Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 906 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1685 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1377 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1335 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1349 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1442 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1598 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Мемуары [24]
Статьи [40]
Интервью [10]
Эссе [16]
Монографии [0]
Книжные рецензии [15]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11542 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 8014 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 6315 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5684 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4905 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3410 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5684 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3518 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3760 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2913 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1296 | 3 | 58
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1565 | 0 | 80
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1630 | 0 | 98
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1595 | 0 | 141
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2272 | 0 | 382

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • Часы (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 119

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8607
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 435
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Публицистика журнала » Статьи

    Вера Савельева. Уже два! Голоса авторов нового века

    (отзыв на антипериодическое антикоммерческое издание газетного типа «Ышшо ОdыN»)

    В Казахстане (Алматы) начала выходить газета, печатающая только поэзию. Блок текстов в ней подобран по тематическому принципу. Вышли уже два номера.

    Обращу внимание на оформление издания. Первая страница непоэтическая и носит рекламный характер, на ней обозначена тема, которой сопутствует визуально-графический аналог. Компактно расположены обращения к читателю и фразы-манифесты нового поэтического поколения издателей. Последняя страница содержит подробные резюме авторов. На шести внутренних страницах размещены тексты.

    Тема первого номера – «Детство». 

    Тринадцать авторов. Половина не казахстанцы. Возраст, жизненный и творческий опыт, количество  текстов – всё это разное.

    Концепт «детство» по этому объему публикаций несколько мрачноватый. Вот некоторые цитаты.

    Сыну лет семь всего:

    злой я был, помню, в доску,

    не пожалел его,

    выплеснул всё и – жёстко,

    типа, реветь нельзя,

    типа, а ну-ка хватит…

                               (Александр Саламгин)

    девочка моя, в тебе – вечность

    чтоб ты не сделала всё бесполезно ужасно

    так что бросай эти дикие вопли и белые травы

    давай сядем на дно и расколем часы и съедим механизмы

                                                                                (Дарья Спивакова)

    я живу без чудес на окраине чудного мира

    солнце в окно на картине бельё и дворняги

    мальчик ушел вместо мальчика дырка в бумаге

                                                              (Егор Кирсанов)

    Дети наше будущее. Не правда. Наше будущее – старость. Дряхление и умирание. А дети сами по себе. Глупое следствие ещё более глупой причины. Чистые и нетронутые, непосредственные, как ангелы. Пока их не коснулась рука взрослого. (Владимир Воронцов)

    В детстве мне было страшно

    засыпать.

    Я знал, что под кроватью

    живёт смерть.

                        (Иван Полторацкий)

    Самое сложное в жизни

    Просто остаться ребенком

    Остаться самим собой

    Не исполнив чужой мечты

                                   (Исатай Алтай)

    В детстве у меня был персональный ягненок

    Он повзрослел раньше меня

    Мы его съели на каком-то празднике

                                        (Дмитрий Воробьев)

    Если вся поэзия родом из детства, то это – черное детство. Чтение этих стихов, как подслушивание коллективной исповеди на сеансе у психоаналитика. Ты слышишь пациентов, но не слышишь врача и не знаешь, что он им скажет. Детство как травма, которую они будут переживать до старости? Не всему веришь. Много фантазий о страхах и своей несостоятельности. Скорее это затянувшееся детство. Инфантильный прозоэпос.

    Стиховедческий и образный диапазон текстов разнообразен и этим искупает некоторую тематическую монотонность. Здесь: цветаевские ритмы у А.Саламгина, сюрреализм у Е.Кирсанова и Д.Спиваковой, обериутские сюжеты И.Полторацкого, дадаизм Исатая Амантая, черный юмор Дмитрия Воробьева; стилизации от Ивана Шмелева до Саши Чёрного в многословной и морализаторской прозе В.Воронцова (почему она прошла отбор в поэтическую газету?); неофутуристические видения С.Алексеёнка.

    Конечно, у всех поэтов макароническая графика (соединение кириллицы, латиницы и графических символов). Строфическое разнообразие: тождественные строфы, нетождественные, астрофичные стихи. Чаще всего отказ от прописной буквы в начале строк. И знаков препинания (так проще и для корректора), хотя всё это уже давно не производит эффект культурного шока. По-моему, интереснее читаются стихи, где частично сохранены некоторые знаки препинания. В них точки, запятые, тире начинают обладать повышенной информативностью. Например, на три стихотворения В.Воронцова приходится один знак препинания в стихотворении «не кидайте камни в бездомных собак» – это тире (почему оно, почему одно и т.д. – есть какая-то интрига). Исатай Амантай может неожиданно или очень продуманно поставить в стихотворении три знака (восклицательный, точку и запятую в «Впервые в жизни увидев апрельский снег») или три (восклицательных в «Энциклопедии для восхитительных мальчиков»), ограничиться двумя обособлениями, но не обращать внимания на ряды однородных членов в «мир-во-сне (колыбельная)»:

    Бойся Оле-Лукойе

    Бойся Фредди Крюгера

    Бойся бандита Пашу

    Из пятого подъезда

    Бойся атомной бомбы

    Бойся вируса гриппа

    И глобального потепления

    Тоже, пожалуй, бойся.

    Бойся землетрясений

    И террористов-смертников

    Бойся пьяных водителей

    Пьяных грузовиков

    Только, сынок, не бойся

    Засыпать в темноте один

    Конечно, в этом стихотворении цезуры на конце стихов компенсируют отсутствие запятых и делают их избыточными и необязательными. Так что читатель видит их отсутствие как присутствие. Но обособления вводного слова и обращения способствуют передаче разговорной интонации, смотрятся выразительно и подчеркивают симметрию композиции. Единственная точка в стихотворении – место оси симметрии и интонационно-мелодического и смыслового перелома.

    На фоне отсутствия знаков препинания выделяются стихотворения Д.Накипова с избыточными знаками. Его любимый знак – многоточие. Оно часто становится не знаком препинания, а просто дополнительным окончанием-наращением слова, фразы. Вот два фрагмента из одного стихотворения:

    Глаза – зеркала отчуждений

    от плохого в себе…

    в пологой плоскости неба

    темнеет точка

    исхода астрального тела…

    <…>

    Но этот намного лучше,

    чем обрекать на закланье других…

    Жертва и жрец…

    Сын и отец…

    Любопытны синтаксические алогизм и абракадабра  в стихах поэтов из Чебоксар. Полагаю, что в какой-то мере они представляют в газете «братство айгистов» и связаны с традициями творчества Г.Айги и поэзией неоавангарда. Например, какие-то лунатические или перинатальные тексты Игоря Васильева, которые он объединил в цикл «Детские стихи».

    Дверь – потом открывается мир.

    Уже, что расвет (орфография автора! – В.С.)

    Небо – реальность забытая на кресте.

    Небо так сияет, что по-семейному,

    стопкою опрокинутой.

    Что ли как люди

    и дым обреченный (угаснуть)

    рассеивается, вот, по земле.

    Особую изобретательность многие авторы проявляют в заголовочных комплексах: есть названия, посвящения, автокомментарии, указания на жанр. Это приятно для читателя, который ощущает некоторое внимание к себе. Но и свидетельствует о сопутствующей рефлексии автора по поводу написанного.

    На первой странице газеты в разделе «Наши принципы и требования к текстам» заявлено: «Тексты, имитирующие (осознанно или нет) манеру письма и образный строй писателей прошлого (тут бы всё-таки лучше поставить «,» – В.С.)  не рассматриваются». Это манифестирующее заявление.

    Конечно, балансировать на грани великой поэзии прошлого и  стихов будущего необычайно трудно.  Но интереснее стало жить в нашем королевстве. Можно увидеть, как, корчась, рождается из яйца гадкий утенок, который вдруг потом должен превращаться в лебедя:

    дай устоять на перекладине

    остаться в воздухе стоять

    в щели тянет рифмой      найдена

    сопротивляюсь как могу

    и понимаю ненароком

    соседа напугав лицом

    что эта речь она к чему

                                  ( Канат Омар)

    * * *

    Во втором номере проекта «Ышшо ОdыN» сразу обратила на себя внимание графика, даже в тех случаях, когда она не имеет особого отношения к текстам. Заявленная тема номера – «слишком личное» –  линейным орнаментом отбита на первой странице. Тема еще психоаналитичнее, чем «детство», но ориентирована на поэтическую самоидентификацию. «Но это «слишком личное» никак нельзя относить только к лирике. Мне кажется, тут всё гораздо сложнее», – написано в заставке «От собирателя номера».

    В мире этих стихов мы имеем дело не только с исповедальным высказыванием, но с отрицанием законов логического высказывания. Часто перед нами образно завуалированное признание, переведенное в другое измерение. Тут каждый автор пишет под строгим присмотром автоцензуры, каждый в определенной мере сам себе табу. Поэтому перекодировка текстов часто желательна и даже необходима.

    Любимые приемы передачи «слишком личного» тоже изощренны: инверсии, алогизмы, разрывы синтаксиса, неожиданные ассоциации, вставные конструкции, кружение повторов, криптограммы. Техника такая: как будто сначала пишется предварительный текст, а потом идет работа по его перекраиванию и зашифровке.

    Лиахим

    Кричу тебе

    Ты красив даже наизнанку

    Вверх ногами

    Задом наперед

    Лиахим

    Так обращается к Михаилу лирическая героиня Ольги Передеро. А Павел Погода ввинчивается в звукопись слова: «хоргос», «хор гос», «хор гос поди», «ор». Можно еще: рог, Гросс, сор, сорго, ос, сох… Когда-то Вознесенский сделал знаменитое эстрадное стихотворение с монорифмой на имя Гойя. С хоргосом вышло что-то «слишком личное».   

    Текстотворчество развивается и за счет автоматического повторения слов, оборотов, навязчивых скороговорок. Персеверации на темы: «Карл у Клары» или «шла Саша по шоссе» (Андрей Егоров), «рита ушла / галя ушла / Ира ушла» (П.Погода), «целоваться на улице / целоваться в подъезде / целоваться на балконе…» (Канат Омар).

    Женское «очень личное» в номере проекта представлено особенно ярко. Стихи динамичные, чувственные, часто очень физиологичные. Телесные, бесстыдные. Сказано – «слишком личное»! Гендерная маркированность текстов позволяет говорить об особом воинственном женском стиле в поэзии молодого поколения.

    что-то внутри болезненно сжалось и сократилось

    будто бы треснула полость в которой семя ютилось

    будто бы жизнь болела вздрогнула и прошла

    и проросло неведомое и в неведомом распустилось

                                                                   (Анна Русс)

    И если ты еще когда-нибудь

    пойдешь со мной куда-нибудь

    и сядешь рядом не со мной

    а с кем-нибудь – с другой, с другим

    особенно,

    тогда возьму я что-нибудь

    и этим чем-нибудь, тупым

    (а может и попросту голыми руками)

    тебя убью.

                                    (Мария Вильковиская)

    Или еще более маркиздесадовское у неё же:

      где еще отыщется            

      для тебя это красное конфетти

      из кусков моей кожи на твоей бесконечной кровати?

    Нервные интонационные перебивы, частые переносы, отсутствие рифмы, имитация монологического надрыва,  намеки и недосказанность в лирическом сюжете. Всё это способствует созданию образа обиженного и рассерженного женского «я», диалог с которым уже невозможен.    

    Впрочем, есть и исключения. Жизнерадостная Анна Логвинова представляет монументальное и самодостаточное материнство. Она своеобразно развивает некрасовский образ: «сидит, как на стуле, двухлетний ребенок у ней на груди».

     Кто ищет умственных затей,

     кто жаждет радостей тактильных,

     а я кормлю двоих детей

     и в день съедаю холодильник.

    А грудь огромна и крута

    на ней буксуют джипы, танчики,

    она плывёт как два кита

    и льёт молочные фонтанчики.

    Её как поле перейти

    и знать как знают все счастливчики

    что в мире нет плохой груди

    а только есть плохие лифчики

     

    Этот раблезианский автопортрет с небанальными рифмами востребован мужским желанием и неожиданно   перекликается с замедленными нерифмованными эротическими грезами И.Полторацкого:

    И вдруг мне ошеломительно захотелось

    (О, это было самое главное достижение человечества!)

    нарисовать тебя

    на камнях

    с крепкими – две толстых линии – ногами,

    неровным солнечным кругом вместо головы

    и огромной, налитой молоком и солнцем, грудью…

     

    Телесность и эротика в стихах Айгерим Тажи эстетизирована под Мандельштама и Марию Петровых, но эта истерика тела («буду биться в истерике телом о плен-плафон») вызывает улыбку:

    мы зароемся словно рыбы в цветной песок

    плавниками закроем уши глаза лицо

    наглотаемся жидкости пусть захлебнется та

    что пустила корни в расщелине живота

    На этом женском фоне десять мужчин из коллектива семнадцати авторов неожиданно выглядят более целомудренно и психически уравновешенно:

    саднят колени

    в память о нашей битве

    всю ночь напролёт

                             (Канат Омар)

    Цикл из семи стихотворений Каната Омара – это почти переложение на современный язык монолога из шекспировской трагедии о двух влюбленных. Замечателен «Свитер» Николая Алимушкина. От всей души желаю ему побывать на Мадагаскаре (это его «слишком личное» из резюме на последней странице). Этот «Свитер» будто перевод учеником новонайденного стихотворения одного из великих французских сюрреалистов. Приведу его полностью.

    Дома я ношу

    Чёрный шерстяной

    Нестиранный свитер.

    Когда начинаю

    Гладить кота,

    Он от возбуждения

    Залезает ко мне на плечо,

    И я терплю, хотя плечо

    Постоянно расцарапано,

    И продолжаю

    Носить свитер.

    Я это всё к тому,

    Что ты никогда

    Не любила моего кота

    И никогда

    Не возбуждалась

    В моём доме

    Ни от чего.

    А те два раза

    Ты просто играла роль,

    Потому что до и после них

    Я давал тебе денег

    Или что-нибудь покупал.

    И всё-таки надо

    Отдать тебе должное:

    Ты никогда не была против

    Чёрного шерстяного

    Нестираного свитера.

    Во втором номере интересны неожиданные образы – тактильные, звуковые, визуальные. Например: «Я потрогала кожу на лапе у крокодила – / Это был первый весенний лист» (Ксения Рогожникова). Или юродствующее четверостишие-погремушка Ильи Одегова:

    вот опять добрые подруги

    на кровать унесли под руки 

    стали ублажать

    стали потешать

    У проекта и его издания «Ышшо ОdыN» нет территориальных границ. В нем печатаются авторы из разных городов бывшей советской империи. Скорее всего, некоторые еще не встречались в реальном пространстве друг с другом и притянулись благодаря всемирной паутине. Так что проект можно назвать международным.

    Заметки на полях. Хотелось бы пожелать, чтобы на страницах «Ышшо ОdыN» появлялись только произведения ранее неопубликованные. Это бы придавало изданию особый статус. Тематический принцип относителен и как-то не очень работает, так как отбор делается  на глаз, почти методом тыка. Конечно, и у писания под тему есть свои недостатки, но тут хотя бы стартовые условия равные. Первая и последняя страницы (резюме авторов) однообразны и слишком газетны. Резюме вызывают уважение, но они повторяются (у издания, конечно, есть своя тусовка) и от них часто веет тем же, чем несет от рекламных слоганов, которые обещают, объявляют и гарантируют. Что-то я придираюсь? Но этих ребят не смутить. Дело завертелось. Желаю им рецензий и отзывов. Хороших и разных.




    Категория: Статьи | Добавил: Лиля (26.08.2012)
    Просмотров: 1074 | Комментарии: 1 | Теги: Вера Савельева. Уже два! Голоса авт | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 1
    1  
    Первый раз вижу столь доброжелательного критика. Много интересного и полезного в статье. Спасибо!

    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика