Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 974 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1757 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1440 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1385 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1405 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1506 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1674 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Рассказы [58]
Романы, повести, рассказы
Стихи [36]
Стихотворения, поэмы
Повести и романы [13]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 12352 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 8110 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 6507 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5816 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 5060 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3478 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5816 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3606 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3828 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2985 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1354 | 3 | 59
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1626 | 0 | 80
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1691 | 0 | 98
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1640 | 0 | 141
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2318 | 0 | 382

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • План рассказа (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 120

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8607
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 434
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Стихи и проза журнала » Повести и романы

    Александр Загрибельный. Буровые хроники


     

    Налево не ходи, направо не ходи, прямо ходи.

    Почти по Конфуцию.

     

    Люди и будни

     

    В пустыне на буровой вышке люди месяцами живут и работают бок о бок, почти как на космической станции. Они приобретают свойства команды, семьи,  должны ладить и понимать друг друга, даже если с детства думают на совершенно разных языках.

    Они съезжаются со всех концов света. По миру раскиданы их родные, друзья и сами они немало потаскались по странам и континентам - Канада, США, Арабские Эмираты, Норвегия,  Россия, Ливия, Нигерия, Венесуэла и теперь  Казахстан.

    Ежедневно летом и зимой без выходных и праздников они встречают рассвет и ложатся спать за полночь. Тут есть все - чай, кофе, сыр, колбаса, международная спутниковая связь и круглосуточный Интернет. Официально нет алкоголя. 

    В свободные часы, вдалеке от начальства они ведут не только профессиональные разговоры - обсуждают местные нравы, политику, историю и, разумеется, женщин.

    Существует поговорка - чтобы понять вкус вина, не обязательно выпить целую бочку. Достаточно сделать глоток.  Общение на вышке – коктейль современного мира. У него резкий запах нефти, но это придает ему особую терпкость нашего глобального времени.

    Я – бывший журналист, давно работаю переводчиком в иностранной компании (назовем ее условно «Петролиум») и веду эти хроники, потому что тема уж больно жгучая, и на досуге хочется для себя расставить некоторые вехи, попытаться уловить изменения в мелочах, которые готовят большие перемены.

    Мы живем в транзитный период – за каких-то пятнадцать лет от кондово-эйфорично-советского повернулись к западному жесткому рыночному порядку, казалось бы, надолго – и вдруг обозначился крутой китайский реверанс.

    Живем будто вприпрыжку. Всерьез и не захочешь останавливать мгновенье, угнаться бы за убегающим моментом, не успеешь оглядеться, привыкнуть и почти полжизни пролетело в переменах. 

    Махаббат

    Американский супервайзер, грузный калифорниец Боб Бустер с лбом буйвола и властным взглядом комодского дракона, двигая резко прочерченными вниз уголками рта, жует бутерброд и запивает кока-колой.  Он предпочел бы классический гамбургер, но тут довольствуется местной булочкой с набивкой из колбасы, перезрелого огурца и прочего подручного материала. Его живот водопадом спадает поверх пояса.  Огромный переваривающий аппарат он заработал годами сидя в кресле, жуя и наблюдая в окно за буровой площадкой.

    Лет тридцать пять назад он так же, как здешние молодые ребята, бегал по лестницам,  подавал трубы, держал штурвал, а теперь не может застегнуть ремень, и джинсы у него обвисают, оголяя пол задницы, и поэтому рубашку ему приходится носить только навыпуск.  

    Боб знаток бурения. Его уважают, боятся и подчиняются беспрекословно. Он только что дал разгон инженеру по Технике Безопасности за бутылки из-под водки, валявшиеся на пустыре позади жилых вагончиков. На промысле труд тяжелый, люди пили, и будут пить, но такое демонстративное разгильдяйство Боб не терпел. На прошлой вахте он выгнал одного рафнека , застав его вдрызг пьяным возле вибросита, и теперь бурно разразился в крепких выражениях, потребовав от меня адекватного перевода. Но, выплеснув гнев, быстро отошел,  тем более, что приближалась пора священного времени обеда.

    Хотя до лагеря было рукой подать, он сел за руль «пикапа», и мы поехали. 

    В столовой – шумно и жарко, на кухне все кипит, парится, жарится, нарезаются салаты, выпекаются пирожки и рогалики. Повара наполняют тарелки. Наливается чай. Местный люд благодарит за бешпармак . Западные спецы предпочитают свиную отбивную. На мойке растет нескончаемая груда посуды.

    Статная, крепкая, с полными губами и призывным взглядом, уверенная в своих

    женских достоинствах Махаббат, подпевая громко звучащей из магнитофона песне, в которой беспрестанно повторяется ее имя, убирает со столов и споро моет посуду, занимаясь этим по двенадцать часов в сутки. 

    Она поставила бутылку «пепси» и поднесла Бобу пирожные, зная, что жена ему запрещает и требует держать диету.

    - Коррапшин (подкуп), – улыбаясь, говорит Боб, но отказать в удовольствии себе не может.

    С оголенным по моде пупком девушка снует прынцессой среди буровых мужиков, и ее охаживают такими голодными взглядами, что от одного можно забеременеть.

    - Махаббат,  алавю , - говорит шофер Турсунбек и пытается ущипнуть.

    - Фу, дурак такой! – отмахивается та.

    Поварихи дружно смеются.

    - Женщины – одна мафия, – смачно по-русски комментирует черноусый инженер растворщик румын Марьян.

    - А мужчины? – оглядываясь через плечо, кокетливо вопрошает Махаббатка.

    - Нет, мы каждый по отдельности. А где твой бойфренд? – желает он продолжить разговор.

    - Какой бойфренд?

    - Жених твой.

    - Уехал вчера, он мне не жених. У него есть своя невеста.

    - Боб тебя ревнует, - продолжает подначивать Марьян, он бы и сам не прочь

    ущипнуть.

    - Скажи ему, что я свободная девушка.

    - У меня дочь старше, чем она,  – отвечает Боб, когда я перевел.

    - Это сегодня значения не имеет, - отвечает Махаббат.

    Бабам почесать языки на приятную тему, ни какими яствами не корми – у окошка раздачи сразу сгрудились поварихи, и дородная администраторша Роза, как главная сводня, тут же повела торг:

    - Готовь деньги, Боб. Давай калым!

    - Сколько?

    - Сколько не жалко, - с вызовом подхватывает Махаббат.

    - Моя жена мне не даст денег на это. Она не захочет делиться, – отвечает Боб.

    - Ладно, я и так без денег согласна,  только забери меня отсюда подальше, - вздыхает

    Махаббат, принимаясь за мытье уже выросшей горы посуды. 

    Под пиво

    Утром рано пожилая горничная, убрав у нас в офисе, попросила разрешения позвонить в город, узнать про дочку в роддоме. Оказалось, что только что родила мальчика. Все принялись поздравлять ее с внуком.

    Марьян говорит: «Это ее муж – дедушка. Бабушкой она будет, когда родят ей внучку».

    Пока румын балагурил, Боб поднялся, пошлепал в свою комнату, выходит – протягивает пятьдесят долларов.

    Она смутилась: – Что это?

    Он говорит: – Подарок.

    Она: – Неудобно.

    Он: – Возьми, это в честь того, что твой внук родился в один день со мной.  У меня тоже день рожденья.

    Тут принялись все поздравлять его и упрекать: - Что ж ты не сказал?

    -  Я стеснялся, - смущенно отвечал большой Боб. 

    К ужину  в столовой выпустили плакат,  написали поздравления на русском и английском, добавили по-казахски, испекли торт, пельменей налепили. Посидели хорошо, по-домашнему. Разве что пива не хватало. И это было несколько огорчительно.

    Уже затемно приехал на роскошном «Лэндкрузере» Гоша - хозяин местной быстро растущей компании «Мунай» .  Хочет купить в Китае буровой станок. Боб консультирует его по комплектации и заказу запчастей. Cобираются вместе в Пекин, посмотреть завод «Великая Стена».

    Накануне Гоша заслал нам кучу факсов, и битый  час мне пришлось переводить его переговоры с шефом по телефону. Приехал не с пустыми руками, поставил бутылку дорогой водки и пятилитровый бочонок немецкого пива.

    Я ему говорю:  «У Боба день рожденья».

    Помощник опять побежал к машине, притащил закуску - коробку со смесью разных орехов: миндаль, фисташки, подсоленый арахис, беленькие закорючки кешью. Мешок фруктов - яблоки, хурма, киви. Пакет вяленого чернослива, начиненного изюмом, сушеная дыня тонкими ленточками закрученная в рогалики и еще всяческие куки – все крупное, спелое, самого лучшего качества.   

    Наверное, хотели с нами посидеть, но дело было к ночи, поэтому оставили десерт, а сами уехали в город, проконсультированные и довольные.

    - Интересно, как открывается этот бочонок, - спросил я, подмигивая Марьяну.

    Тот деликатно намекнул, что мог бы показать.

    - Ладно, давайте, – согласился Боб, подвигая свою кружку.

    В офисе собрался весь наш интернационал - Боб (американец), геолог Нуртаза (бангладешец, переехавший в Канаду), румын Марьян и я (русский переводчик), заглянул также Войцек - ночной мастер, поляк, но убежал, потому что слишком занят был по работе. Мы поставили на стол бочонок, насыпали закуску и сами тоже присели вокруг. Марьян пристроил краник. И пиво полилось. 

    Разговор легко перетекал от темы к теме по-английски, но Нуртаза учился в Москве и после первой кружки начал вспоминать русские песни. Очень они ему нравятся,  особенно  «Надежда». Спели с ним. Я перевел слова для остальных.

    - Мою жену, - объясняю, - тоже зовут Надежда. Имя, со смыслом.

    Потом я подумал, что она ждет меня дома, и от этого мне сразу стало еще теплее.  А водку мы оставили Бобу, пусть домой заберет сувенир.

    У Нуртазы выразительное лицо и подвижная мимика маленькой темной обезьянки.

    -  …И тогда я узнал, что коук это не кока-кола, а кокаин, – рассказывает он. -   Приезжий американец спрашивает у меня, можно ли в Бангладеш найти joint – гашиш.

    Пошли на базар - в лавке индуса большой выбор.

    -  Почем?

    -  Доллар.

    -  За сколько?

    -  Килограмм.

    -  Что? -  не поверил он. Купил разом целую сумку, заплатил десять долларов и сказал, что сдачи не надо.  Вернувшись в отель, он быстренько россыпью распродал товар своим соотечественникам почти на тысячу баксов.

    - Они рыночную экономику просекают с детства, -  соглашаюсь я по-русски.

    Раздался телефонный звонок.   Кто бы это мог быть так поздно, недоуменно пожал плечами Боб, разве что Бузович. Тот мог звонить и в три ночи, и в пять утра.

    Действительно, на проводе был и.о. директора бурения - югослав Дыромил Бузович. Цель его звонка была, как обычно, туманна. Он по несколько раз переспрашивал и опять путал цифры, раздражался, кричал, шутил и сам смеялся над своими шутками, отдавал беспорядочные распоряжения, и, наконец, похвастал, что только что подписал сто двадцать страниц документов и очень устал.  Боб, отдалив трубку от уха, отвечал ровно и сухо, иногда глумливо поглядывая на нас. Услышав, наконец, многократно повторенные «Оу-Кей» и стряхнув с ушей начальственный морок, Боб с облегчением опустил руку.  Залпом допив свое пиво, он углубился с Марьяном в обсуждение состава бурового раствора.

    - А кто у вас самый знаменитый писатель? - спросил я у геолога,

    -  Рабиндранат Тагор, – не задумываясь ответил Нуртаза с интонацией, с которой бы я произнес имя - Пушкин.

    -  Был у нас один ученик Тагора – Остап Бендер. Слыхал, конечно?

    Нуртаза даже не улыбнулся. Это святое, про Тагора он шутить не способен.

    -  Он у нас считается высшим из высших. Он написал гимн и для Бангладеш, и для Индии.

    -  Погоди, как он мог писать для Бангладеш, если он умер в начале прошлого века.

    -  Ну, мы просто использовали его стихотворение. Хинди и бенгали похожие языки. Он родился  в очень богатой семье, ездил в Россию,  читал по-русски.

    - Честно признаюсь, романов я его не одолел, но из стихов помню – «к сложному надо подходить по кругу, постепенно поднимаясь к вершинам…».   Ты что-нибудь из Тагора, наизусть знаешь?

    Нуртаза надолго задумался, потом спел национальный гимн.

    «Слова с музыкой он запоминает лучше», - догадался я и, продолжая манипулировать краником, попросил:

    - Объясни, пожалуйста, вот Индия -  страна с древнейшей культурой, почему ж индийские фильмы  все такие однообразные?

    - Фильмы для бедных, только они в кино ходят,  богатый кассету или  DVD купит и дома телевизор смотрит. А бедняк, может, весь день с рикшей бегал, рис полол или мусор убирал,– теперь пришел в кино, чтоб ему попели, поплясали, повеселили его, девушку красивую с хорошей грудью показали...

    - Махаббатка с поварихами обожают такое, а еще латино-американские сериалы. 

    - У одного нашего режиссера  спросили: «Почему не делаете серьезное кино с проблемами?»  «Я тогда разорюсь, – отвечает он, - кто смотреть будет?» Но в Бангладеш  индийские фильмы презирают, мы много выпускаем сами.

    - Тоже с песнями-танцами?

    - Да. Но свои. У нас очень любят русские картины, за билетами в драку – не достать. Вообще Советский Союз много сделал для Бангладеш. До сих пор работают заводы и электростанции, специалистов обучили. Люди помнят добро и благодарны.

    Но у нас, действительно, есть серьезные фильмы, недавно смотрел  – один молодой парень из богатой семьи полюбил очень красивую девушку, но она была танцовщица. А это не запрещается, но не очень хорошо, с точки зрения принятых норм они разного общественного положения.

    Но он решил – все равно женюсь. После того как учился в Лондоне, вернулся. А она уже вышла замуж за богатого. Он запил, у него стал цирроз печени, ему сказали - ложись в больницу, а он ответил – нет, хоть перед смертью, но я должен увидеть свою любимую. И он поехал в город, где она жила, но, не доходя всего десять шагов до больших, красивых ворот, упал и умер, так и не увидел девушку. Очень серьезный фильм.

    - Ну, да, понятно – в остальных только пляшут и поют, целуются и дерутся,  а тут еще и проблема алкоголизма. А скажи, неприязнь и вражда в обществе больше по национальному или религиозному признаку?

    Он опять задумался. – Наверное, больше по национальному.

    - Я знаю, в Канаде хорошо относятся к темным, не шугают. А как тебе жилось в Москве?

    - Меня при Союзе никто не обижал. Снег помогали чистить. Советы давали, как выжить зимой. Сейчас все по-другому. Говорят, могут убить на улице. Не хочу в Россию. Здесь, в Казахстане, спокойнее.  

    О средней линии умеренного американца 

    Промысел – огромное хозяйство под открытым небом, состоящее из сотен разбросанных по степи скважин, тысяч километров трубопроводов и дорог, а также из насосных станций, цехов, складов, жилых поселков с офисами и столовыми. 

    Буровики стоят немного особняком. Если геологи ищут, то мы превращаем их находки в материальный продукт. «Есть нефть?» -  вопрос к нам. И мы этим гордимся, поскольку без нас не будет новых скважин и нельзя увеличить добычу.

    Каждая буровая – промысел в миниатюре, отдельный корабль с капитаном и узлами жизнеобеспечения. В любом месте, в любую погоду гудят дизеля станков, тянутся к нам караваны трейлеров и наливных, подвозя трубы, горючее, химреагенты, воду и еду.

    На календаре вторая половина сентября  – самое лучшее время осени. Не жарко не холодно,  ясная, ровная  погода. Сухие травинки шелестят под ногами. Птицы совершают последние облеты над равниной.  Пустыня очень разная: плоская и холмистая, с песчаными барханами и глинистой порепаной почвой, с зарослями саксаула и слепящим блеском высохших соляных озер. Если хочешь, ходи, гуляй, кричи, пой, все равно тебя никто кроме птиц и ящериц не слышит.

    Наш забой – две тысячи метров. Неделю продолжаются плотные сланцы, но вот-вот начнется песчанник, в котором ожидается нефть.  На экране монитора ряды цифр показывают  глубину, скорость, давление и еще десяток важных параметров.  Процесс бурения идет ровно. И вдруг проходка резко возросла.

    -  У нас прорыв, – воскликнул сменивший пару дней назад Нуртазу  Френк  - худощавый, остроносенький геолог из Швейцарии. - Наверное, каверна, –  предположил он.

    Взгляды устремились к монитору центрального компьютера. 

    -  А это кино интересное, – пошутил я. - Сериал и реалити шоу одновременно.

    -  Особенно, когда смотришь его двадцать лет подряд, – добавил Боб.

    - Дошли до проектной глубины,  есть хороший газ и следы нефти в шламе. Будем вызывать каротаж , – решил Френк и Боб с ним согласился. 

    Из длинной оранжевой будки на «Кразе» в пробуренную скважину геофизики спускают на тросе приборы, которые определят профиль скважины и наличие углеводородов.

    В ожидании результата Боб читает книжку. Он привозит каждый раз с собой полчемодана современной американской тонкообложечной прозы.  Сидит в поле по два-три месяца и, так получается, что пока все свои «бестселлеры» не прикончит – домой не возвращается.

    Он редко говорит о прочитанном, не обсуждает сюжеты и героев, он их просто  проглатывает – убивая время, отдыхая от щелканья «мышкой» по пасьянсу, при этом  край его глаза неизменно цепляет площадку вышки и монитор центрального компьютера.

    Боб читает, когда улучает возможность - утром в кресле после отсылки отчета, после обеда на кровати, но особенно долго, сидя на унитазе. Туалет – это его второй рабочий кабинет. Проблемы с желудком неизбежны, если бесконечно есть гамбургеры и запивать кока-колой.

    Глянем на его полку: здесь перебывали почти все книжки Майкла Крайтона «Юрский парк», «Линия времени», «Опасный пациент», тома Тома Клэнси, Клайва Касслера и Ральфа Коттона - поточная массовая продукция толщиной до семисот  страниц: про океан, про войну, про ЦРУ и КГБ, детективы, ковбойские вестерны, амурные романы – полуфабрикаты, из которых потом выпекаются Голливудские боевики. 

    Я несколько раз пытался начать и бросил – скучно. Я предпочитаю Хемингуэя, Курта Воненгута, смакую понемногу Джойса.  Но Марк Твен – это нечто!  Приключения  Геккльбери Финна  - «райское наслаждение»: оригинал свеж и сочен, как только что сорванный спелый плод. Неисчислимые ароматы английского, бездна языковой гибкости и юмора по-прежнему ублажат самого взыскательного читателя.  Это книга о детях для взрослых – как однажды проницательно заметила моя жена.

    А вот русский перевод, казавшийся мне в юности почти родным, сразу потускнел, стал, если не дубоватым, то гораздо менее смешным и изящным. Хемингуэй сказал, что из «Гека Финна» вышла вся американская литература .    

    Боб взял у меня из рук книжку, полистал:

    - Говорят, что он плохо про негров пишет, что они глупые. Это расизм. Теперь у нас  в школе такое не читают.

    - Вот те здрасьте, американцы перестали воспринимать собственный юмор! - изумился я. - Но при этом они спокойно откалывают шуточки типа, если на президентских выборах победит «черный», то придется менять название Белого дома.

    - Вы нашу классическую литературу знаете лучше, чем мы, - признался Боб. - Это старый английский. Современный американский другой. Не люблю классику, особенно британскую. Их язык вообще не поймешь. А это что за книга?

    Боб взял несколько вахт лежавший у меня на столе толстый черный том, раскрыл и прочел вслух – «Study of History» - Дж.Тойнби «Постижение истории». 

    Такое с наскока не одолеть. Закончишь главу и неделю оглядываешься вокруг - просто диву даешься прозорливости автора, рассуждавшего пятьдесят  лет назад о демократии, о языках, о прошлом и перспективах народов.

    Боб особо напрягаться не хочет. Он ни Твена, ни Тойнби  не читал и не собирается, но и своих вкусов не навязывает. Он средний умеренный американец. Ему пятьдесят девять, он давно лелеет бациллу полевого эгоизма - привычку к одиночеству в комфорте.  Но семейные ценности для него, по-прежнему, превыше всего. Иначе, зачем летать на работу так далеко, как не для обеспечения своих родных благами цивилизации. Каждому из четырех внуков он купил по квадроциклу, да и всякой другой техники и электроники полон дом.  Зарплата позволяет.

    Боб любит животных. На ранчо возле дома у него водятся ламы, бегают пони, барашки, кролики и прочая живность на радость детворе. Здешние буровые кошки и собаки его обожают, он их почешет, погладит, возьмет на руки, даст колбасы.

    Жена ему пишет длинные письма каждый день и очень сердится, если он не отвечает сразу.

    И  еще Боб верит в Ад. В том смысле, как он однажды признался, что после смерти попадет туда, если при жизни будет делать плохие дела.

    Вот такой у меня шеф-американец.           

    В политике Боб – демократ, тяготеющий к республиканцам. Если б не  Буш.

    -  У американцев был выбор между лжецом и идиотом. Мы предпочли второго. И получили еще пять лет президентской войны, – жалуется как-то раз Боб в разговоре.

    - Буш не такой уж глупый, он хитрый, - поправляет Френк. -  И у него достаточно консультантов – его отец.

    - В США растет протест. Это единственное, что мы можем и должны делать. Он должен чем-то завершить – и  в экономике, и в Ираке. Иначе следующий президент будет демократ. 

    - Хиллари? Мне кажется, у нее есть шанс? – спрашиваю я.

    - Вряд ли.  Она - холодная рыба, – морщится Боб. - Она интеллигентна, но не может плавать в своей интеллигентности. И это ж абсурд - сколько денег потрачено на расследование дела Клинтона – Левински. Больше чем на компенсации жертвам и восстановление Всемирного торгового центра.  И теперь всякий подглядывает в щелку туалета к своему соседу.

    - Гитлер тоже не был умным, но у него была страшная интуиция, тридцать восемь покушений, а он остался жив,  - сказал Френк.

    - У Буша нет интуиции, – возразил Боб.

    - Пожалуй, Фидель Кастро побил рекорд, на него ЦРУ раз сто покушалось.

    Ясир Арафат уж точно и Фиделя переплюнул – как его евреи ракетами долбали, а помер с непонятным диагнозом.

    - От пьянства, - уверенно сказал Марьян.

    - Не может быть. Он мусульманин!

    - Цирроз печени - болезнь алкоголиков, - безапелляционно заявил Марьян.

    - Кастро решил избавиться от долларов и запретил их на Кубе. Я услышал про это и прилетел в Гавану с канадскими. А вокруг: «Это что такое? Мы не знаем таких денег, нам нужны настоящие». Пришлось опять менять в их банке на «грины». Но надежнее всего евро, - говорит Френк, который живет сейчас в Канаде, но собирается возвращаться в Европу, чтобы дать детям образование, поскольку оно там дешевле. Немецкий у него родной, английский – университетский, на французском говорит с женой, хорошо понимает швейцарские диалекты и может перекинуться с Бобом по-испански.

    Я поинтересовался:

    - А правда, что в Париже могут не ответить, если спросишь по-английски?

    - Чепуха! Но Париж  испортил свою репутацию. Только въехав, я старался побыстрее убежать из него. Это не Франция. Там националисты. И слишком много проблем с арабами. Они оттягивают на себя социальные программы. У них по две-три жены, у каждой по три-четыре ребенка. Я жил в районе, где арабы работают на заводах «Пежо».  Знаете, что они делают? Поджигают автомобили, чтобы попасть на зиму в тюрьму, где есть крыша, кровать, кормежка. В последнее время сплошные погромы.

    - А куда деваться - истые европейцы брезгуют грязной работой. Кто строит дороги, убирает мусор –  турки,  армяне, арабы.

    - Это наказание за колонизацию Алжира, – веско высказался  Боб.

    - То же самое в Штатах – негры, китайцы, латиносы.  Вы разве не колонизировали Мексику? – парировал Френк.

    - Мы ее украли, купили, - криво ухмыльнулся Боб.

    - А что здесь у нас происходит? Кто кого кому продал? – громко вопросил я, но иностранцы отвели глаза и промолчали.

     

    скачать всю повесть




    Категория: Повести и романы | Добавил: kb (27.05.2012)
    Просмотров: 1144 | Комментарии: 1 | Теги: буровые хроники, люди, Александр Загрибельный, буровая вышка | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 1
    1  
    Очень интересная повесть, яркая, смешная и грустная! Точные наблюдения, прекрасные диалоги. И замечательные фото автора. Всем рекомендую.

    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика