайрой достают?! Сашка вообще слабак, на физ-ру даже не ходит из-за зрения... Тут Бату стало стыдно своих мыслей. То ли от этого стыда, то ли от того, что весеннее солнце, наконец, вошло в силу, ему стало по-настоящему жарко. Он расстегнул куртку, стянул шапку и сунул ее в карман. Саша, не замолкая, тоже сдвинул бейсболку на затылок, так что светлые вихры его упали на лоб. Лезет же в голову всякая фигня! Бедный Сашка, у него ведь даже отца нет, только мама и братик маленький, он и в буфет никогда не ходит, экономит вечно на книжки свои… 

    Они уже вошли во двор. Просторный, квадратный, тихий – взрослые однажды постановили на общем собрании, что у них во дворе никто не будет ставить машины и строить гаражи. Лишь в самом углу притулился старый, еще с допотопных времен кирпичный гараж.  Так что все дети, и Бату с Сашкой тоже без проблем катались на велосипедах и роликах, играли прямо на тротуаре. Но сейчас во дворе было пусто. Даже на совершенно сухой, как летом, футбольной площадке никого не было, только громко, как паруса, хлопали на свежем ветру чьи-то простыни, вывешенные на просушку за трансформаторной будкой. Кое-где в тени все еще лежали сугробы, от них тянуло сыростью и острой кошачьей вонью. Бату невольно поежился. А Саша, замедлив шаг у своего подъезда, торопился досказать:

    – ...Так что я лучше книжку два раза подряд прочитаю, чем...
    Дальше Бату друга не слышал, потому что кто-то бесцеремонно схватил его за плечо. Конечно, это был Кайра, а рядом отвратительно скалился Скорпион. 
    – Ну, что скажешь, Батон?

    У Бату сразу же заболел живот. Он жалко залепетал:
    – Ну ребята... Да ладно... Я же завтра принесу... Честное слово...
    – Отстаньте от него, – попытался было вмешаться Саша, но Кайра оттолкнул его в сторону. Сашка неловко сел в грязный сугроб, круглые «поттеровские» очки, сверкнув на солнце, плюхнулись рядом.
    – Ну ты, ботан, не лезь, понял? – грозно рявкнул на него Скорпион. – А ты, червяк, будешь наказан!

    Одним рывком Кайра отодрал рукав почти новой куртки Бату.
    – Ай-ай-ай, Батон, гляди-ка, у тебя куртка порвалась! Что ж ты так неосторожно... Смотреть надо, куда идешь! – глумился Скорпион. Кайра  довольно гоготал. – Ну ничего, бабулечка зашьет, бабулечка внучика лю-у-у-убит... Пусть бабулечка внучику бабок даст, а то завтра мы ему ухо отрежем! Да, Кайра? Вот бабулечка удивится, когда внучика одноухого увидит... – Скорпион потянулся к Бату.
    Тот, ошалев, схватился за ухо:
    – Ты что, дурак!

    Скорпион ощерился и вдруг выхватил из кармана что-то длинное, пёстрое, резко сунул Бату в лицо... Тот вскрикнул – это была резиновая змейка, очень похожая на настоящую.
    – Хамишь, Батон? Вот тебе подружка! Не потей, придурок!

    Мальчишки заржали и собрались было уходить. Но с Бату происходило что-то странное. Налетевший вдруг с гор холодный ветер коснулся его макушки, поднял дыбом густые темные волосы. В ушах зазвенело, идиотский хохот Кайры доносился глухо, как через толстый слой ваты. Темные силуэты Кайры и Скорпиона на нестерпимо сверкающем белом фоне заслонила ставшая вдруг огромной змеиная голова. Ее зеленые, как у Скорпиона, глаза с черными вертикальными зрачками смотрели спокойно, будто оценивая... Гипнотизировали...

    – Наг-г-айна, – едва слышно прошептал Бату.
    Змея вдруг оглушительно зашипела, закачалась, разинув пасть, высунула лаковый раздвоенный язык... Почти теряя сознание от ужаса, Бату попытался вспомнить хоть слово из тех, что Гарри Поттер произнес, когда дрался с гигантской коброй Малфоя. «Но это же просто фильм,  сказка для маленьких! Человек же не может разговаривать со змеей!», – замелькали судорожные мысли. И вдруг зеленые глаза кобры стали черными, моргнули совсем по-человечески, и морок исчез.

    – Д-да-н-на... – еле выдавил все еще бледный Бату. 
    – Ах вы, уроды!! – мелькнул знакомый силуэт, раздался звучный удар, потом еще... 
    – Данка! – крикнул Сашка, с трудом выдираясь из сугроба, – Дай им!
    Бату медленно приходил в себя, ошарашенно мотал головой... А Дана тем временем еще раз как следует пнула Кайру под коленку, так что он, взвизгнув, брякнулся в вонючую лужу, левой рукой выдернула из рук обалдевшего Скорпиона игрушечную змейку, а правой хорошенько двинула его в грудь футляром домбры. При каждом движении ее туго заплетенные черные косички подпрыгивали в воздухе. 
     

    – Бату! Эй! Очухался? Сашка! В подъезд!
    Как бы мимоходом приложив футляром домбры поднимавшегося на ноги Кайру, Дана потащила Бату за собой. Сашка торопливо ковылял сзади.

    Взлетев сразу на два лестничных пролета, Дана остановилась, поджидая друзей. Сашка и Бату, тяжело дыша, бежали вверх по ступенькам. Кайра и Скорпион что-то кричали им вслед, грозились, но подниматься не спешили. Вскоре их голоса затихли, хлопнула подъездная дверь. Дана повернулась к Бату,  взмахнула резиновой змейкой:

    – Ты этого испугался? Да?! И не стыдно тебе?
    – Дана, они куртку ему порвали, – пыхтя, проговорил Сашка, – И ухо грозились отрезать... Представляешь?
    – Ничего себе! – Данка нахмурилась, – Что-то они совсем распоясались, хулиганье. Бату, тебе надо отцу сказать!
    – Вот ещё... – Бату отдышался и неприязненно глянул на соседку и старинную подружку, – Зря ты на них набросилась. Я бы договорился. А теперь... Ты хоть понимаешь, как мне завтра в школе достанется?
    – Ой, прекрати, а? – поморщилась Дана. – Когда ты только трусить перестанешь? Твоя мама столько денег в секцию каратэ перетаскала, а ты все такой же слабак. Бату побагровел:
    – Я не трус!  Я... Просто я не могу ударить человека. Мы – пацифисты. Тебе этого не понять. Скажи, Сашка!

    Саша пожал плечами и отвел глаза в сторону.
    – Ага, я не трус, но я боюсь, – издевательски отчеканила Дана, – Эх вы, мальчишки называются...
    Саша криво улыбнулся и сказал:
    – Ладно, я пошел. До завтра, ребята.

    Когда его шаги затихли на лестнице, Дана шумно вдохнула воздух, в котором явственно ощущался упоительный запах жареного теста, и примиряюще сказала:
    – Классные баурсаки у твоей аже...

    Бату дернул плечом и молча начал подниматься на свой четвертый этаж. Дана пошла следом – они были соседями по лестничной площадке, ровесниками, только учились порознь: Дана каждый день ездила в музыкальную спецшколу. Еще Дана преданно заботилась о трех младших братьях, была любимицей бабушки Бату и никогда без её баурсаков не оставалась.

    Ребята поднимались по лестнице, думая каждый о своем. Бату покосился на Дану: та погрустнела, на лицо ее как будто легла темная тень... «Это она свою аже вспомнила!», – догадался Бату. Бабушка Даны умерла почти год назад. Бату видел ее всего один раз, когда она приезжала из аула навестить дочь и внуков. Смуглая, как Дана, худенькая и очень энергичная, она казалась всем совершенно здоровой, наверное, поэтому ее скорая болезнь и смерть так поразили и семью, и всех, знавших ее. Особенно тяжело уход  бабушки пережила Дана, она много времени провела с ажекой в раннем детстве, горячо ее любила, была даже как бы ею удочерена. Говоря об этом, ажека упомянула странное выражение «бауырына басу». Бату представил эту странную картинку: сухонькая старушка «прижимает к печени» Дану, но ажека объяснила Бату, что у казахов «бауыр» – печень – символизирует кровное родство, это слово также означает «брат, близкий родич», а когда дедушка и бабушка усыновляют или удочеряют старшего из внуков или старшую внучку, это и называют «бауырына басу». 

    Всегда жизнерадостная, временами даже чересчур бойкая Дана изменилась до неузнаваемости после похорон бабушки. Ее мама как-то за чаем долго говорила о ней с бабушкой Бату. Бату не слишком внимательно вслушивался в их длинный взрослый разговор, к тому же говорили они по-казахски, но уловил, что речь шла о снах, каких-то странных снах Даны.  
    Шагая через ступеньку, Дана быстро поднялась по лестнице и стала открывать дверь квартиры. Бату нехотя позвонил в свою, стянул куртку и свернул ее так, чтобы полуоторванного рукава не было видно. Дверь ему открыла бабушка. Запах баурсаков затопил подъезд..

    – Құлыным – жеребенок мой. Пришел наконец, – ласково сказала бабушка, легонько погладив Бату по щеке. 
    – Саламатсыз ба, әже? – поздоровалась с ней Дана.
    – Саламатсың ба, айналайын, – ответила ей бабушка и заторопилась на кухню. – Как ты, ботам – верблюжонок мой? Все нормально? Будем сейчас чай пить. Данажан, ты тоже приходи.

    Шагнув  на широкий порог между двойными дверями, Бату швырнул в угол прихожей свернутую куртку, захлопнул внешнюю дверь, потом неторопливо сполз по ней спиной. Почему-то ему всегда, несмотря на запреты бабушки, нравилось сидеть вот так, вытянув ноги, на пороге. Он достал из рюкзака дневник с изображением Золотого человека на обложке, открыл страничку, изуродованную алым росчерком учительницы, и пробормотал задумчиво:

    – Может, ажеке дать на подпись?
    Бабушка выглянула из кухни:
    – Бату, қанша айтам, табалдырықта тұрма! Сколько раз тебе говорить, не стой на пороге!
     Бату закрыл дневник и, обращаясь к Золотому человеку на обложке, со вздохом сказал:
    – Твоя бабушка тебе тоже, наверное, твердила целыми днями: не стой на пороге, не распирай косяк! 
    И вдруг бронзовое лицо на рисунке улыбнулось:
    – Да, все бабушки так говорят!

    Бату изумленно уставился на обложку своего такого привычного, порядком уже потертого дневника. А стоящий на барсе Золотой человек вдруг шевельнулся, как бы отделяясь от плоскости картона. Бату зажмурил глаза и потряс головой, пытаясь отделаться от фантастического видения. Но видение исчезать и не собиралось: открыв глаза, Бату увидел перед собой смуглого кареглазого мускулистого подростка. 
    – Ты...Ты... кто? Ты откуда?..

    Незнакомец весело рассмеялся, мотая головой. Одет он бы очень странно: запахнутая куртка с короткими рукавами, перетянутая кожаным ремнем с серебряными бляхами, под курткой – серая рубаха, на ногах – кожаные штаны и сапожки, тоже из мягкой кожи. Еще чуднее была его прическа: три длинные черные косички на макушке и висках, еще две – на затылке.
    Из кухни выглянула бабушка. Незнакомец бесшумно шагнул в угол прихожей и приложил палец к губам.
     –  Разве у нас гости? Бату, с  кем ты разговариваешь?
    – Никого нет, ажека, это я просто так, сам с собой, – в растерянности проговорил Бату.

    Бабушка вернулась к плите. Бату оглянулся на незнакомца:
    – Ты кто? Как тебя зовут? Откуда ты взялся? 
    Но в прихожей никого не было… Да что ж с ним такое делается сегодня? Галлюцинации какие-то! Может, он заболел? Сказать ажеке или не сказать? Бату невольно представил, как испугается бабушка, как с плачем будет рассказывать об этом отцу, как отец, который и так переживает из-за мамы, нахмурится, станет нервно барабанить пальцами по столу… А что потом? Поход в больницу? Ой, нет… Бату решительно толкнул дверь в свою комнату. Ничего он никому не расскажет. Мало ли – может, у него витаминов в организме не хватает, вот и мерещится всякая ерунда. Само пройдет.

    В своей комнате Бату первым делом кинул на пол рюкзак, потянул через голову школьный галстук.
    – Ты спросил, кто я такой и откуда я взялся? – вдруг услышал он тихий голос за спиной. Бату сильно вздрогнул, ноги его вдруг ослабли, и он плюхнулся на так и не убранную утром постель…
    Незнакомец прошел мимо него, звякнув своими бляхами-камар, неторопливо уселся на коврик по-турецки.
    – Мое имя – Аспара. А вот откуда я взялся, объяснить труднее. Можно сказать, с обложки твоего дневника. Можно сказать – из параллельного мира.

    Бату машинально глянул на дневник, небрежно брошенный рядом. На его обложке Золотой человек по-прежнему стоял на спине барса, но вот вместо лица…  Вместо лица у него была пустота! Только глупо топорщились усики и борода, которые Золотому человеку Бату пририсовал еще осенью, скучая на очередной «Родной литературе». Вообще-то, Бату не нравился купленный мамой дневник, и, разрисовывая обложку, он втайне надеялся, что ему разрешат заменить его на более стильный. Из этого хитроумного плана ничего, кроме двойки за поведение, не вышло. 

    – Так ты… Ты пришел из… Параллельного мира? – охрипшим вдруг голосом спросил Бату
    – Знаешь, если отсюда ехать на восход солнца, попадешь в город Есик. «Есік»  означает «дверь». Это и есть – Дверь. Особое место. Там… Там, в кургане, похоронено мое тело…

    Бату вспотел от страха:
    – Пох-хоронено?.. Так ты – п-призрак?!

    Глава 2

    На пороге

    Разговор двух воинов. 
    Преимущества рукопашных видов борьбы. Как пройти через Дверь? Бату добывает домбру.  Дана осваивает 
    шпионскую технику.  
    Аспара рассказывает древнюю легенду. Бабушкин секрет. 
    Бату отправляется в путь.


    Аспара весело рассмеялся, и сразу стало понятно, что никакой он не призрак. Но Бату все еще робел. Тогда гость сказал:
    – Дотронься до меня! Боишься? Я не кусаюсь!

    Бату осторожно дотронулся до руки Аспары. Рука была теплой. Бату невольно перевел дух. Аспара продолжал:
    – Ты знаешь, почему твоя бабушка запрещает тебе стоять на пороге? Потому что любая дверь может оказаться Дверью в другой мир. Когда ты стоял на пороге – ты стоял на границе миров. С порога ты обратился ко мне, вот я тебе и ответил! Тем более, сегодня – особенный день. И у тебя – особенное имя.
    – Что за день? И что за имя?
    – Забыл? Завтра Новый год, Наурыз – день Весеннего равноденствия.  Сейчас  Дверь между мирами открыта. А имя у тебя... – 

    Аспара вдруг с уважением посмотрел на Бату. 

    – Никогда не видел, чтобы такой маленький мальчик уже получил настоящее воинское имя. У тебя, конечно, и боевой пояс  «белдік» есть?

    Бату ничего не понял. В обычной ситуации  выражение «маленький мальчик» страшно возмутило бы его. Но видеть чуть ли не восхищение во взгляде этого странного парня, к тому же, почти на голову выше его самого, было очень приятно. Поэтому Бату расправил плечи и небрежно бросил:

    – Конечно. У меня уже несколько поясов есть – белый, желтый... Недавно на турнире получил черный пояс, семнадцатый дан.
     На самом деле о данах у Бату было самое смутное представление, и даже желтый пояс ему вряд ли светил: несмотря на хорошую растяжку и выученные за два года ката, во время спаррингов Бату побеждал любой новичок. Но Аспара этого знать не мог. Видя неподдельное уважение в его глазах, Бату разошелся. Сделав «страшное лицо», он начал выполнять движения, как учили на тренировках, нанося воображаемому противнику резкие удары на выдохе.

    – Никогда бы не подумал, что ты такой опытный воин! 
    Подозревая подвох,  Бату искоса глянул на гостя. Но Аспара, казалось, говорил совершенно искренне. Он смущенно показал на свой пояс и продолжил:
    – А я только-только получил настоящий боевой пояс и погиб в первом же бою. Даже имя у меня осталось детское... Я родился, когда мы кочевали у горы Аспара . В честь нее меня и назвали.

    В этот момент Бату нанес ногой воображаемому противнику страшный удар ногой, одновременно вскричав «Кийа-а-а!», потом поклонился в разные стороны и, отдуваясь, упал на кровать.

    Аспара уселся рядом на ковре по-турецки:
    – Ты на чем лучше сражаешься, на копьях или на мечах? А может быть, ты лучник? 
    – Я дерусь без оружия! Голой рукой сломаю и меч, и копье, на лету поймаю стрелу! – хвастливо заявил Бату. 
    – Знаешь, за эти две тысячи лет все так сильно изменилось... Нас учили, что настоящий воин сражается пятью видами оружия, что прикоснуться рукой к телу врага – позор для воина, что голыми руками дерутся между собой только безоружные землепашцы и торговцы. Еще я думал, что ловить стрелы рукой невозможно, что это сказки, которые китайцы рассказывают легковерным дурачкам. Как мне повезло! Нашел такого товарища, настоящего воина-батыра! – Аспара вздохнул, зажмурился и склонил голову.

    – Это точно! – раздув щеки, подтвердил Бату. – Это тебе повезло, конечно! Слушай, Аспара, а  мне можно пройти через ту Дверь?
    – Конечно. Когда настанет твой последний час... Ну, или когда получишь посвящение в воины, или шаманы, или музыканты. Да что это я! Ты ведь, конечно, уже получил посвящение в воины?

    Бату сразу же представилась картинка: огромный, украшенный разноцветными  штандартами зал, две шеренги рыцарей стоят вдоль ковровой дорожки, ведущей к золотому трону, на троне сидит монарх в короне и горностаевой мантии, подозрительно напоминающий карточного короля. По дорожке к трону идет он, Бату, громыхая тяжелыми доспехами. Вот он преклонил колено у подножия трона, король положил ему на плечо сияющий меч... Картинка выглядела не слишком убедительно, к тому же коленопреклоненный Бату повернул голову и незаметно подмигнул своему двойнику за кадром. 

    – Хм-м… А по-другому нельзя? Просто глянуть одним глазком, а?
    – Конечно можно, – покладисто кивнул Аспара, – Неси скорей кобыз или домбру! .
    – Зачем? – озадаченно спросил Бату.
    – Я научу тебя специальному кюю Порога, он называется «Табалдырық Қосбасар» , встанешь на пороге, сыграешь и…

    Бату уже понял, что на экскурсию в мир, откуда пришел гость, билет купить не так-то просто. В последний путь отправляться как-то не хотелось, пролезть в шаманы или воины ему тоже вряд ли удастся. Ну а насчет этого, как его, кюя Порога… Так во время уроков музыки, когда все одноклассники пели хором, учительница обычно просила Бату не кричать так громко. Да, положеньице…
    – У нас дома нет домбры. Кобыза тоже нет, – заявил он. 
    – Да-а-а? Странно! Воинское имя и пояс уже получил, а посвящения в воины до сих пор не прошел, домбры дома нет, кобыза нет! – 

    Аспара в недоумении почесал лоб.
    У Бату окончательно испортилось настроение. В кои-то веки нашелся человек, смотревший на него с восхищением. К тому же старше по возрасту. И вот уже все закончилось. Гость внимательно глянул на него и примиряющее сказал:

    – Ладно, не обижайся. Речь ведь не о твоей прогулке. Мы вместе должны сделать одно важное дело. И без путешествия в другой мир нам не обойтись.
    – Какое дело? – оживился Бату.
    – Я должен найти Золотую чашу! Я надеялся, ты мне поможешь…
    – Мы будем искать клад? – задохнулся Бату. – Классно! Как в «Пиратах Карибского моря»! И мне как раз нужны деньги! Но при чем тут домбра?

    – Ну, с помощью домбры мы бы …
    – А, понял, домбра – это такой портал, как в «Гарри Поттере»! – перебил его Бату, – Эй, погоди! Придумал! Сейчас!
    Бату пулей выскочил на  лестничную площадку и позвонил в соседнюю дверь.
    – Чего тебе? – неприветливо спросила Дана.
    – Данка, будь другом, дай мне твою домбру на полчасика!

    – Обалдел, что ли? – удивилась Дана, – Даже и не мечтай! – она потянула на себя дверь. Бату взмолился:
    – Даночка, пожалуйста, мы ведь с тобой дружим с рождения! Я, может, тоже хочу учиться играть на домбре, как ты. Дай, а?
    – Так я и поверила, – хмыкнула Дана, – Тебе ведь медведь на ухо наступил! Ладно, – неожиданно сдалась она, – Погоди, принесу. Странный ты сегодня какой-то, Бату. 

    Бату нетерпеливо переминался на лестничной площадке, наконец, Дана вынесла лакированный футляр.
    –  Смотри, осторожней там, еще инструмент испортишь.
    – Ага! Спасибо! – прокричал Бату и рванул домой.
    Внимательно поглядев ему вслед, Дана пробормотала себе под нос:
    – Что-то тут не так… Ладно, сейчас узнаем!

    Она вернулась в свою комнату, достала из ящика стола древнюю слуховую трубку, которой пользовался еще ее прадедушка-врач аж в позапрошлом веке, и приставила ее широким раструбом к стене, общей с комнатой Бату.

    Довольный Бату в этот момент как раз открывал футляр.
    – Вот тебе домбра, держи! Поехали скорей за кладом!

    Дана удивленно ахнула и ближе приникла к стенке.

    Аспара осторожно принял в руки данкину домбру, не спеша, осмотрел ее, провел пальцем по грифу и задумчиво сказал:
    – Красивая... Блестит как-то странно… Вот только лады некоторые пропущены.
    Прижав левой рукой лад в верхней части грифа, Аспара правой ударил по струнам и прислушался. Затем он начал настраивать инструмент, левой рукой подкручивая колки , а правой перебирая струны. 
    –  Струны тоже странные, жесткие. А колки слабые, спускают. Хозяин плохо ухаживает за своей домброй, надо же колки мелом натирать. 

    Хотя Бату торопился отправиться за кладом, эти слова Аспары он постарался запомнить, чтобы при случае уколоть Дану. Еще во всей этой ситуации его удивила та опытность, с которой Аспара обращался с музыкальным инструментом. Как будто бы он был не воином, а музыкантом. Наверное, это его хобби, подумал Бату, вспомнив свою  позорно закончившуюся попытку научиться играть на гитаре. Тем временем Аспара закончил настройку инструмента.

    – Вот вроде бы  шыңырау-перне , но вибрация… Что-то с ней не так.
    Чувствуя, что увлекательное путешествие опять откладывается, и, начиная раздражаться, Бату разозлился:
    – Какая еще шынырау? Поехали, тебе говорят!
    – Шыңырау – это другое имя Самрук. Самрук знает все на свете, я хочу посоветоваться с ней.
     У себя в комнате Дана отодвинулась от стены, рассеянно покрутила трубку в руках:
    – Клад? Шыңырау? Кто это там, у Бату? Надо посмотреть!
     

    Она вышла на длинный балкон, опоясывавший весь этаж. Другие соседи давно уже застеклили свои части балкона, но между балконами Даны и Бату все еще стояла символическая решетка. У их отцов все как-то руки не доходили заняться разделением территории, а может быть, и потребности такой они не чувствовали, так и жили почти одной семьей. Маленькими детьми Дана и Бату постоянно лазали друг к другу в гости, став постарше, пользовались этим путем, чтобы попасть домой, когда забывали или теряли ключи. Конечно, уже с трудом, но Дана все же смогла протиснуться сквозь прутья и осторожно заглянула в окно комнаты Бату. Какой-то парень у него… Незнакомый… Странный… Дана замерла, прислушиваясь к их разговору.

    – Да где же этот твой клад лежит? А чаша, правда – золотая? Как мы ее добудем? –допытывался Бату, слегка даже подпрыгивая от нетерпения.
    – Понимаешь, это не совсем клад. А Золотая чаша – это самая дорогая чаша в мире, и не потому что она из золота... Её еще надо найти! – Несмотря на очевидное раздражение Бату, Аспара начал обстоятельно объяснять. – Понимаешь, очень, очень давно, много  тысяч лет назад, когда люди еще не строили дома, не умели пахать землю, не приручили животных, а только собирали дикие плоды и охотились…
     

    – А, знаю, это называется первобытный строй! – оборвал его Бату. 
    – Не перебивай, – спокойно попросил Аспара и напевно произнес:

    – Итак, очень, очень давно, много тысяч лет назад, когда люди еще не строили дома, не умели пахать землю, не приручили животных, а только собирали дикие плоды и охотились, как-то раз, перед самым праздником Наурыз, ночью с неба упали, светясь, несколько золотых предметов. Это увидели сыновья охотника Таргитая  Липоксай, Арпоксай и Колаксай.

    Они сейчас же бросились в степь и скоро нашли место падения. На земле лежали золотые вещи: Плуг, Ярмо, Секира и Чаша. Липоксай первым хотел поднять эти предметы, но золото вспыхнуло огнем. Потом Арпоксай потянулся к ним, но пламя вновь взвилось до небес, так что он чуть не обжегся. Когда пришла очередь младшего брата Колаксая, пламя вдруг погасло, и Колаксай спокойно поднял золотые вещи и отнес их к себе домой. Люди посчитали это небесным знаком и признали Колаксая своим царем. Знай, Бату, великий Колаксай – мой благородный предок. 

    Благодаря золотому Плугу, Ярму и Секире люди научились пахать землю, пасти скот, строить дома, выделывать металл, обучились и другим ремеслам и искусствам. Но самым драгоценным сокровищем из всех была, конечно, Золотая чаша. Простая вода, которую в нее наливали, превращалась в чудесную. Тот, кто выпивал глоток такой воды из Чаши, становился мудрым, честным и справедливым. 
    Все люди, все народы собирались вместе на праздник Нового года – Наурыз. Они вспоминали о чудесном подарке, прощали друг другу обиды, мирились. Во время праздника Наурыз чашу пускали по кругу, все пили из нее, и вода в ней никогда не заканчивалась. С чашей в руках каждый человек должен был рассказать о самом важном, что произошло в его жизни за год. Если человек говорил неправду, хвастался, чаша сама поднималась вверх, и лгун не мог отхлебнуть из нее.

    Тут уставший от длинного рассказа Бату подумал: «Лишь бы маме такую не подарили на праздник». А вслух спросил:

    – Так что же случилось с этой волшебной чашей?
    – В ночь перед праздником священные реликвии, упавшие с неба, выносили из царской юрты. Наследник царя, обязательно один, верхом на коне, брал их и отправлялся в безлюдную степь, туда, где они были найдены, там он раскладывал на земле Дары Неба и сторожил их до утра. Он не должен был спать до самого рассвета. Утром он возвращался обратно, и собравшийся народ приветствовал его. Начинался пир. Так продолжалось много тысячелетий, каждые двенадцать лет…

    – Зачем? Зачем носить дорогие вещи куда-то в степь, ночевать с ними там? – спросил Бату.
    Аспара помолчал, потом тихо сказал:

    – Есть такая старинная загадка, может быть, твоя бабушка тебе ее загадывала : 
    Одинокое древо 
                            в безлюдной степи
    Дары драгоценные 
                                прячет в ветвях,
    Четыре из них я выбрал себе –
    Плуг и Ярмо, Топор и Черпак. 

    Отгадка такая: Безлюдная степь – это ночное небо, Одинокое дерево – небесные звезды. Чаша или Черпак – это звезда древнего охотника Ориона или, по-казахски, Аргымергена,  Топор – это Сириус, Плуг и Ярмо – звезды из созвездия Плеяды, вместе казахи называют их «Уркер». Весной  эти звезды исчезают с нашего неба, спускаются на землю, и тогда начинается Новый год. Упавшие с неба золотые предметы, встречаясь со своими небесными братьями в эту ночь, должны были набраться новой силы, чтобы затем дарить ее людям.

    Но случилось однажды так, что собравшиеся на Наурыз люди не дождались царевича и пошли искать его. Когда они дошли до холма, оказалось, что там нет ни царевича, ни его коня, ни Золотой чаши.

    – Интересно, куда же он делся? Может, сбежал вместе с сокровищем? – оживился Бату, но Аспара гневно перебил его:
    – Не говори так, это был мой старший брат! Он не был вором! 
    Бату смущенно притих. Аспара закрыл глаза, пошептал что-то про себя, потом с печалью произнес:
    – В тот день, когда исчез мой брат, мне только-только исполнился годик…. С тех пор, как Чаша пропала, дела год от году шли хуже. 

    Люди стали завистливыми, злобными, лживыми, они все время ссорились, перестали верить царю. В конце концов, народы разобрали оставшиеся золотые предметы и разошлись в разные стороны. Но даже живя порознь, они находили поводы для ссор. Начались войны. 

    Так прошло двенадцать лет. Меня и моих друзей-ровесников посвятили в воины, моя мама, царица Тумар, подарила нам боевые пояса. И однажды мы, отряд уланов, отправились в разведку. Это был безрадостный день, день, когда я должен был в свой черед вернуться на праздник Наурыз со священными предметами. В тот день началась новая битва...

    Аспара говорил все глуше, потом замолчал, опустив голову, задумчиво уставился в пол. И вдруг из кухни донесся голос бабушки:

    – Бату! Куда ты пропал? Иди пить чай.

    «Вот странно, – подумал Бату, – кажется, я только что пришел из школы, бабушка нажарила баурсаков и зовет меня пить чай, а мне кажется, что за эти полчаса прошло, наверное, лет сто…» Бату встал и положил руку на плечо погрустневшему Аспаре:

    – Извини, я быстро, а то бабушка не отстанет. Я и тебе принесу перекусить.

    Быстро переодевшись в домашнее, Бату шел по коридору, удивляясь про себя, какими странными кажутся ему привычные стены дома, вещи, одежда. Оказывается, слушая Аспару, он все-таки увлекся, воображая себя юным всадником, которого сама царица посвятила в воины, подарила ему настоящий боевой пояс с пристегнутым оружием, и вот он с друзьями-уланами впервые едет на разведку, а назавтра им предстоит славная битва! Бату поежился, представляя, как он скачет навстречу огромному всаднику, выставившему вперед здоровенное копье с полуметровым железным наконечником. Такое он видел в музее, куда водил его отец. «Нет уж, лучше пить чай с ажекой», – подумал он, усаживаясь на табуретку в кухне.

    Бабушка выставила перед внуком блюдо с  целой горой баурсаков. Отдельно, рядом с плитой, на тарелке она оставила жареные в масле лепешки-шельпеки, прикрыв их салфеткой. Бату наворачивал горячие баурсаки с сыром, запивая их чаем с облепиховым вареньем. Бабушка, не торопясь, пила чай со сливками. Утолив первый голод, Бату вдруг задумчиво спросил:  

    – Аже, а у тебя есть домбра? 
    Услышав этот простой вопрос, бабушка замерла. Потом опустила чашку с чаем на стол, удивленно глянула на внука:
    – Странно, что ты спросил об этом, да еще на Наурыз. Это знак. Құлыным, ты становишься взрослым, – она немного помолчала, думая о чем-то своем, затем решительно встала, – Пойдем.

    Выходя, Бату вспомнил об Аспаре и сунул горсть баурсаков в карман джинсов.
    В обставленной по-старинному комнате ажеки царила полутьма – окно здесь почти всегда было завешено шторой. Здесь Бату всегда чувствовал себя как-то по-особенному. Когда-то он любил лежать на ковре, прижавшись к нему щекой, и водить пальцем по загадочным узорам, казавшимся лабиринтом, ведущим в мир, полный чудес. Бабушка сидела рядом, подогнув под себя ноги и прикрыв глаза, иногда шептала что-то. Потом протягивала к внуку белую, в синих прожилках вен, руку, мягкой ладонью прикасалась к его макушке. Это было  сигналом. Бату клал голову ей на колени, она перебирала его жесткие волосы, опять шептала... Но в последнее время, стремясь казаться взрослым, Бату редко заходил сюда. А о том, чтобы, как малыш, лежать, положив голову на колени ажеке, он и думать забыл.
     

    Бабушка сняла расшитое орнаментом покрывало с инкрустированного разноцветными камнями лакированного сундука и открыла его. Достала и положила на постель несколько свертков, а затем извлекла с самого дна какой-то продолговатый предмет, завернутый в кусок красного бархата. Вздохнула, на мгновенье прижала этот предмет к груди и села на постель. Влажными глазами посмотрела на внука:
     

    – Құлыным, сядь.
     Установившаяся в полутемной комнате тишина, распахнутый сундук, который Бату никогда не видел открытым, знал только, что ажека хранит в нем самые дорогие памятные вещи, – все говорило о том, что он услышит что-то очень важное. Наконец, бабушка начала свой рассказ:
     

    – Когда я была совсем маленькой девочкой, черные люди пришли за моим отцом, твоим прадедушкой. Я тогда ничего не понимала, просто чувствовала: происходит что-то страшное. Громкий стук разбудил нас ночью. Они, эти люди, были одеты в черные кожаные куртки, у каждого на поясе висела кобура. Вместе с ними пришли солдаты с винтовками и встали у дверей. Черные люди что-то сказали отцу, потом начали открывать шкафы, выбрасывать из ящиков стола на пол бумаги, трясти и рвать книги, нашу одежду, распороли подушки и корпе, пух летал по комнатам. Один из них, самый молодой, даже перевернул коробку с моими игрушками. Я заплакала… Главный из черных людей сказал что-то резкое. Отец молча поднял меня на руки, прижал мою голову к своему лицу и вдохнул мой запах, как всегда делал, выходя из дому. Потом отдал меня маме, поцеловал ее, накинул пиджак и пошел к двери. Тот,  молодой, засмеялся, снял со стены отцовскую домбру и ударил о железную спинку кровати. Обломки бросил на пол. До сих пор помню его злые зеленые глаза... 

    Они ушли. Я тогда еще не знала, что никогда не увижу больше своего папу. Я не понимала, чем папа обидел этих людей, почему они так сердиты на него. Ведь он был такой добрый и веселый, сочинял чудесные песни и сказки! Сказки он мне тоже пел, как песни, и его домбра оживала: папа будто разговаривал с ней.

    Мама все плакала, а я смотрела на домбру, и мне вдруг показалось, что ее струны шевелятся сами по себе и тихонько звенят. Я унесла папину домбру на чердак. Потом черные люди увели и маму. Сказали, что она – жена врага народа. Больше я никогда не видела ее. А меня отправили в детдом.

    Когда я выросла, я поехала в аул, нашла наш старый дом. В нем жили другие люди, но они разрешили мне пойти на чердак. Завернутая в тряпку разбитая домбра моего отца все еще лежала в углу! Я взяла ее и отдала в  починку. Потом я изредка пыталась играть на ней. Но у меня ничего не получилось, ведь отец не успел научить меня, я была слишком мала, когда его забрали. Я спрятала домбру в сундук, где она и пролежала все эти годы…

    Бабушка помолчала, потом прижала к груди голову Бату, тихонько вдохнула его запах.
    – Ты родился ровно через шестьдесят лет после того, как убийцы увели моего отца.

    В ночь твоего рождения я увидела его во сне. Он был молодой, смеялся, играл на домбре, потом посмотрел на меня и сказал что-то. Я услышала только имя: «Бату!» Потому я так тебя и назвала. Имя «Бату» означает «бесстрашный, решительный, идущий до конца». Я надеялась, что ты вырастешь похожим на моего отца, таким же смелым, сильным, добрым.

    Бабушка развернула бархат и протянула внуку старинную домбру.
    – И еще я надеялась, что настанет день, и ты попросишь у меня домбру своего прадеда. Теперь это твоя домбра, Бату!
    Взволнованный, Бату молча принял из рук бабушки домбру и вернулся к себе. Ничего не замечая, он подошел к окну, положил домбру на подоконник и прижался лбом к прохладному стеклу. Дана на балконе резво отпрыгнула в сторону, но Бату даже если столкнулся бы с ней нос к носу, вряд ли бы заметил… 

    – Что с тобой? – спросил Аспара.
     Бату медленно повернулся к нему, посмотрел странно, как бы вспоминая:
    – А, это ты… Значит, это был не сон?
     

    Аспара взял в руки инструмент, внимательно осмотрел его. Домбра прадеда Бату была не похожа на Данину: без украшений, необычной формы, как бы пятиугольная, с коротким грифом. Дерево, не покрытое ни лаком, ни краской, местами потемнело, а в центре, возле отверстия, наоборот было белым, как будто стершимся от бесчисленных  прикосновений. Струны были не пластиковые – блестящие и полупрозрачные, а матово-белые, витые. Когда Аспара повернул домбру, стали видны следы починки.

    Воспользовавшись тем, что мальчишки отвлеклись, Дана вновь приникла к окну.
    – Да, это то, что нужно, – вдруг тон Аспары резко изменился. Он заговорил решительно и отрывисто. – Едем! Надень доспехи и возьми оружие!

    Бату растерялся.
    – Ну же!  Меч, лук со стрелами, кинжал, шлем, доспехи! Где всё это?
     Бату открыл шкаф, содержимое его беспорядочной лавиной хлынуло на пол. Порывшись в куче рубашек, джинсов, футболок, тетрадей, книг, дисков и деталек конструкторов, Бату извлек велосипедный шлем с прицепившимся к нему наколенником. 

     – Этот подойдет?
    – Хм-м…– озадаченно протянул Аспара.–  Другого шлема нет? Ладно, не надо. Пошли!
    Аспара с домброй в руках и Бату встали на пороге, Аспара произнес: «Жол-тәңірі, Покровитель путников, помоги нам!», правой рукой ударил по струнам, одновременно пальцем левой руки прижав лад «шыңырау». Сначала Бату показалось, что ничего особенного не произошло, но этот звук, казалось, оживил все вокруг, воздух вдруг задрожал в унисон с домброй, и  сейчас же сердце мальчика затрепетало, потом теплые волны проникли в каждую клеточку тела, и Бату вдруг почувствовал, что растворяется в воздухе, как кусочек сахару в горячем чае… Внезапным порывом ветра его закрутило, понесло прочь, а может быть, это сам Бату превратился в вихрь и легко взмыл куда-то вверх!

    Дана раскрыла рот от удивления: вот только что ребята были здесь, а потом внезапно исчезли! Озадаченная, она толкнула незапертую балконную дверь и вошла в комнату Бату. Посмотрела под кроватью, в шкафу, стараясь не шуметь, выглянула в коридор. Никого! Куда они делись? Неужели она просто не заметила, как они выскочили вон? Пожав плечами, Дана решила вернуться домой, и тут заметила на столе свою домбру. Девочка взяла ее, машинально коснулась струн, а потом вдруг замерла: догадка осенила ее. Дана хитро улыбнулась:

    – Ну, Бату, я тебе устрою! – она достала из кармана обрывок тесемки и привязала его к нижней части грифа домбры.





    Категория: Повести и романы | Добавил: Лиля (16.06.2012)
    Просмотров: 3998 | Комментарии: 3 | Теги: Лиля Калаус. В поисках Золотой чаши, Зира Наурзбаева | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 1
    1  
    Полезные материалы про фермерский бизнес можно
    почитать тут: http://www.landwirt.ru/ - landwirt.ru, хороший сайт,
    на котором статьи-инструкции, как создать успешный бизнес
    в сельхоз сфере выращивая культурные растения, грибы и разводя
    животных дающих полезные продукты.

    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика