Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 696 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1437 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1202 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1167 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1179 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1255 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1378 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Рассказы [58]
Романы, повести, рассказы
Стихи [36]
Стихотворения, поэмы
Повести и романы [13]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11005 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 7681 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 5778 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5329 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4511 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3212 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3559 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3249 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5329 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2692 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1035 | 3 | 55
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1369 | 0 | 79
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1456 | 0 | 96
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1434 | 0 | 140
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2099 | 0 | 379

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (51)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (27)
  • Даун (25)
  • Липовый дождь (22)
  • Я у Ваших ног (21)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 117

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8543
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 690
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Стихи и проза журнала » Рассказы

    Александр Смирнов. Кто они?


    Александр Смирнов. Родился в 1986 году в Ярославле. В 2008 году окончил математический факультет Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Кандидат физико-математических наук.

    Печататься начал в 2007 году. Имеется около 80 публикаций в различных изданиях России, Украины, Беларуси, Казахстана, США, Канады, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии, Германии и Финляндии («Юность», «Нива», «Журнал ПОэтов», «Знание-сила: Фантастика», «Очевидное и Невероятное», «Черновик», «Второй Петербург», «Жемчужина», «Введенская сторона», «Экология и жизнь» и др.).

     

    1. ПУСТЫНЯ

    Посреди бескрайней пустыни на почти безжизненной планете жили гуманоиды, называвшие себя исторпами. Глаза исторпов были закрыты прозрачной плёнкой, защищавшей их от частых на планете песчаных бурь. Питались они стеблями кыркоса, единственного растения, способного выжить в пустыне, необходимую влагу получали всё из того же кыркоса.

     

    Исторпы немногое знали о своём прошлом. Им было известно, что их город сформировался через несколько столетий после Великого Расщепления Атома, рассказы о котором передавались из поколения в поколение. В один прекрасный день послышалось гудение, затем свист и удар, и над землёй вырос столб пламени вперемешку с дымом, который стал распространяться во все стороны, сжигая и испаряя всё на своём пути; так возникла пустыня. Исторпы не знали, что такое пламя, однако оно представлялось им как нечто ужасное. 

    Однако эти истории не были подтверждены какими бы то ни было доказательствами, поэтому археология была чрезвычайно популярна в исторпском обществе, ведь каждому хотелось стать первым, кто обнаружит хоть какие-нибудь свидетельства далёкого прошлого.

     

    Жилища исторпов, как и мебель, и всё на планете, строились из песка, скреплённого клейким раствором из корней кыркоса.

     

    *   *   *

    Корпт пришёл домой позже обычного, швырнул папку с документами на пол и упал в кресло.

    Плинка, готовившая на кухне ужин из отборного кыркоса, обеспокоенно поинтересовалась, в чём дело.

    – Такое впечатление, что в министерстве сидят одни апрайяты.

    – Неужели не подписали?

    – Да. Хотя этого, наверное, и следовало ожидать. Завтра попробую ещё раз. Если ничего не получится, я не знаю, что нам останется делать, – он печально покачал головой.

     

    Муж и жена, Корпт и Плинка, были археологами и принадлежали к лагерю прайятов, представлявшему одно из двух основных враждующих между собой направлений исторпской археологии. Учёные противоположного лагеря называли себя апрайятами.

    Апрайяты отрицали существование праисторпов, они провозглашали, что исторпы появились именно в результате Великого Расщепления Атома.

    Прайяты же, наоборот, настаивали на существовании праисторпов и считали, что Великое Расщепление Атома положило конец их цивилизации; сами же праисторпы переродились в исторпов и построили новое общество на обломках старого, унаследовав язык и элементарные знания.

    Но, так как ни тот, ни другой лагерь не обнаружил никаких документарных подтверждений своей теории, их противостояние сконцентрировалось, прежде всего, на подсиживании друг друга и заваливании проектов противоположного лагеря, что существенно тормозило развитие археологии.

     

    Поужинав, Корпт вышел из дома и расположился на вершине одного из барханов. Он часто приходил сюда, подолгу созерцал пустыню и ясный горизонт, размышляя о жизни.

    Солнце почти завершило свой бег по небосводу и клонилось к закату. Оно уже не так ярко светило в безоблачной синеве и начинало наливаться красной краской. Корпт сидел на бархане и любовался горизонтом. Тёплый песок ещё не начал остывать, а лёгкий ветерок овевал лицо. Корпт смотрел на пустыню и набирался сил, чтобы на следующий день дать бой в министерстве археологии.

    С этим местом были связаны все надежды Корпта. После долгих размышлений Корпт и Плинка пришли к выводу, что исторпы, скорее всего, появились на наибольшем расстоянии от центра Великого Расщепления Атома, иначе не пережили бы его. Тяготеющие к одному месту жительства исторпы вряд ли ушли далеко от того места, где возникли, и при раскопках вблизи Города можно найти сохранившиеся документы, относящиеся к доисторпскому периоду. Поэтому Корпт и Плинка наметили именно этот участок пустыни для проведения будущих раскопок.

    Предположение о том, что искать истоки цивилизации исторпов надо прямо у себя под ногами, было революционным даже для прайятов, но Корпт и Плинка в силу своей молодости (обоим было по двадцать пять лет) не побоялись быть осмеянными.

     

    Они познакомились семь лет назад в Высшей Археологической Школе и через год поженились. До сих пор они не руководили раскопками, но участвовали в нескольких крупных археологических экспедициях, где играли отнюдь не последние роли.

     

    Когда Корпт, набравшись душевных сил, вернулся домой, Плинка читала какую-то толстую книгу. Увлечение литературой в исторпском обществе было, возможно, сильнее увлечения археологией, и эта относительно молодая цивилизация уже давно открыла книгопечатанье. Сырьём для бумаги служил всё тот же кыркос.

     

    *   *   *

    Кыркос был настолько незаменим для исторпов, что о нём нельзя не сказать отдельно. Он представлял собой длинный, толстый, полый внутри стебель тёмно-зелёного цвета. На равных расстояниях друг от друга по всей длине стебля располагались кольца с травянистыми ответвлениями на них. Корень кыркоса, белый и длинный, глубоко вгрызался в землю в поисках драгоценной влаги. Кыркос рос очень быстро и достигал пяти метров в высоту, и исторпа, укрывшегося в его зарослях, изредка попадавшихся в пустыне, было бы почти невозможно найти. Из кыркоса делали практически всё: одежду, обувь, пищу, посуду, бумагу, клей и многое другое. Не будь кыркоса, исторпская цивилизация не просуществовала бы и дня.

     

    2. НАЧАЛО РАСКОПОК

    Солнце ещё только выглянуло из-за горизонта, пробуждая ото сна скудную природу планеты, а Корпт уже был в министерстве археологии, где пытался доказать чиновнику важность проведения раскопок.

    – История нашего города теряется в глубине веков, – говорил он. – Мы знаем, что несколько исторпских поселений срослись в Город через несколько столетий после Великого Расщепления Атома. Но об этих поселениях нам ничего неизвестно. Однако за известный нам период истории мы ни разу не меняли место обитания, поэтому можно предположить, что эти поселения образовались сразу же после Великого Расщепления Атома именно на этом месте. Исторпы могли появиться только на наибольшем расстоянии от него, иначе погибли бы, но и праисторпы, от которых произошли исторпы, могли уцелеть только здесь. Следы праисторпов если и можно где-то найти, то только вблизи от Города.

    – Уже многие до вас искали их следы и ничего не нашли, – отвечал чиновник. – Но даже если вы их и найдёте, то что это вам даст?

    – Ну, во-первых, мы докажем, что исторпы не первые на этой планете, что само по себе немаловажно. Кроме того, есть шанс, что мы найдём что-нибудь, что позволит нам продвинуться вперёд по пути прогресса, так как праисторпы были, скорее всего, более развиты, чем мы. Также должны были сохраниться какие-нибудь вещи, относящиеся к культуре праисторпов…

    – Ладно, так и быть, я вам дам временное разрешение на проведение раскопок. Если в течение месяца вы предоставите нам что-либо, действительно заслуживающее внимания, срок будет продлён. Разрешение действительно начиная с завтрашнего дня, – он поставил печать. – До свиданья.

     

    *   *   *

    Селение исторпов вряд ли можно было назвать городом. Здания располагались без единого намёка на улицы. Расстояние между соседними домами исчислялось десятками метров, подчас и сотнями, поэтому город исторпов занимал внушительную площадь, хотя численность его населения никогда не превышала трёх тысяч.

    Корпт шёл по полузасыпанной песком дороге домой. Жилище Корпта и Плинки располагалось на окраине Города, и требовалось около двух часов, чтобы добраться туда из центра.

    Ветер крепчал, принося с запада всё больше песка. Приближалась буря.

    В это лето, как, впрочем, и во все предыдущие, песчаные бури были частым явлением. Они налетали всегда внезапно, но не могли причинить особого вреда приспособленным к жизни в пустыне исторпам и их городу. Единственным неудобством, причиняемым бурями, являлось то, что после них многие дома оказывались наполовину засыпанными песком, и их приходилось откапывать, зато в погоду планеты привносилось некоторое разнообразие.

     

    *   *   *

    Разыгравшаяся накануне вечером песчаная буря оказалась непродолжительной, и раскопки удалось начать ещё в первой половине дня. Всё время, оставшееся до полудня, ушло на сооружение вокруг места для раскопок стены для защиты раскопов от попадания туда песка. Затем небольшой отряд из восьми исторпов под руководством Корпта и Плинки начал рыть котлован. В тот день им удалось откопать только жилище какого-то исторпа, жившего за полторы сотни лет до археологов.

     

    3. ПЕРВЫЕ НАХОДКИ

    С начала раскопок минуло двадцать семь дней. Работы прекращались только с наступлением сумерек, однако пока не принесли никакого результата. Срок истекал, и исследователи возлагали все свои надежды на последний, уже восьмой по счёту раскоп.

     

    К концу двадцать девятого дня были откопаны остатки здания. Оно было, как и все исторпские строения, сделано из смеси песка с кыркосом, но отличалось от них архитектурой. Все исторпские здания были обтекаемой формы, это же – прямоугольной. Однако надеждам археологов не суждено было оправдаться – здание не было праисторпским. Но всё же оно относилось к доселе неизученному периоду истории, и исследователи приняли решение осмотреть здание повнимательнее. Внутри были найдены обширные архивы, однако по большей части это был никому не интересный административный бред. Тем не менее, среди всей этой бессмысленной писанины исследователям удалось обнаружить один очень важный документ:

    Соглашение

    об объединении поселений Аркс, Тлерт, Офрь и Тарн.

    Непрекращающаяся междоусобица грозит гибелью всему исторпскому народу. Прошло уже двести пять лет после Взрыва, но волна агрессии, порождённая нашими Предками, всё ещё не даёт нам покоя. Мы дерёмся друг с другом, когда нам совершенно нечего делить. За последние двадцать лет население всех четырёх посёлков сократилось более чем вдвое. Поэтому, перед лицом общей опасности, имя которой война, мы принимаем решение об объединении поселений и прекращении всех военных действий. Для того чтобы скорее забыть о вражде, мы построим Город, общий для жителей всех четырёх поселений, где ничто, даже архитектура зданий, не должно будет напоминать о старом быте. Северную границу Города решено провести на сто километров к югу от старых поселений.

    Под данным соглашением подписались: Праз, мэр Аркса; Альц, президент Тлерта; Урр, король Офри; Трок, вождь Тарна.

     

    – Наконец-то мы нашли документ, указывающий на существование праисторпов! – сказал Корпт, когда они с Плинкой уже были дома. – Даже если мы не найдём никаких прямых следов праисторпов, это уже большой шаг вперёд!

    – Кроме того, – добавила Плинка, – теперь можно понять, почему при всеобщем увлечении историей нам ничего не известно о первых пяти веках после Великого Расщепления Атома – вероятно, был наложен запрет на документы и записи, имеющие хоть малейшее отношение к истории, который, наверное, просуществовал годы.

    – Скорее всего, да. Но меня больше интересует доисторпский период истории. Мне кажется, что нам надо идти на север.

    – Если верить Соглашению, то место, где мы можем найти что-нибудь действительно важное, находится в ста километрах от Города, поэтому нам придётся разбить там лагерь. Завтра я займусь подготовкой к экспедиции, а ты сходи в министерство и попытайся добыть на неё разрешение.

    – Я, конечно, предъявлю им найденный документ, но боюсь, что мне всё-таки не удастся получить разрешение... Для них будет нелегко признать, что ключ к разгадке тайны праисторпов всё это время лежал прямо под ногами и ждал своего часа.

    – Если тебе не поверят, ничего страшного – пойдём без официальной бумаги. Слишком близко мы подошли к разгадке, и теперь поздно отступать…

     

    *   *   *

    Утром Корпт пришёл в министерство. Подождав несколько минут в коридоре, он попал на приём к уже знакомому ему чиновнику. Тот имел заспанный вид и был явно не в духе.

    – Если вы пришли просить продления экспедиции, не имея никаких результатов, можете не тратить понапрасну моё и своё время, – сказал он, растягивая слова так, словно сдерживал зевоту.

    – Результаты-то как раз есть, – ответил Корпт. – Однако мы хотим не продлить экспедицию, а провести другую в ста километрах к северу. Думаю, вам всё будет понятно после прочтения этого документа, – с этими словами он передал чиновнику Соглашение.

    Чиновник несколько раз внимательно прочитал  документ.

    – Надеюсь, вы понимаете, что это слишком сенсационно, чтобы быть правдой. Поэтому мы отправим этот документ на тщательнейшую экспертизу, так что приходите за разрешением на экспедицию месяца через два-три. До свиданья, - закончил чиновник разговор.

     

    *   *   *

    Когда Корпт вернулся из министерства, подготовка к экспедиции уже была почти завершена. Плинка руководила сооружением повозки для оборудования и продовольствия. Повозка представляла собой несколько скреплённых между собой стволов кыркоса на восьми колёсах из песка, склеенного соком кыркоса в обложке из того же растения. Исторпы были на планете единственными представителями фауны, так же, как кыркос был единственным представителем флоры, поэтому повозка была на ручной тяге, и от неё отходило десять ответвлений для рук.

    Корпт подошёл к Плинке.

    – В общем, всё вышло так, как мы и ожидали. Мне дали понять, что разрешения на экспедицию можно не ждать, так что, если мы сегодня управимся с подготовкой, то завтра можно отправляться, – произнёс он.

    – Ну что ж, У нас уже почти всё готово к пути, – ответила Плинка.

     

    4. ПЕРЕХОД

    Наутро, едва рассвело, исследователи уже были в пути. Солнце неторопливо выползало из-за края земли, освещая безжизненную равнину. Лёгкий ветерок переносил песчинки с одного места на другое, не понимая бессмысленности своего занятия. Тяжёлая повозка медленно катилась по пустыне, взбираясь и переваливаясь через вершины барханов.

     

    Воздух заметно теплел с каждым часом, и жаркий день безбрежной пустыни набирал свои обороты. Раскалённое солнце яростно сверкало в небе, горизонт тонул в дымчатом мареве. Ненасытная пустыня высасывала все соки из исследователей. Каждый шаг давался всё с большим трудом, но археологи продолжали неуклонно продвигаться на север, хотя со стороны определить направление было невозможно: на тысячи километров вокруг простирался одинаковый унылый пейзаж.

     

    К вечеру жара спала, солнце нехотя уползло за край света и подул освежающий ветерок. На небо высыпали мириады звёзд, безучастно наблюдавших за опустошённым миром.

    Исследователи разбили лагерь. За этот день они едва ли прошли пятнадцать километров. Им предстояло ещё девять таких долгих, печальных и тяжёлых дней.

     

    *   *   *

    Заканчивался десятый день пребывания исследователей в открытой пустыне. Они наконец-то прошли свой долгий путь. Теперь им предстояло до начала раскопок разбить лагерь. Дело осложнялось тем, что непрочные палатки необходимо было укрепить смесью песка с клейким соком кыркоса. Хотя у археологов он был при себе, предстоящая работа была достаточно трудоёмкой. В связи с этим исследователям пришлось сразу приступить к ней, забыв об усталости, чтобы успеть завершить начатое дело до наступления сумерек.

    Через несколько часов после заката работа была завершена, и исследователи начали готовиться ко сну.

     

    На следующий день, хоть исследователи и горели энтузиазмом, усталость от долгого перехода по пустыне давала о себе знать, поэтому раскопки было решено отложить на сутки. В тот же день было лишь выбрано место для проведения будущих исследований.

    Кроме того, была сделана приятная находка – довольно большая роща кыркоса неподалёку от лагеря, так что исследователи были обеспечены пищей на очень долгое время.

    День спокойно подошёл к своему завершению, и археологи заснули в предвкушении будущих исследований.

     

    5. ТЛЕРТ

    Раскопки начались. На третий день удалось обнаружить остатки здания. Оно когда-то имело форму параллелепипеда и было построено из смеси песка с кыркосом. Внутри же это был совершенно привычный для исторпов дом. Судя по всему, это было обычное жилое здание одного из четырёх поселений, когда-то существовавшего на этом месте. Однако каких-либо указаний на принадлежность этого дома Арксу, Тлерту, Офри или Тарну, равно как и каких-либо документов, археологам найти не удалось.

    Вечером исследователи провели совещание. Они решили сделать несколько раскопов на расстоянии от ста до двухсот метров от найденного ими дома. Они надеялись найти другие дома исторпского посёлка, рассчитывая на такую же планировку поселения (а вернее, на отсутствие оной), как и в Городе.

     

    *   *   *

    Несколько месяцев раскопок не дали результата. Археологи вновь собрались на совещание.

    – Я после некоторых размышлений понял нашу ошибку, – начал Корпт. – Мы не учли, что в те времена между исторпскими поселениями шла междоусобная война. Поэтому предположение о том, что поселение этих первых исторпов внешне похоже на наш Город, неверно. Скорее всего, дома располагались на небольших расстояниях друг от друга, чтобы обеспечить наибольшую защищённость. Я считаю, что нам следовало бы не углубляться далеко в пустыню, а попробовать расширить первый раскоп. Так мы имеем больше шансов что-либо найти.

    Предложение Корпта получило одобрение почти у всех археологов, поэтому на следующий день было начато расширение первого раскопа.

     

    Через несколько недель поселение было откопано полностью. По исторпским меркам оно было достаточно большим – в нём могло бы жить до семисот пятидесяти исторпов. Все дома находились в двух-трёх метрах друг от друга и имели форму параллелепипеда. Среди них выделялось административное здание, которое было больше других. Естественно, что оно в первую очередь привлекло внимание исследователей. Хотя многие документы, хранившиеся там, не выдержали смертоносного дыхания времени, некоторые уцелели, и среди них – «Летопись Тлерта»:

    Летопись Тлерта.

    2 год.

    Уже прошёл год после Взрыва, а мы только-только смогли перевести дух. Взрыв вторгся в нашу жизнь и разрушил её привычный уклад, погрузив мир в хаос. Несколько тысяч из миллионов, мы остались одни, на руинах города. Мы мёрли как мухи от нехватки продуктов питания и медикаментов и от чудовищной радиации. Всё в городе несло смерть, он стал царством смерти, и мы были вынуждены покинуть его. Неделю мы скитались по сожжённой пустыне практически без воды и пищи, пока случайно не наткнулись на рощу этого странного растения – кыркоса, которое даже в условиях ядерной зимы зеленеет и колышется над покрытой пеплом равниной. Последний шанс выжить – был поселиться здесь. Не сразу научились мы извлекать из кыркоса клейкое вещество, не сразу научились строить дома из песка, и многие из нас погибли. Пять сотен дошло досюда и сто пятьдесят осталось в живых к моменту завершения строительства посёлка, который был назван Тлен. Сейчас, после всех препятствий и невзгод, прошлая жизнь кажется нам сладким сном, в который так хочется вернуться, чем-то далёким и призрачным, непохожим на реальность. Изменилась реальность – изменились и мы. Те, кто не погиб от радиации, стали другими, в чём-то похожими, но в то же время далёкими от тех нас, которыми мы были до Взрыва. Изменились не только внешне, но и внутренне. И на плечи нас изменённых в результате чьей-то роковой ошибки возложена тяжелейшая миссия – построить новую жизнь на обломках великой цивилизации, одним махом канувшей в небытие.

    3 год.

    Этот год по-настоящему замечателен для нашего посёлка, прежде всего тем, что он вернул нам надежду. Радиация либо уменьшилась, либо мы к ней приспособились, но в этом году нас умерло всего десять человек, а родилось – тридцать. Однако, неожиданно для всех, в нашем обществе зародились центробежные силы, грозящие разорвать его на куски, и это было тем странно, что каждый понимал, что в одиночку ему не выжить в этой пустыне. Тогда мы решили, что нам нужна власть, которая будет сдерживать эти силы. Однако нам было жизненно необходимо учесть опыт старой цивилизации, которая погибла не в результате действия центробежных сил, а из-за власти, должной их сдерживать. Противоречия в нашем обществе явились результатами недостатков цивилизации, которая нас вырастила. Поэтому мы решили оставить как можно меньше напоминаний о старой жизни. Наше поселение было переименовано в Тлерт, мы взяли себе имена, никогда раньше не существовавшие на нашей планете, и себя стали называть исторпами. Слово «исторп» расшифровывается как «исторический парадокс», ибо ничто не предвещало распада цивилизации: центробежные силы были в то время как никогда слабы, и она погибла лишь в результате фатальной ошибки власти. Разобравшись с именами, мы выбрали себе президента. Им стал Вэйнс – тот, кто был одним из предводителей нашего похода через пустыню.

    21 год.

    Этот год принёс в нашу жизнь напряжение. В самом его начале откуда-то с востока пришло около трёхсот исторпов, по всей видимости, уцелевших после Взрыва в каком-то другом городе. Так же, как и нам двадцать лет назад, им приглянулась эта местность. Они отказались к нам примкнуть и построили своё поселение – Тарн – километрах в десяти к северу от нас. За время строительства их численность сократилась на треть. Несмотря на то, что кыркоса должно хватить на всех и что мы превосходим их по численности, тарнцы, однако, сразу заявили о своих претензиях на кыркос и территорию. Атмосфера накалилась. Напряжённость грозила перейти в войну. Никто из нас не хотел этого, в нынешней ситуации война была бы более чем бессмысленным и глупым занятием. Агрессия наших новых соседей всех просто поразила. К счастью, в этот раз всё удалось решить мирным путём: рощу кыркоса и территорию, лежащую между поселениями поделили пополам, тем самым на время уняв жажду тарнцев к захватничеству. Однако никто не может гарантировать, что конфликт не возникнет в будущем, поэтому все тлертцы изготавливают самодельное оружие из смеси песка с кыркосом. Тяжёлые времена наступают для поселения… Кроме того, в этом году умер Вэйнс – наш президент. Видимо, сказались последствия сильного облучения, которому мы подвергались в первые годы. Наверное, та же участь в недалёком будущем грозит и остальным исторпам из первого поколения, тем, кто непосредственно пережил Взрыв. Новым президентом был избран Ткарт, один из тех, кто принимал активное участие в усмирении вражды между Тлертом и Тарном. Он тоже из первого поколения и видел прошлую жизнь. В остальном же наша жизнь стабилизировалась, мы привыкаем к новому быту, голод и страдания кажутся нам призраками из далёкого прошлого. Численность населения приближается к четырёмстам исторпам, причём лишь сто семнадцать из них принадлежат первому поколению.

    26 год.

    В этом году в нашу местность пришли ещё три группы исторпов – две с юга и одна с запада – с интервалом в два месяца, численностью около сотни исторпов в каждой. Самая малочисленная группа – восемьдесят шесть исторпов – влилась в наше поселение, другие же стали строить свои – Аркс и Офрь. Новоприбывшие рассказали нам, что они первоначально шли на юг. Кыркос встречался всё реже, пейзаж вокруг становился всё более унылым, а земля под ногами, судя по участившимся случаям смерти, – всё более радиоактивной, и они решили повернуть назад. Спустя годы скитаний по пустыне они пришли сюда. Через некоторое время интерес к новым поселенцам ослаб, и жизнь потекла в своём обычном ключе. Однако вскоре строительство новых посёлков было закончено, и их жители стали устраивать свою жизнь. Новые соседи оказались настолько же амбициозными, как и старые пять лет назад. Поток напряжения получил новый источник подпитки и разлился в широкую реку. Стало ясно, что войны, скорее всего, не удастся избежать. Однако на этот раз всё опять обошлось удачно для нас. На переговорах между руководителями поселений было решено расширить наш договор с Тарном на новые посёлки. Это решение было принято лишь потому, что руководители Тарна, Аркса и Офри осознали наше превосходство и большую вероятность победы над ними в случае войны и не осмелились развязать её. Однако напряжённость в обществе не спала, как пять лет назад. Посёлки перешли в фазу скрытого противостояния друг между другом и прекратили все отношения.

    27 год.

    В этом году нам едва удалось избежать войны. Всё началось с того, что во время сбора кыркоса одно из растений упало на офрянина и убило его. В Офрь сразу направилась делегация из Тлерта во главе с президентом. Во время многодневных дискуссий президент скончался. По посёлкам поползли слухи о якобы насильственной смерти Ткарта. Переговоры приняли напряжённый характер. Однако инцидент не перерос в войну. Это было достигнуто ценой отторжения части кыркосных владений Тлерта в пользу Офри. По возвращении тлертской делегации домой был выбран новый президент. Им стал Нерт – представитель нового поколения исторпов.

    42 год.

    Двадцать один год мы этого боялись, и это всё-таки случилось – в этом году началась война. К началу этого года население Тлерта перевалило за отметку в восемьсот исторпов, и по численности мы превосходили все остальные посёлки вместе взятые, однако уступали им в моральном плане. Соседи хотели этой войны, мы – нет. Поэтому они решились развязать эту бессмысленную междоусобицу. Эта война, жалкая пародия на войны прошлого, ужасна тем, что разразилась на руинах погибшей цивилизации, когда нам, в действительности, нечего было делить и когда, казалось бы, каждый должен был осознать ошибки прошлого… Первым на нас напал Аркс, затем Тарн и Офрь. Между этими тремя поселениями, несмотря на незначительные столкновения, почти сразу же образовался сговор против нас как наиболее сильных противников. Однако, по крайней мере, в этом году нам удавалось с честью выходить из создавшегося положения. Мы ни разу не позволили врагу войти в наше поселение, и даже в течение двух месяцев удерживали взятую нами Офрь – самый слабый и малочисленный из трёх враждебных нам посёлков. Из-за несовершенства и комичности оружия, тактики и стратегии все военные действия напоминают некое балаганное действо, и в результате них с нашей стороны погибло всего девять исторпов, в то время как родилось пятнадцать. Но, несмотря на всю комичность и нелепость этой войны, она, похоже, затянется надолго – волна агрессии, по всей видимости, идущая от наших предков, никак не уляжется, она лишь увеличивается, и ни одна из сторон не желает уступать, – так что я, скорее всего, не увижу её завершения, ведь мне давно перевалило за девяносто, и я последний оставшийся в живых исторп из первого поколения. Вполне возможно, что я не доживу до конца следующего года. Мне хотелось бы, чтобы моя летопись была продолжена, хотя это едва ли случится – все поглощены войной. Но, если после её окончания (при условии, что на этой планете вообще останется кто-то живой) кто-нибудь прочтёт летопись, он, возможно, захочет найти город, из которого мы пришли, и увидеть его воочию. Поэтому, я думаю, целесообразно будет указать его местоположение. Город, который нас вырастил, по моим расчётам, находится в двухстах девяноста восьми километрах от Тлерта в северо-северо-западном направлении. Видимо, мы очень быстро забыли уроки, преподнесённые нам прошлой жизнью, и без оглядки на прошлое продвигаемся к возможному печальному концу. Остаётся только надеяться, что в исторпах проснётся разум (по крайней мере, у них хватило ума не сражаться в кыркосной роще – так можно лишиться ещё и пищи), и они прекратят эту бессмысленную войну.

    На этом летопись заканчивалась – видимо, никто так и не удосужился её продолжить.

     

    *   *   *

    Археологи провели ещё несколько дней на раскопках, но больше ничего существенного найти не смогли. Тогда они решили исследовать именно то, что и являлось их конечной целью – город праисторпов. Но, судя по всему, рядом с этим городом не было кыркоса, поэтому археологам необходимо было пополнить запасы пищи. К тому же, подходил к концу клейкий раствор, поэтому исследователи решили вернуться в Город.

    *   *   *

    Прибыв в Город, они с удивлением узнали, что подлинность Соглашения, несмотря на все препоны, чинимые апрайятами, всё-таки была доказана. Прайяты уже готовили экспедицию к поселениям первых исторпов, так что Корпту и Плинке следовало поторопиться, если они хотели быть первыми исследователями города праисторпов (в древних поселениях исторпов могли быть и другие указания на его местоположение), поэтому археологи, пополнив запасы кыркоса, уже на следующий день отправились в путь. Им предстоял очередной долгий переход по пустыне – на расстояние почти в четыреста километров.

     

    6. ГОРОД

    Прошёл почти месяц со дня отправления, когда археологи прибыли на место будущих раскопок. Было ясно, что город с многомиллионным населением должен был занимать достаточно большую площадь, поэтому выбор конкретного места для первого раскопа не отнял много времени.

    Работа продвигалась достаточно быстро – песок поддавался легко, единственным препятствием было то, что приходилось укреплять песчаные стены раскопа во избежание осыпания – и через несколько недель часть улиц города была откопана.

    Перед взором исследователей предстал город, ни на что виденное ими раньше непохожий.

    Улицы состояли из некогда высоких домов, давно обратившихся в руины. Многие здания были разрушены до основания, некоторые сохранили пять-шесть этажей, но все они уже не подлежали восстановлению. Безжизненные улицы были забиты странными конструкциями из металла – вещества, неизвестного исторпам, – по всей видимости, несколько тысячелетий назад приводимыми в движение какой-то неведомой силой. Хаос и всеобщее разрушение царили на улицах города…

    Город был мёртв, мёртв давно и окончательно. Все предметы вокруг были покрыты пепельного цвета пылью, за долгие годы сросшейся с ними до единого целого. Она скрадывала краски и очертания предметов, обезличивая их и приводя их к единому знаменателю, и светилась в темноте. Покрывая всё вокруг, она скрадывала звуки, и город плавал в безмолвии. Она проникала практически всюду, и лишь немногие предметы внутри зданий сохранили свои потускневшие цвета, спасшись от неё.

    Дух смерти завис над городом, и неосознанный, первобытный страх брал за душу и сжимал сердце в комок во время прогулки по нему, и дрожь побегала по телу.

    Исследователи шли по городу, оставляя в пыли неотчётливые следы, и рассматривали окружавшее их царство мёртвой материи. Наконец они увидели здание, сохранившееся лучше других, – оно явно строилось в расчёте на будущую катастрофу. Несомненно, что когда-то оно было весьма красиво и отличалось от остальных построек города. Сломав слабый от времени замок, исследователи вошли внутрь.

     

    7. АПАРТАМЕНТЫ

    Они попали в холл, от которого в противоположные стороны отходили два коридора и две лестницы вели наверх. Свет падал лишь сквозь прямоугольник двери, и детально рассмотреть окружавшие их предметы исследователи не могли. Они поднялись на верхний этаж этого пятиэтажного здания. На каждом этаже были окна, выходящие на улицу, но они были покрыты толстым слоем пыли, и лишь немногие лучи солнца проникали сквозь этот покров, целостность которого, видимо, была несколько нарушена во время раскопок. Но всё же этого скудного света хватило исследователям, чтобы благополучно добраться до самого верха здания.

    На последнем этаже оказалась всего лишь одна дверь, с замком которой археологам достаточно легко удалось справиться. За дверью была просторная и тёмная комната, в которой, однако, имелись окна, два из которых не без труда удалось открыть. Рамы со скрипом отворились, и комнату залил свет яркого солнца, раскалённого до предела.

    Комната оказалась чьими-то достаточно богато обставленными апартаментами. Хотя краски потускнели от времени и часть предметов разрушилась, не выдержав долгих тысячелетий, былая роскошь сразу бросалась в глаза.

    Но дыхание времени не коснулось только массивного письменного стола, возвышавшегося в центре апартаментов, который, казалось, насмехался над временем. Естественно, что внимание исследователей было в первую очередь устремлено именно на этот стол. И не напрасно – в одном из ящиков археологи нашли ветхий клочок бумаги, на котором ещё сохранился текст: «Господин Президент! Мы рады сообщить вам, что наконец-то завершены исследования, которым мы посвятили одиннадцать лет. Нам всё-таки удалось открыть новый тип ядерного оружия. Его мощность увеличена в несколько тысяч раз. Взрыв одной такой боеголовки выжжет, по меньшей мере, полпланеты. Первый экземпляр новой ракеты нами уже изготовлен и готов к действию. С уважением, персонал Института Ядерной Физики. Двадцать шестое августа две тысячи п…»

    Исследователи были поражены прочитанным. Эта записка проливала свет на внезапную гибель цивилизации праисторпов. Но ещё больше их поразило то, что они прочли в тетради, найденной в том же ящике стола. Тонкая тетрадь чудом пережила века после Великого Расщепления Атома. На её обложке красными чернилами было выведено: «Мой дневник».

     

    8. ДНЕВНИК СУМАСШЕДШЕГО ПРЕЗИДЕНТА

    1 августа. Сегодня первое августа, и поэтому я начинаю свой дневник. Я – президент этой страны. Мы живём в очень тяжёлое и страшное время. Я боюсь, что не сегодня-завтра начнётся война. Я думаю, что всеобщее разоружение – лишь видимость. Я не верю, не могу верить и не хочу поверить, что никто не хочет нас захватить. Хотя последняя ядерная боеголовка и была уничтожена год назад, я уверен, что они спрятали несколько ракет у себя в странах и готовы их использовать против нас. Президент – лицо нации, поэтому я уверен, что все в моей стране точно так же, как и я, убеждены в угрозе, идущей от других стран, и, как и я, живут в постоянном страхе. Чтобы чувствовать себя в безопасности, ещё десять с половиной лет назад я отдал приказ о создании нового мощного оружия, которое позволит нам жить спокойно. Но его никак не могут изготовить, и от этого мне только нервознее.

    5 августа. Никто не представляет себе, как мне тяжело! Будь на то моя воля, я бы взорвал все эти страны, чтобы стало легче.

    26 августа. Ну, наконец-то, хоть какая-то радостная новость! Сегодня мне пришло сообщение из Института Ядерной Физики – они всё-таки завершили создание новой боеголовки! Я уже приказал установить ракету в одну из шахт, оставшихся после разоружения, направить её в сторону стран, представляющих наибольшую опасность для нас, и  сделать у меня в кабинете кнопку запуска. Сегодня по-настоящему счастливый день!

    33 августа. Уже неделя прошла со дня создания новой ракеты, но я всё никак не могу найти желанного успокоения. Наоборот, мне кажется, что все узнали о ней и ещё сильнее ополчились на нас. Мне очень страшно. Я не могу так больше жить! По ночам мне снятся кошмары, в которых меня убивают иностранные шпионы. Неужели мне надо всё и всех уничтожить, чтобы найти покой?

    35 августа. Ужас! Кошмары стали приходить уже и днём. Всё: стены, пол, потолок, мебель давит на меня. Я кричу, я мечусь по своим апартаментам, но не могу найти выхода. Как долго ещё придётся мне терпеть этот ужас?!

    40 августа. Всё! Нет сил моих больше это терпеть! Моя жизнь – сущий ад. Я дни и ночи напролёт мучаюсь от невыносимого страха. Они преследуют меня, они меня уже настигают! Я не могу больше так жить. Уж лучше смерть, чем такие страдания. Решено! Сегодня в двенадцать часов ночи я нажму красную кнопку. А что цивилизация? А ничего: она не может и не хочет меня спасти, дать покой и уют, она, наоборот, стремится меня задавить, настигнуть, унизить, напугать, уничтожить – так пусть умрёт сама. Разве достойна она жить, если умру я? Ответ на этот вопрос короток: нет, никогда!

     

    9. СОВЕЩАНИЕ

    Вечером этого же дня археологи собрались на совещание.

    – Да, никто из нас не ожидал обнаружить такое. Великая цивилизация погибла по манию одного сумасшедшего, заполучившего власть.

    – Я думаю, что пока неверно называть погибшую цивилизацию праисторпов великой, как бы нам этого ни хотелось. Ведь до сих пор мы увидели только страх, агрессию, зло, войну и боль того погибшего мира. Но как может быть великой цивилизация страдания и боли? Как  может  она  вообще  называться  цивилизацией?  Ведь  цивилизация – это, прежде всего, культура. А нашли ли мы хотя бы одну книгу? Нет. Цивилизацию должны делать не её сумасшедшие, а её культура.

    – Я с вами согласен. Я считаю, что мы просто не имеем права отсюда уходить, пока не найдём хотя бы один предмет культуры. Безусловно, история гибели цивилизации – это важно и интересно для всех нас, но должно же было быть в праисторпском обществе что-то кроме войн и страданий! Потому нам надо искать книги.

    – Всё верно. Я думаю, что искать их надо в обычных домах, где жили праисторпы. С нашей стороны было ошибкой тщательно осматривать лишь административные здания. Нами откопано около восьмидесяти домов – уж в одном-то из них должно что-нибудь сохраниться.

     

    10. КНИГА

    Начиная со следующего дня, археологи принялись методично исследовать дома, но ничего не могли найти – все книги либо сгорели во время Взрыва, либо истлели впоследствии, но от них не осталось и следа. Так, в бесплодных попытках прошло полтора месяца. Исследователи уже отчаялись найти что-либо и стали подумывать о возвращении в Город.

    Однако в один из дней им всё же посчастливилось. В одном из домов, в груде мусора и пыли, они нашли книгу. Эта книга чудом пережила Великое Расщепление Атома и долгие тысячелетия после него. Обтрёпанные, пожелтевшие страницы перелистывались с сухим треском, словно грозились переломиться надвое, а то и вовсе обратиться в пыль. Чёрные корочки обветшали и побелели по краям. Но на обложке ещё сохранились призрачные следы золотого тиснения, и ещё можно было, хотя и с трудом, прочитать заглавие:

    Ф.М. Достоевский

    Преступление и наказание

    2003, 2007

     




    Категория: Рассказы | Добавил: Лиля (16.12.2013)
    Просмотров: 810 | Теги: Александр Смирнов. Кто они? | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика