Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 906 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1685 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1377 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1335 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1349 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1442 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1598 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Мемуары [24]
Статьи [40]
Интервью [10]
Эссе [16]
Монографии [0]
Книжные рецензии [15]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11542 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 8014 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 6315 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5684 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4905 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3410 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5684 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3518 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3760 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2913 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1296 | 3 | 58
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1565 | 0 | 80
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1630 | 0 | 98
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1595 | 0 | 141
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2272 | 0 | 382

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • Часы (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 119

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8607
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 435
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Публицистика журнала » Статьи

    Алла Белякина. Белые пятна истории

    На фото: К. Мухамедханов возле дома М.Ауэзова (г.Семей)

    В конце сентября вышла в свет стенограмма защиты диссертации «Литературная школа Абая», впервые опубликованная в полном объёме. Что в этом такого, спросите вы? Этот уникальный исторический документ открывает завесу над некоторыми белыми пятнами казахстанской истории, является уникальным свидетельством того, какой ценой защищалось имя и творческое наследие Абая в сталинские годы. А кроме того, даёт возможность без ложных реверансов оценить роль иных светил отечественной культуры в событиях тех лет.

    Уникальные находки

    А началась эта история в далёкие 30-е годы прошлого века. В доме семипалатинского мецената и сподвижника алашевцев Мухамедхан СЕЙТКУЛОВА частенько бывал Мухтар АУЭЗОВ. Писатель обратил внимание на интерес сына Сейткулова Каюма МУХАМЕДХАНОВА к творчеству последователей Абая. В них – продолжение послеабаевской литературы, наследие и развитие идей алашевской интеллигенции, эта связующая духовная нить, которая не должна оборваться, считал Мухтар Омарханович, и по его совету молодой учёный К. Мухамедханов начал восстанавливать имена, биографии и произведения учеников Абая, анализируя взаимосвязи их творчества с казахской,  русской, западной и  восточной культурой. Делать надо было одновременно много: в многочисленных экспедициях записывать воспоминания старцев-очевидцев жизни и творчества Абая и его учеников, восстанавливать произведения, сохранившиеся в устной форме, искать письменные произведения и по кусочкам, по отрывкам восстанавливать методом текстологического анализа их принадлежность перу данных поэтов. А время поджимало – уходили очевидцы, забывались стихи, исчезали рукописи. А ведь это был огромный и значительный пласт казахской культуры.

    Так за несколько лет был собран объёмный и уникальный набор текстов, свидетельств, аналитических исследований. К 1941 году они оставили внушительную рукопись в 636 страниц.

    «Здесь много новых данных, правильных мыслей и выводов автора, которые могут быть использованы в последующих трудах всеми исследователями наследия Абая и его ближайших восприемников», – подчёркивал позже Мухтар Ауэзов.

    Впервые в научный обиход вводился тщательный анализ творчества Акылбая, Магавьи, Кокпая ЖАНАТАЕВА, Асета НАЙМАНБАЕВА, Арипа ТАНИРБЕРГЕНОВА. И здесь нужно сразу оговориться: до тех пор не существовало ни одного специального исследования, целиком посвящённого этой теме. Мало того, фундаментальный труд К. Мухамедханова писался на основе изучения ещё не опубликованного рукописного наследства представителей абаевской школы, в значительной мере собранных и найденных автором. Бесценным дополнением к ним стали мемуарные материалы, собранные и записанные на родине Абая. Каюму Мухамедханову посчастливилось найти ряд поэм Акылбая, которые считались безвозвратно утерянными. Сенсационной находкой стал текст акылбаевской поэмы «Зулус», из которой к середине прошлого века учёным было известно всего лишь 104 строки. Благодаря Каюму Мухамедханову к ним добавилось еще 140. Впервые в той же работе был произведён анализ романтической поэмы Асета Найманбаева «Салиха-Самен», список которой также был найден этим человеком. Уже одного этого было бы достаточно, чтобы имя Мухамедханова навсегда вошло в историю абаеведения. Но заслуга семипалатинского учёного состояла и в том, что он впервые сформулировал и обосновал само существование литературной школы последователей Абая. Это стало открытием своеобразного «моста» между дореволюционной и советской казахской литературой, соединившего ранее разделённые бездной неизвестности эпохи Абая и советской казахской литературы. 

    Травля начинается

    7 апреля 1951 года в Алма-Ате собрался диссертационный совет, призванный оценить научную ценность диссертации Каюму Мухамедханова. Однако партократам тогдашнего времени не нужна была объективность. Как кто-то осмелился заявлять о ценности поэтов, объявленных врагами народа? Какая такая «литературная школа Абая», когда есть единственная школа – марксизма-ленинизма! А потому уже с самого начала защиты диссертации К. Мухамедханова стало понятно: «придворные» филологи сделают всё, чтобы само понятие «школа Абая» было изъято из научного обихода. Научный спор превратился в этакое подобие дискуссии булгаковского ШВОНДЕРА с активистами домкома.

    – Автор стоит на аполитичных позициях: считает учеником Абая его сына Турагула, подвергшегося конфискации в 1928 году, – заявил на защите профессор К. ЖУМАЛИЕВ. – Диссертант пишет, что «Кокпай был самым лучшим, самым близким другом Абая». Кокпай ни в коей мере не может являться учеником Абая. Его поэмы являются реакционными, где воспевается ханско-монархическое движение КАСЫМОВЫХ. Восхваление казахских ханов не даёт права считать Кокпая учеником Абая. Органы партийной печати в настоящее время ставят перед советской общественностью задачу выкорчёвывать все проявления идей восхваления Кенесары, – митинговал авторитетный литературовед.

    В вину молодому учёному К. Мухамедханову ставились и ссылки на научные изыскания его научного руководителя М. Ауэзова, которому и самому вскоре предстоит скрываться в Москве, прибегнув к защите чуть ли не всесильного тогда А. ФАДЕЕВА. Неожиданнее и обиднее всего оказалась причастность к этой травле корифея казахской литературы Сабита МУКАНОВА – с его-то тонким и обостренным поэтическим чутьем!

    Словом, мирный научный спор перерос в трибуну для политических декламаций. Вспоминали ЛЕНИНА и МАРКСА, проклинали мракобесие феодальной поры, кричали что-то о панисламизме. В потоке оголтелых слов мало кто расслышал суть обращения Ауэзова:

    – Всё, что делалось в абаеведении, что достигнуто в нём, вы хотели отменить одним росчерком пера, причём, не внося ни одной доли труда, не давая ни одной научной работы по этому поводу, – пытался урезонить научный совет Мухтар Омарханович. – Сегодня вы хотите отрубить от Абая его литературное окружение вместо того, чтобы проследить, продумать и записать исследовательскую серьёзную работу. Это вам нужно не для научного интереса, а чтобы ущемить молодого научного работника, который серьёзно проработал в течение 12 лет и сегодня показал, что он – безусловно, талантливый и старательный исследователь.

    С безумным трудом диссертация в итоге была защищена, но спустя несколько месяцев подготовленная на её основе книга-монография была изъята из печати, а её набор – рассыпан.

    Тюрьма и каторга в награду

    А 13 октября 1951 года исследование литературной школы Абая обрушилась главная республиканская газета «Казахстанская правда»:

    «Отдельные литературоведы Казахстана допускали грубую политическую ошибку, проповедуя антинаучную, буржуазно-объективистскую концепцию так называемой поэтической «школы Абая», – писалось в разгромной статье. – Дело дошло до того, что в апреле 1951 г. объединённый учёный совет гуманитарных институтов Академии наук Каз.ССР принял и осуществил защиту политически вредной диссертации Мухамедханова «О литературной школе Абая», где под видом «учеников» Абая превозносятся даже буржуазные националисты, которые, дожив до периода советской власти, превратились в ярых её врагов».

    Ещё через полтора месяца Каюма Мухамедханова арестовали. Приговором судебной коллегии, по трагически-знаменитой 58-й статье, он был приговорён к 25 годам лишения свободы. Ему предстояли семь мучительных месяцев в алма-атинской тюрьме, а затем – каменоломни Карлага. В семейном архиве Мухамедхановых сохранилось письмо Каюма-аги из лагеря, которое ему в 1952 году удалось передать через супругу одного из ссыльных. Оно обращено к Председателю Совета Министров СССР Г. МАЛЕНКОВУ, первому секретарю ЦК КПСС Н. ХРУЩЁВУ, генеральному секретарю Союза писателей СССР А. ФАДЕЕВУ. В этих строках, которые выводила рука измождённого сталинского зэка, есть всё – и надежда на здравый смысл, и тоска, и последняя капля веры в благополучный исход: «…литературный вельможа С. Муканов и его последователи, желая, во что бы то ни стало, опорочить, скомпрометировать и унизить своего противника писателя М. Ауэзова, действовали испытанными методами врагов Абая – клеветой и интригами. Я оказался жертвой беспринципности этих литературных вельмож и отдельных работников органов МГБ Каз.ССР, которые пошли на грубейшие нарушения советской законности, вплоть до прямой фальсификации обвинительных материалов и применением недопустимых и строжайше запрещённых советскими законами приёмами следствия. Я не мог добиться справедливости, гуманного подхода к судьбе советского человека и со стороны органов прокуратуры и суда. Каменной стеной вставало передо мной равнодушие работников и этих органов. Они, мне кажется, придерживаются правила: упавший да будет растоптан!»

    Историческая справедливость

    Уже после смерти СТАЛИНА, в декабре 1954 года Постановлением президиума Верховного суда Каз.ССР приговор в отношении К. Мухамедханова был отменён, а сам он реабилитирован. Но это отнюдь не означало, что реабилитировано было и само понятие «абаевская школа». За неё предстояло ещё долго бороться. Как, впрочем, и за память о самом Каюме Мухамедханове. Это сегодня ему – автору первого гимна Казахской ССР, учёному, педагогу, основателю и первому директору музея Абая – в Семее установлен мемориальный комплекс. Но до сих пор его вклад в отечественную культурологию не оценён до конца. Давно привыкнув к имени Абая как к какой-то постоянной высоте, мы и не задумываемся о том, что значительная часть его творческого наследия зависела всего от нескольких человек, которым ради этого пришлось жертвовать всем: репутацией, карьерой, свободой, здоровьем, жизнью, честью.

    Что касается работы К. Мухамедханова об учениках Абая, подготовленной к изданию ещё в конце 1940-х годов, то она увидела свет только в 1993-м. Сегодня этот труд считается основой научного абаеведения и успел стать хрестоматийным пособием. Имена тех поэтов, которые были представлены здесь Каюмом Мухамедхановым, теперь введены во все пособия по казахской литературе, увековечены в названиях улиц, стали национальным достоянием. И только нигде не говорилось, какой ценой.

    И вот нынешней осенью в Алматы вышел в свет десятый том собраний сочинений Каюма Мухамедханова. Книга была подготовлена научным центром Евразийского национального университета «Библиотека «Отрар» и издана издательством «Ел-шежире» при поддержке Министерства культуры и информации РК в рамках программы социально значимой литературы, в соответствии с которой библиотеки страны получат от издательства эту книгу. В ней впервые в полном объёме опубликована стенограмма защиты диссертации «Литературная школа Абая». В книге представлена вся процедура защиты диссертации, материалы дискуссии по абаеведению, последовавшей после защиты, газетные статьи того времени, публикации Вестника Академии наук Каз.ССР и журнала «Литература и искусство», направленные против идеи литературной школы Абая и представляющие собой грубые нападки на учителя и ученика – М. Ауэзова и К. Мухамедханова.

    – Научно-культурные ценности составляют духовную основу независимости государства, основу развития и устойчивости – политической, экономической, социально-культурной, – подчеркнула директор Общественного фонда «Центр образования и культуры им. К. Мухамедханова» Дина МУХАМЕДХАН. – История их открытия, сохранения и борьбы за них в жестокие годы сталинских репрессий должна стать достоянием общества. Жертвуя своей жизнью, свободой, благополучием семьи, пережив все круги ада физических и моральных пыток тюрем НКВД и лагерей Карлага, Каюм Мухамедханов сохранил сведения о литературной школе Абая. В условиях отсутствия исторических фактов о событиях тех лет, в ситуации незнания правды об истинном вкладе и служении народу, начинает работать опасная «обратная сила истории»: отдаётся дань памяти тем, кто занимался репрессиями и гонениями, пишутся книги и увековечиваются их имена. Это может стать причиной моральной деградации и потери молодёжью истинных ценностных ориентиров, ведёт к социальной амнезии общества. Чем дольше длится ситуация незнания, игнорирования, переделывания истории в свою пользу, тем больнее в моральном, духовном смысле это отзовётся на всём обществе, и мы будем отброшены далеко назад в духовном очищении, в нравственных устоях, – убеждена Д. Мухамедхан.    

    – Понимаю: некоторые документы той эпохи и поныне, полвека спустя, не всем по нраву, – отметил выдающийся казахстанский писатель и литературовед Герольд БЕЛЬГЕР. – Страх прошлого и мелочный эгоизм (пендешілік) обволакивают души. А вдруг обидятся потомки отнюдь не славных мужей? Но что делать? Историю грешно закамуфлировать, редактировать, переписывать, отрихтовать по конъюнктурным и ложно понятым этическим соображениям. Правду необходимо знать, если мы хотим иметь дело с духовным прогрессом народа. И именно в этом заключается один из нравственных постулатов Каюма Мухамедханова, – констатировал Г. Бельгер.




    Категория: Статьи | Добавил: Лиля (19.12.2012)
    Просмотров: 1189 | Теги: Алла Белякина. Белые пятна истории | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика