Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 876 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1652 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1351 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1310 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1323 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1418 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1559 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Мемуары [24]
Статьи [40]
Интервью [10]
Эссе [16]
Монографии [0]
Книжные рецензии [15]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11440 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 7970 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 6214 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5620 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4837 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3370 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5620 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3469 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3720 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2880 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1265 | 3 | 57
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1533 | 0 | 80
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1606 | 0 | 98
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1573 | 0 | 141
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2247 | 0 | 382

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • Часы (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 118

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8607
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 435
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Публицистика журнала » Статьи

    Елена Мордовина. «Кеп жасау». Казахская степь в Восточном Крыму


    Причерноморские степи в начале августа похожи на восточный ковер – среди сизых волн полыни плывут седые пряди ромашек, фиолетовые подушки кермека перемежаются с желтыми облаками ослинника. Берега соленых озер окаймлены красными солеросами. На обочинах дорог местные  жители продают арбузы. Трактор вздымает в поле пыль – на мгновение, пока мы здесь проносимся – припорашивает синеющие вдали горные хребты – и снова бензиновыми пятнами расплываются пестрые пряди степи.

    Мы едем на съемки фильма «Кеп жасау», которые режиссер Александр Котт проводит в Восточном Крыму, недалеко от Феодосии. По дороге девушка Женя из съемочной группы рассказывает мне о фильме. Дело происходит в Казахстане в 1953 году. В старом доме посреди степи живет казах с дочкой. Он часто ездит на своем грузовичке в зону ядерных испытаний (о радиации население тогда мало что знало), облучается и умирает. За дочерью ухаживают два мальчика - казах, с которым она была помолвлена в детстве, и русский.

    Женя рассказывает, насколько интересно работать с декораторами. Как они старят вещи, делают оцинкованную утварь бронзовой. Все у них продумано до мелочей – каждая деталь. Например, пиалы. Сейчас в продаже только фаянсовые, со штампованным рисунком, поэтому декораторам пришлось заново покрывать пиалы краской и от руки наносить узор. Предыдущие полдня Женя возилась с биноклем – старила, наносила царапины, наждачкой терла новенькие кожаные ремни.

    - Запомните, - инструктируют меня, - есть несколько основных правил: не попадать в зону съемки, не шуметь, не трогать ничего руками, внимательно смотреть под ноги. Во-первых, там везде кабели, во-вторых, змеи встречаются. Правда, сейчас на площадке постоянно генератор шумит – они, наверное, расползлись уже, но все равно надо быть поосторожнее.

     

    Съемочная группа расположилась в гостинице на окраине Феодосии. Мы приезжаем туда уже вечером. За сдвинутыми столиками под навесом сидит несколько человек. Курят, пьют вино, едят горячий шашлык.

    - Вот, это как раз те самые декораторы, - сообщает мне Женя, - с которыми я работаю. Это Костя, а это его сын Влад. Представляешь, вчера они сделали проектор из какой-то жестяной коробки и двух линз.

    - Теперь думаем, из чего сделать рассеиватель, чтобы изображение было такое – мерцающее. Это нужно по сценарию. Там русский мальчик фотографирует главную героиню, потом сам делает проектор и показывает ей на стене слайды.

    Нас приглашают за стол, и мы присоединяемся к трапезе.

    - Саша звонил, сказал, что будет нужна лейка. Он придумал какой-то новый способ съемки.

    - В смысле, фотоаппарат «лейка?»

    - Да нет, обычная лейка, для полива.

    - Интересно. Какой была обычная лейка в пятьдесят третьем году? В Казахстане?

    - Может, сделать лейку из восточного кувшина с носиком? Припаять там что-нибудь?

    Пока декораторы обсуждают, как соорудить лейку из того, что могло бы иметься в традиционном быту жителя степи, мне рассказывают об актерах:

    - Девочка молодец, актриса, совсем юная. Представляешь, как ей приходится – например, мыть ноги главному герою, в конце съемочного дня, когда тот весь день проходил в солдатских сапогах, представь, какой запах.

    - А если дублера, или ноги чистые задекорировать, просто грязь нанести?

    - Тогда будет неправдоподобно, у Котта все должно быть по максимуму натуральным. Например, актер по сценарию ест бараний суп – так суп на самом деле должен быть бараньим.

    Женя рассказывает, как с утра привезла бидончик, и вот актер – дубль за дублем – по сценарию он еще и голодный - набрасывался на этот суп. Суп тек по подбородку, актер заедал его луковицей – и так повторялось несколько раз.

    - Зато в итоге все выглядит аутентично.

    На место съемки мы попадаем уже на следующий день.

    Машина поворачивает в степь недалеко от Приморского. Зачаровывающие пейзажи Восточного Крыма – степь, остающаяся неизменной на протяжение тысяч лет – кажется, вот-вот в мертвой, космической тишине услышишь топот копыт и увидишь отряды древних воинов – киммерийцев, скифов, сарматов. Иногда из этого транса меня выводят следы цивилизации – подстанция, раскореженный бетонный столб с торчащей арматурой, сияющее «озеро» солнечных батарей вдалеке – и вот цивилизация снова отступает. Снова бесконечная степь.

    Наконец на горизонте белеют машины съемочной группы.

     

    Группа работает там с восьми утра,  мы же приезжаем в самый разгар съемок.

    Вот уже виден дом, подсобные строения. Одинокое сухое дерево покачивает ветвями под порывами ветра.

    - Нашли единственное дерево в степи?

    - Сами сделали. Из коры и веток.

    - А выглядит, как настоящее. Ни за что бы не подумала.

    Под деревом – койка, застеленная рыжим одеялом. По замыслу сценариста, главная героиня каждый день поливает сухое дерево, чтобы оно зазеленело.

    Возле машины с гудящим генератором нас встречает крупный, основательный мужчина.

    - Жаль будет декорации, - перекрикивая шум генератора, говорил он. –  Потом все это нам придется сносить. По договору с хозяином земли мы должны оставить здесь все, как было.

    - Можно было бы сделать музей.

    - В принципе, да, но тут же все довольно хлипкое – отснимаем, пойдут первые затяжные дожди, и все это быстро развалится.

    Мужчина исчезает так же быстро, как и появился. На площадке царит рабочая суета и оживление.

    Мы находим тихий уголок под навесом, в отсеке декораторов. Отсек похож на стим-панк мастерскую – здесь везде расставлены ящики с инструментами, разбросаны кисточки и баллончики с краской. Влад возится с тем самым проектор, который они соорудили из подручных материалов и о котором нам рассказывали вчера. Рядом с чемоданчиками лежит настоящий мачете – кто знает, когда и что может пригодиться.

    Здесь можно оглядеться и присмотреться к тому, что происходит вокруг. Сейчас съемка проходит возле самого домика, довольно далеко от нас – видно только, как бегают люди, оператор с помощниками устанавливают камеру. Над домом развевается флаг Казахской ССР, а на самом краю крыши примостилась старая лошадка-качалка.

    - Идем, покажу тебе перепелок. Только осторожно, чтобы они не выскочили.

    Мы с Женей идем к соседнему навесу и приоткрываем коробку, в которой сидят встревоженные перепелки. Гладим их полосатые спинки.

    - Дожидаются, когда придет их время. Выпорхнут из травы – вот и вся роль. Но без них фильма не получится.

     

    Когда актеры ушли отдыхать, а большая часть съемочной группы передвинулась ближе к нам, прямо к самому навесу, мне устроили экскурсию по дому.

    Глинобитная хижина примыкает к старой юрте, в которой главный герой жил раньше. В доме чистота и порядок. На потрескавшихся стенах висит карта полушарий, портрет Некрасова. Странное очарование бедности и уюта. Кровати заправлены, линялые коврики аккуратно подметены, на комодах кружевные салфетки. Огромные чемоданы на старом шкафу, портреты советских актрис 30-40-х еще годов, прялка, домбра на стене. Вдруг показалось, что мы перенеслись в пятидесятые годы прошлого века – так тихо и спокойно стало вокруг.

    И тут, в самый неожиданный момент буквально из-под ног раздается громкий голос:

    - Сева вызывает Костюм! Сева вызывает Костюм!

    Кто-то оставил передатчик на низкой табуретке возле стола.

    Пробудившись от волшебного сна, мы вышли через юрту на задний двор. Осмотрели тандыр, подошли ближе к сухому дереву.

    Рядом с деревом проходило железнодорожное полотно – рельсы шли откуда-то из степи, недалеко от дерева полотно обрывалось.

    - Откуда здесь железная дорога? Здесь же не может ее быть.

    - Декорация. Как ты думаешь, из чего рельсы сделаны?

    Мне стало смешно:

    - Рельсы как рельсы, из чего могут быть рельсы?

    - Из дерева.

    - Да ну, не может быть, давай посмотрю поближе!

    Действительно, рельсы были сделаны из дерева, и только издалека, благодаря покраске, вся конструкция напоминала обычное железнодорожное полотно.

    Вдалеке пронесся старый военный грузовик.

    Мы выпили кофе в передвижном буфете и вернулись под навес, откуда продолжали наблюдать за съемками. Ветер уже утих, и назойливая мошкара вовсю лезла в глаза и уши – кто-то из съемочной группы спасался тем, что надевал очки, кто-то натягивал капюшон.

     

    Следующая сцена планировалась недалеко от нашего навеса, и мы внимательно наблюдали, как оператор с помощниками устанавливают на рельсы камеру, подвигают ее ближе к табурету, на котором, по замыслу, будет сидеть главный герой. Чуть в стороне работали осветители, вдалеке гримеры порхали над актером в солдатской форме. Режиссер наблюдал за процессом и давал указания, изящно перебрасывая сигарету из одного угла рта в другой.

    Женя возилась с кувшином, из которого сделали лейку. Сейчас она будет поливать из лейки актера – оператору нужно снять крупный план – как вода стекает по лицу главного героя.

    И вот приготовления окончены. Актер сидит на табурете. Оператор слился с камерой, вокруг застыли помощники с отражателями.

    - Камера! Мотор!

    Женя поливает актера из самодельной лейки. Вода тонкими струйками стекает по его лицу. Актер в это время похож на статую Будды – такой он монументальный и невозмутимый.

    За перегородкой режиссер с помощником отсматривают на мониторе происходящее в кадре.

    Из отсека декораторов мне было удобно наблюдать и за съемочной площадкой, и за режиссером, который, не расставаясь с сигаретой, сосредоточенно смотрел в экран.

    Первый дубль ему не понравился. Второй тоже вызвал сомнения. Женя снова и снова поливала актера из лейки. После каждого дубля гримеры вытирали его лицо и освежали грим. Камера вплотную приблизилась к нему. Актер казался настолько спокойным, как будто вокруг не было всей этой суеты, будто он один существовал во вселенной. Наконец-то нужные кадры были сняты.

    Актриса в это время готовилась сниматься для слайдов, которые потом русский мальчик будет показывать главной героине на стене ее хижины. Она нарядилась в традиционный казахский халат и заплела косы длинными белыми лентами из простой хлопчатобумажной ткани.

    Девушка-фотограф снимала ее на фоне хижины невдалеке от площадки, где происходила основная часть съемки.

    Через полчаса актриса пробежала мимо нас, но показалась вдруг такой неуклюжей, как будто ей под халат запихали мешок ваты. Халат в подмышках был разрезан, и только подпрыгивающие косички убеждали нас в том, что это бежит она. В недоумении я поглядела на Женю. Она кивнула на остановившуюся фигуру в халате. Девушка обернулась – и я увидела незнакомое мужское лицо.

    - Что это? Зачем?

    - Это дублер, - пояснила Женя. Сейчас он поведет грузовик. Снимать будут издалека, поэтому определить персонажа можно будет только по халату и косичкам.

    - А не легче ли актрису посадить за руль?

    - Представляешь, какая нагрузка на ребенка? Лена и так здесь целый съемочный день, задействована во многих сценах, да еще и с машиной возиться. Тем более, ей нельзя за руль, наверное. Возможно, будут какие-то трюки, резкие повороты. Скорее всего, это каскадер.

     

    Поступила команда очистить все прилегающие помещения – сараи, площадки под навесами – от аппаратуры и любых следов современной цивилизации. Все это пространство должно было попасть сейчас в кадр при съемке  дальнего плана с автовышки.

    Наши декораторы принялись собирать свое оборудование. Делали они это стремительно – каждый предмет словно сам прыгал в нужное гнездо, чемоданчики захлопывались, складывались горкой – и уже через несколько минут осталось только перенести их в соответствующую машину.

    Вдруг мимо нас с гудением пролетело большое насекомое. Влад выпрямился и зачарованно посмотрел на него.

    - Ух ты! А кто это?

    - Шершень, большая такая оса.

    - Красавец, мне бы такого поймать!

    - Зачем?

    - На нитку бы посадил, дрессировал, может быть, в кадре где-нибудь пригодился бы.

    - Это у них профессиональное, - прокомментировала Женя, - всему, что бы ни встретили, пытаются найти применение в кадре.

    Чемоданы унесли, сложили и убрали пластиковые стулья. Со всей съемочной группой мы  перемещались в сторону от домика и хозяйственных построек.

    Угрожающе гудел генератор, возле кабин своих грузовиков курили водители. Место было похоже на летное поле – вокруг машин стояли какие-то синие канистры, множество спецтехники. А вдалеке распрямляла свою желтую «руку» автовышка.

    - Баранов, баранов уберите! Они там не нужны сейчас.

    Я в недоумении оглянулась на Женю. Оказывается, недалеко от сараев паслись привязанные к колышку бараны. Большой компанией, с Женей, Леной и ребятами из съемочной группы, пошли перегонять баранов. Их было всего два, но перетащить их с места на место могли только несколько человек. Самой азартной оказалась Лена – хрупкая девушка тянула за рога самого упрямого, стриженного мелкого барашка, который упирался копытами и через каждые пару метров взбрыкивал, подлетал в воздух и падал, притворяясь мертвым. Приходилось либо тащить его волоком, либо взбадривать пинком сзади.

    Другой, крупный кудрявый баран покорно шел сзади. На лопатке у него был аккуратно выстрижен треугольник.

    - Это я его брила, - говорит Лена. – Специально сцену снимали, где я брею барана. Конечно, целиком я его брить не стала, и теперь он с обчекрыженной лопаткой ходит.

    Меняемся с ней местами. Шерсть липкая, жирная, рога врезаются в ладони, кто-то тянет за веревку, кто-то подталкивает сзади. Наконец, мы привязываем баранов недалеко от медицинского фургона и наблюдаем, как вдалеке движется автовышка с режиссером и оператором на площадке.

    На закате все окрашивается каким-то загадочным мерцанием, как будто степь сама излучает сияние. Мы сидим на трофейном немецком мотоцикле и боремся с комарами. Лена расплетает косы и переодевается в обычную одежду современного подростка.

    Сказка закончилась.

    Оператор с режиссером отсняли последнюю сцену – и наш караван отправился в путь.

    Фото автора

     




    Категория: Статьи | Добавил: Лиля (16.12.2013)
    Просмотров: 1044 | Комментарии: 1 | Теги: Елена Мордовина. «Кеп жасау». Казах | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика