Юрий Бондаренко. Словесное творчество детей - Статьи <!--if(Публицистика журнала)-->- Публицистика журнала<!--endif--> - Каталог статей - Книголюб

Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 469 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1182 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1011 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 968 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 985 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1057 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1152 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Мемуары [24]
Статьи [40]
Интервью [10]
Эссе [16]
Монографии [0]
Книжные рецензии [15]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 9876 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 7415 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 5328 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5017 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[13.07.2012][Стихи]
Оксана Боровец. Имя прилагательное Просмотров: 4009 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3000 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3038 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3349 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5017 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[05.05.2014][Назад в будущее]
Иван Андрощук. Пирамиды Нью-Йорка Просмотров: 1173 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 806 | 0 | 52
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1109 | 0 | 74
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1292 | 0 | 92
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1268 | 0 | 137
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 1924 | 0 | 375

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (51)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (27)
  • Даун (25)
  • Липовый дождь (22)
  • Я у Ваших ног (21)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 113

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 6697
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 690
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Публицистика журнала » Статьи

    Юрий Бондаренко. Словесное творчество детей

     

          

    Словесное творчество детей чрезвычайно важно и для развития личности (не случайно, в науке укоренилось выражение «языковая личность»), и для развития собственно художественного вкуса, что, естественно, неотделимо от развития личности в целом, и для расширения возможностей при освоении краеведения, ибо культура – важнейшая составляющая краеведческих материалов.

    Детское словотворчество, равно, как и зачатки творчества литературного привлекают внимание уже не одно десятилетие. В Советском Союзе  интереснейшие образцы детского творчества были собраны уже в двадцатые годы.  Хорошо известна замечательная книга Корнея Ивановича Чуковского «С двух до пяти». Примером того же рода стала и казахстанская книга «Говорят дети» (1). Отдельные издания связаны и с именами, конкретных детей (2). Этот ряд можно было бы продолжить. Но, с другой стороны, последние десятилетия мы наблюдаем довольно-таки тревожные явления. Устная речь, поступающих в вузы вчерашних школьников, зачастую клочковата и малограмотна, художественный вкус, умение отличать достойное, мастерски отточенное от слабого, а то и вовсе далекого от подлинной литературы, блекнет либо просто не развивается под натиском масс-медиа.

    Таким образом, с одной стороны, есть колоссальный опыт десятилетий, с другой – множество сплетающихся друг с другом проблем, требующих постоянного внимания. К тому же воспитание, органически включающее в себя и взращивание патриотизма, неотделимо от реальных дел.   И одним из таких реальных дел, способствующих и развитию личности, и формированию вкуса,  и рождению и закреплению чувства патриотизма, любви к своей «малой родине» (без которой трудно воспитывать любовь к большему)  является практическое использование детской тяги к словесному творчеству.

    Что же здесь по силам любой городской и сельской школе, любой библиотеке?

    1.Движение, по пути, четко обозначенным К.Чуковским и другими. Это сбор  слов, высказываний, рассуждений малышей. Казалось бы, подобное уже делалось. Так зачем же это? Да затем, что делалось именно подобное. Наши малыши, именно наши и растут они в наше время. И разве не интересно, собирая по крохам, проследить, что тут близко уже известному, что практически повторяется, а что, быть может, несет на себе печать нашего времени и нашего края?

    2. Начиная со школы, и иногда и с более раннего возраста, записывать фантазии, сочинения детей. Так, костанайский автор Алексей Олексюк,  победитель одного из литературных конкурсов им. А. Коштенко, первую свою сказку сочинил еще в пять лет, не умея читать, и его папа записал эту сказку на открытке.

    3. Собирать и систематизировать то, что уже многие годы входит в творческий  арсенал наших учителей литературы, являя собой  ученические работы разных видов и жанров.

    Попробуем обозначить и рассмотреть основные из них.

    А. Загадки, сочиненные детьми.

    Б. Сказки, которые зачастую пишутся по мотивам и в духе уже известного детям.

    В. Эссе. Необычные, фантастические и иные придуманные  истории.

    Г. Стихи. Эпиграммы. Шутки.

    Д. Для старших – рецензии, отзывы на увиденное на экране, в Интернете,  на выставках, прочитанное или специально подобранное учителем.

    Е. Очень интересна такая форма заданий, не раз использовавшаяся при работе со студентами, как завершение фразы, выражения.

    Ж. Живую реакцию вызывают и задания, связанные с предложением дать свое объяснение того или иного образного выражения, обрисовать словами картинку, которую оно рождает.

    И, наконец, З. Записи историй, рассказанных дедушками, бабушками, знакомыми. Это уже прямая краеведческая работа, которая  не только обогатит наши знания о своем крае, его людях, но  и позволит детям  почувствовать, из каких крупиц складывается то, что может стать достоянием исторической науки.

    Попробуем на примерах, взятых в нашем городе, показать, что здесь возможно и какие сокровища нередко оказываются рядом с нами. Приводя примеры, автор исходит из доступного ему лично и заранее извиняется за то, что круг этих примеров очень ограничен. Не учтен опыт местных библиотек, и многое, многое иное. Но это лишь один маленький шажок, лишь примеры, демонстрирующие то, что возможно при движении по обозначенному пути.

     Начнем с Первого. Уже к трем годам малыши занимаются естественным для них словотворчеством. У маленького Д. (2 г. и 4 мес.) пылесос именуется колесосом, луноход – юханодом, карусели – сосулели, а мотоцикл звучит, как молотикл. Слово же светляет заменяет слово светает.

    Очень интересно сопоставить детское словотворчество с языками других народов. Например, если речь идет о русском языке, то со славянскими, логика развития которых показывает, что рождаемые детьми слова, органичны. Например, на болгарском мороженое – сладолед, а на чешском красавица – это урода. А почему бы и нет? Ведь и те, кого на русском называют уродами, а на чешском – красавицами, таковыми обычно являются от рождения, то есть родились такими.

    Что же касается собственно детей, то уже к двум с половиной годам, фантазии нередко плещут из них,  как ленты и платки из рукава фокусника.

    - Папа, на! – и  кроха дает отцу в руки палку, которой он вместе с отцом раздвигает шторы (это – лук), и обломок игрушечной стрелы.

    - Стреляй! Его ручонка указывает на угол подле балконной двери. Отец мечет стрелу – «стреляет».

    Малыш бежит к стене, подбирает и, зажимая ртом, приносит  папе стрелу.

    И снова: «Стреляй! Стреляй!»…

    Оказывается, он – царевна-лягушка, а папа, прихотью его воображения, Иван – царевич. И он, как и всякая порядочная и уважающая себя царевна-лягушка, наскучил прозябать в болоте (у стены). А раз «жених» такой несообразительный, то надо ж и подтолкнуть: «Стреляй - мол. Нечего тянуть!»

    Минута, другая – и та же палка – ружье, ракета, а, потом – удочка.

    Но вот в руках его тесемка. Он дает один конец отцу. Сцепились. Пошли.

    Теперь уже оба - поезд, пыхтящий и стучащий колесами.

    Сестренка же лезет под стол: «У-у. Я холодильник». Потом сгибается: «Сталушка я».

    Со временем игры и непроизвольное словотворчество дополняются «философскими» размышлениями и своего рода «филологическими изысканиями». Четырехлетка спрашивает отца и сам же отвечает:

    - А  знаешь, почему называется «трос»? - Потому что, когда поднимают тяжелый груз, он трясется.

    - Знаешь, почему буква «ж»? Потому, что у нее много лапок. Как у жука.

    В семь же лет сочиняет «стишок». О времени:

    Только что недавно

    были динозавры,

    а теперь остались

    косточки одни.

    А вот девочка – 2 г. и 3 мес. Ненароком слышит разговор о том, что соседской девочке нужна пилотка. Через некоторое время поясняет: пилотка – шапка с неба.

    (2 октября 87 г.)

    Не менее любопытны и такие филологические рамышления уже четырехлетней:

    Папа, давай с тобой чаевничать. Нет, ты кофейничаешь. А бабушка какавничает.

    Сам собой рождается и стишок:

    Отодвинь меня немножко -

    Буду ласковой, как кошка.

    (Конечно же, здесь уместнее «пододвинь»)

    А вот и детская «философия:

    - Дочка большая, а мама маленькая, потому что дочка уже выросла, а мама стала немножечко старенькая.

    И совсем уж замечательные вопросы девчушки-четырехлетки:

    - Почему часы не тикают?

    - Потому что они стоят.

    - А если б они лежали?

    Не менее любопытны рассуждения мальчика лет девяти-десяти после просмотра фильма «Александр Невский» в конце восьмидесятых годов. В финале фильма князь, определяя судьбы пленных и указывая на рыцарей, изрек: «А этих на мыло будем менять!» Почему-то вспомнив этот эпизод, мальчуган произносит: «Умный был князь! Знал, на что менять!» А дело в том, что в годы перестройки мыло-то, как раз, наряду с сахаром и др., было в дефиците. Не случайно ходил анекдот о том, как хозяин спрашивает гостя: «Вы будете руки мылом мыть или чай пить с сахаром?» Режиссеру и сценаристу подобное толкование княжеской фразы и в голову не могло придти. Но поистине: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется!» В приведенных же словах ребенка, как в капельке смолы, сохранился дух того непростого времени.

    Даже там, где на взгляд взрослых, ребенок просто употребляет не то слово, перед нами могут быть образцы собственного детского словотворчества. Например, пятилетний братик, увидев сестру, коротко постригшую свои пышные волосы, восклицает: «Как ты унизилась!» Вроде бы, неверно. Но ребенок сам выражает свою мысль. И откуда ему, да и нам - не филологам (а может быть, и филологам?), известно, каким образом в русском языке «по» и «у» приобрели разные смысловые оттенки?

    Еще  более любопытный пример детской логики мы видим в диалоге четырехлетнего Андрея и его мамы. После телепередачи о маленькой, шестилетней девочке, вытащившей из огня своего братца, мама спрашивает Андрея: «А ты бы так смог?»

    - Я тигра убью, - отвечает тот.

    - Ну, при чем тут тигр? Ты бы так смог?

    - Я тигра убью, - упорно повторяет Андрей.

    И его ответ по-своему логичен. Просто образец мужественного поведения – такого же мужественного, как у увиденной девочки - перед глазами мальчугана другой.

    Сколько подобных прелестей собирают родители и по сей день! И сколько еще можно собирать, подключив к сбору – игре старших братьев, сестер и других детей!

    То же можно сказать и о фантазиях или сочинениях детей. Но о них подробнее «по-со-размышляем» в п.3.

    Итак, по порядку.

    Уже в 1929 г. были специально опубликованы составленные детьми загадки. Их и сегодня можно было бы загадывать уже нашим детям, давая при этом дополнительное задание: придумать загадки самим. Попробуем вспомнить некоторые из загадок бабушек и дедов, придумавших их в возрасте 10 – 14 лет.

    Бежит по канатику, по тонкому,

    Взойдет в пузырек – и засветит огонек.

                                                    (электричество)

                          ----

    Самый звонкий я рабочий в мастерской.

    Колочу я что есть мочи: ту-ту-ту, та-та-та.

                                                    (молоток)

                         ----

    Зимой скрываюсь,

    Весной появляюсь,

    Летом веселюсь,

    Осенью спать ложусь.

                                                   (трава)

                        ----

    Летом одеваюсь, зимой раздеваюсь.

                                                    (дерево)

                       ----

    Без кисти, без красок, без ручки

    Рисует цветочки

    На прозрачном полотне.

                                                   (мороз)

     

    А вот загадка, которую нам, непосвященным, не отгадать: «Не петух, а с хохлом, не крючок, а цепляется, не вертушка, а вертится». И как Вы думаете, о ком речь? – Да это же мальчик-задира (3)

    Очень интересны и детские сказки, многие из которых первоначально пишутся по заданию учителей. Задания могут быть узко учебными, например, связанными с грамматикой.

    И  вот рождается сказка о том, как поспорили корни «лаг», «лож» и «кас», «кос».

    Возле одной реки стояли две маленькие деревушки – одна на правом берегу, другая - на левом. И все там было одинаковое: и избы, и заборы, и печные трубы. Но люди говорили по-разному. Люди из деревушки на правом берегу никогда не употребляли слова с корнем «лаг», а только «лож», и только «кос», а не «кас». Жители другой деревни делали все наоборот и смеялись над жителями первой, спорили с ними, иногда даже дрались.

    Однажды какой-то человек был на ярмарке, где собралось множество народу из двух деревень. И услышал он такой разговор.

    - Мы вчера думали, как нам деньги сложить.

    - Как это ты говоришь сложить? Нужно говорить: «слагать».

    - У нас все так говорят.

    - Это меня не касается, как у вас говорят.

    - А должно коснуться!

    Так они спорили. Приезжий человек не мог их больше слушать.

    - Как вы можете спорить из-за корней в слове? – сказал он. – Лучше говорить и так, и так. Я полагаю, что нужно употреблять два корня, и вы можете на меня положиться.

    С тех пор жители деревень начали использовать все корни. Им это очень понравилось (газета «Кустанай» от 17.09.1996). Здесь, как и далее, даны образцы детского творчества Оли Бондаренко. Не потому, что они исключительны. А потому, что в качестве примеров различных видов словесного детского творчества оказались наиболее доступными для автора.

    Еще красочнее «Сказочное появление на свет учебника литературы», написанное 11-летней девочкой, опубликованное в газете «Альтаир» 15 ноября 1995 г.

    Сугубо учебные сказки сменяются сатирическими, в хорошо известном духе старых сказок на новый лад. Приведем здесь две. Коротюсенькие.

    Первая – Про репку.

    У всех бюджет, как бюджет, но у нашего мужика – настоящая репа. Посадил он ее, значит. Глубоко в землю ушла. Пора вытаскивать из кризиса.

    Кто первые помощники в государстве? - Давай звать бабку да внучку. Вроде бы и репка-то совсем не большая, да не вытащили.

    - Где пес? – Пес в запое. Дед бабке:

    - Срочно! Где твой пейджер? Звони в кодирование от алкоголизма!

    Бабка:

    - Нет уж, милый. Я тебе соленым огурцом кого хочешь раскодирую.

    Ладно.  Пес готов. Уже и кот за ним.

    - Но где же мышка? Кот, ты видал?

    - Какая мышка? – спрашивает кот, довольно облизываясь. - Сколько можно не платить котам зарплату?

    И вторая сказка, с тоже знакомым названием «Новое платье короля». Детская сказка времен, примыкающих к перестройке.

    В маленьком королевстве большие перемены. Еще бы – новый король. Королевский дворец переименовали в Палату Ума. Вокруг нее с утра до вечера толпится новое поколение, выбирающее вместо кваса и рабства пепси и свободу. И вот – долгожданная минута: новый король появляется с речью.

    «Старый король рядил всех в одинаковые шинели. При старом короле все плясали под одну дудку. Он ошибался и скрывал свои ошибки. Нет позорному прошлому! Я даю вам полную свободу. Свободу одеваться – точно как я! А я оденусь по новокоролевски. Кабинет новых советников предложил мне самые новые журналы мод из самого свободного мира, и я покажу вам истинное платье нового короля!»

    Теперь позвольте маленькое объяснение. Новый король, к сожалению, не знал английского и не разобрал, когда вместо «Бурда моден» ему протянули  «Плейбой». И вот на глазах ждущей чего-то нового толпы, король торжественно снимает с себя шинель – прежиток прошлого. Рукоплескания.

    Что же дальше? О! Король продолжает раздеваться. Поглядывая то и дело на картинку журнала, снимает с себя все остальное. На секунду толпа шокировна. Грозовое молчание.

    Но это не пушкинский народ. Увы, он не умеет даже безмолвствовать! Взрыв рукоплесканий:  «Да здравствует новая мода!»

    Найдется ли в королевстве хоть одни малыш, который скажет, что король-то – голый?

    … И кто после этого скажет, что дети – не философы?

    А к сказкам примыкают эссе. Приведем здесь лишь три, демонстрирующих совершенно разные возможности этого жанра.

    Первое - В поисках света.

    Люди ползали на четвереньках. Но не просто так: они искали свет. Видимо, свет был им очень нужен, потому что они все больше склонялись к земле и все внимательнее смотрели.  Иные носы купались в пыли.

    - Глянь-ка, - вдруг толкал один другого в бок, - я нашел!

    - Дурак! – отзывался другой. – Это же лужа.

    - А что такое лужа?- спрашивал первый.

    - Это жидкая тьма, - говорил другой. И они снова искали.

    Грязь покрыла их с ног до головы. Пыль забивалась в нос, заставляя чихать. Но они не отступали. Люди были упрямы.

    А свет был рядом. Свет бил им в макушки, нагревал спины. Люди не замечали таких мелочей, только поглубже натягивали шляпы и закутывались в плащи. Им было некогда – они искали свет. А ведь нужно было только встать и посмотреть вверх.

    Второе эссе – Где логика истории, или почему Клинтон не носит тюбетейку?

    Когда Александр македонский покорил Персию, то первым делом он поспешил заглянуть в местные супермаркеты. И вот на нем персидский наряд.

                Когда Чингиз-хан завоевал Северный Китай, его брат с удовольствием примерил модную шапку китайских полководцев.

    И. кстати, истребление индейцев не помешало цивилизованным сынам Европы привезти домой заморское курево – табак.

    … Если бы сегодня спутники Македонского, Чингиз-хана или Колумба прошлись по улицам Костаная, пожалуй, они бы решили, что мы … завоевали Америку! Еще бы! Куда ни глянь – под рекламными щитами, где смачно дымят ковбои, разгуливают аборигены в звездно-полосатых трусах и майках. Подобно каннибалам, съедавшим своих пленников, закусывают «ножками Буша», прихлебывая кока-колу. А реклама передает по наследству джинсы, из которых выросла «вся Америка».

    Правда, злые языки поговаривают, что это Америка нас покорила. Но где же логика истории? Почему тогда Клинтон не носит тюбетейку?

    И, наконец, третье эссе, написание, да и чтение которого уже требует определенного литературного кругозора. Оно называется «Скотный двор развалился», перекликаясь с названием ставшей у нас известной в годы Перестройки антиутопии Д. Оруэлла, «Скотный двор», которая была к тому времени переведена на русский язык.

    А все началось с того, что Скотный двор развалился. Ну не знаю, может, кто когда считал его великим и нерушимым, а мы – ослы, быки и свиньи и др. поспешили официально прохрюкать и промычать, что почувствовали себя свободными.

    Да, нынче все не то, что раньше. Раньше, как нам говорили, так мы и думали. А теперь каждый своими мозгами думает: курица – куриными, баран – бараньими. Опять же, идеи какие-то нам вдалбливали, говорили: «Нет МЯСОКОМБИНАТА. Нет его – и все тут.  Пустота там одна. А будущее наше здесь. Светлое будущее Скотного двора».

    Теперь мы поумнели, знаем, ПРОИНФОРМИРОВАНЫ, что мясокомбинат этот есть и всегда был, даже и до нашего рождения. Но самым удивительным оказалось то, что еще существует некое астральное тело (свинья хоть и утверждает, что оно в пятачке, да  я-то ощущаю его в левом заднем копыте). Так вот, это тело продолжает дальше жить и в тушенке живет, и в сардельках, пока не достигает седьмого неба. Желудок называется, если по-человечески.

    Всякие другие новые слова появились. Раньше мы что строили-то? – «Светлое будущее». А кто  его видел?.. Всё басни одни. Чертополоха выеденного не стоят. Теперь мы конкретно знаем, куда идем. В правовой свинарник. Точно объяснить, что это такое, пока не могу. Пожалуй, что и индюк даже не знает. Но только там должна быть Гражданская кормушка и разные права и свободы. Я раньше и не думал, что простому ослу, как мне, или там козлу какому-нибудь, надо в жизни столько прав. Право, там, есть, например… Как же оно… свобода от совести, кажется, называется. Право голоса тоже…

    Вот Буренку раньше в принудительном порядке пастись водили по утрам…  А теперь и не водят. И не доят. Мычит она спозаранку. Но мычать, что же, не воспрещается, благо право на рев есть.

    Ох, кстати, про право голоса. Побегу, а то Главного Осла выбирают. Хотя, спешить некуда. Знаю, что выбирают теперь четно, непременно того, у кого самые длинные уши.

    P.S.

    И не верьте тому, кто говорит, что от реформ нет пользы. Вот наш Скотный Двор. Хотя и разделились на независимые стойла, всё продолжает опережать других по производству навоза. Правда куры говорят: еще два дня кормить не будут – и они отказываются помет давать. Но это твари безмозглые, как известно. Им всегда какой-то другой свободы хотелось. Неземной. Крылатой.

     (Молодежный Костанай от 20–26 апреля 2000 г.)

    Написано уже старшеклассницей. Но, читая это, трудно поверить, что рука взрослого даже не касалась текста. Однако его касалась «взрослая жизнь» трудных и не простых девяностых. И перед нами не просто образцы детского творчества, а и своеобразные моментальные снимки духа ушедшего времени.

    Трудно удержаться и не привести здесь нескольких образцов детских стихов. Уже не беспомощных, но и не одетых в штампы. Например, «Осенняя элегия бизнесмена», опубликованная в №9 (24) журнала «Берега»:

    Желтая, как пресса, осень

    Снова этот мир возьмет в аренду.

    Улыбнувшись по-американски спросит:

    «Обанкротилось давно ли лето?»

    Как налоговый инспектор неизбежна.

    Бьет, как снайпер. Промахнется редко.

    Золотишком все сорит небрежно,

    Сексуально раздевая ветки.

    Это шутка. Но, опять-таки, в духе своего времени. А вот драматическое ощущение эпохи перелома и страны, и ценностей, и судеб:

    Двадцатый век, как блудный сын,

    За сотню лет растратил сны

    Осмеянных отцов.

    А путь домой далек, непрост,

    Распутных дней прилипший хвост,

    Дороги без концов.

    И ты хотел любой ценой,

    Все потеряв, придти домой,

    Рабом, не сыном быть.

    Но кончен век. Разрушен дом.

    В нем нет отца.  Пустырь кругом.

    И некому простить.

    Уже эти строки говорят о том, что дети способны воспринимать окружающее и иронично, и очень серьезно. И очень важно учить их видеть окружающее собственными глазами, выражать свои мысли и чувства собственным, а не взятым напрокат, чужим языком штампов (хотя из штампов, как их пеленок все мы вырастаем лишь постепенно, да и то не в полной мере). Но это не значит, что мы не должны быть критичными, не должны советовать, подсказывать возможные пути улучшения написанного. Так, когда Оля написала замечательные стихи, посвященные уайльдовскому «Портрету Дориана Грея», там были такие слова: «Что так райски красиво, то уродски красиво». Ей самой нравилось. Казалось нестандартным. Отец же сказал, что слово «уродски» здесь как-то выпадает; и через какое-то время строка заиграла новыми красками: «Что так райски красиво, то безбожно красиво». Смысл стал многослойным. Исправление девочка сделала сама. Сама нашла более точное слово. Но для этого нужен был толчок, а не банальное восхищение: «Ах, как здорово ты написала!» …

    Из-за ограниченности объема этой своеобразной статья, которая скорее сводится не к теоретическим размышлениям, а к демонстрации того, что могут наши дети и что из года в год делают наши замечательные учителя, сея в их душах не просто «разумное, доброе, вечное», но и зернышки творчества, мы переходим сразу к завершающему пункту. Это непосредственно краеведческая работа. Но работа, проводящаяся в нестандартной живой форме бесед, интервью, записей рассказов старших. Причем, совсем не обязательно таких, которые затрагивали бы то, что принято именовать «большими делами». Для истории и детали могут быть чрезвычайно важны. Так, например, сколько было сказано об участниках войны, фронтовиках, тружениках тыла! Но хорошо известно, что непосредственные участники боевых действий не очень любят рассказывать о войне, особенно о героизме и всем возвышенном. Помню, сколько я, будучи мальчонкой, не допытывал деда о его военной жизни, он только отшучивался: «Как дал фашисту автоматом по голове – так и отлетела!». А вот дочке удалось записать историю из жизни военных летчиков, каждый вылет для которых мог стать последним. Это была запись рассказа о том, как, играя в карты, один летчик обманул совсем молоденького, ушедшего на фронт добровольцем, ее деда. Обман вскрылся. Но игра была сыграна. Во время же вылета самолет обманувшего был поврежден. Правда, до аэродрома было недалеко, и летчик, чтобы легче было дышать, откинул прозрачный «колпак». К несчастью, случилось так, что при попытке посадки в грудь его ударило дерево; и, умирая, тот шептал: «Зачем я Яшку обманул». Вроде бы простая история. Но говорящая о войне больше, чем иные «причесанные» репортажи и рассказы.

    А сколько подобного и совсем иного, кроется уже в мирной жизни. И то, что могут записать, запечатлеть объективом фотоаппарата, с помощью «мобильника» и т.п. наши дети – тоже бесценная и очень значимая краеведческая работа в самом прямом смысле этого слова. И не просто краеведческая. Ведь без истории нашего края, без знаний о жизни и творчестве наших людей и мировая история будет неполной.

    Вполне понятно, что лишь очень и очень немногие, когда вырастут, свяжут свою жизнь непосредственно с литературой. Но работа-игра подобного рода, несомненно, сделает их жизнь богаче. Кроме того, овладение словом окажется практически значимым и в будущей профессиональной деятельности. Кому, к примеру, интересен косноязычный ученый? А можете ли вы представить себе руководителя, который не способен четко выразить свою мысль подчиненным?

    Однако, при этом можно встретиться и с опасными подводными камнями, когда ребенок, даже одаренный, окажется отравленным известностью. А что уж говорить о тех, кто сочинил несколько строчек, стишков и уже именуется юным поэтом? Когда он вырастет, то либо с болью для себя обнаружит, что его так называемая «поэзия» была лишь детской игрой, чем-то вроде игрушечного пластмассового или деревянного меча, который для настоящего боя совсем не годится, либо так и не научится отличать литературу от того, что около, а Есенина или Блока – от графомана, благо последние не редкость и в оплаченных авторами изданиях, и в Интернете, и на телеэкране.  Так, одна из таких недетских по своей сути драм связана с именем девочки Ники, с восьми лет писавшей поразительно, по-взрослому грамотные и по-взрослому же звучащие стихи. Ее заметил и поддержал Евг. Евтушенко. Но, увы, повзрослев, став девушкой, Ника сломалась; и позже, во время одной из своих встреч с читателями (в Политехническом музее), поэт с горечью признал, что совершил ошибку, способствуя слишком резкому подъему еще слабого ребенка на вершины известности…  

    Подобные опасности подстерегают подрастающих во многих сферах творчества. И в спорте, и в изобразительных искусствах, и в занятиях музыкой. Но во всем том, что относится к слову, опасность эта особенно велика. Несравненно более велика, чем во всем прочем. Почему? Прежде всего, из-за кажущейся легкости священнодействия со словом. Овладевая речью с самого раннего детства и дополнительно изучая языки и литературу в школе, дети воспринимают речь, как воздух, а способность писать, как нечто само собой разумеющееся либо, что гораздо опаснее, как некий талант, выделяющий их среди других. То есть овладение словом не требует таких постоянных и серьезных усилий, как регулярные занятия музыкой, изобразительными искусствами, спортом. К тому же, здесь нет спортивных разрядов и тех соревнований, которые приучают проигрывать, дают почувствовать вкус очевидных для ребенка поражений, когда либо он получает мат, либо кто-то явно бежит быстрее…  В том же, что относится к литературе (да и не только к ней), даже, когда есть конкурсы, необходимо доступно и при этом аргументировано объяснять, почему отдано предпочтение одному, а не другому. Но и при этом акцентировать внимание на самом творчестве, творчестве, как игре, как такой составляющей детства, которое делает его более интересным, но ни в коем случае не обещать ребенку звездный билет в будущее. Главной наградой должно быть уже само творчество, ощущение чего-то созданного, сделанного самим, как прыжок через преграду, изготовленная игрушка или иная поделка, вещь и многое, многое иное, что ребенок, входящий в жизнь общества, осваивает сам.

     

    Литература:

     

    1. Говорят дети. Диалоги.  Алма-Ата: Жалын, 1968. – 20 с.
    2. Девочка, зажигающая звезды. Инна Степанцева. составитель Тамар Алексеевна Пономарева. – Алма-Ата: Жалын, 1984. – 33 с.
    3.  Революция – искусство – дети. – М., 1968, с.281 - 291.




    Категория: Статьи | Добавил: kb (01.02.2015)
    Просмотров: 902 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика