Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 866 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1646 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1342 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1297 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1311 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1403 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1543 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Мемуары [24]
Статьи [40]
Интервью [10]
Эссе [16]
Монографии [0]
Книжные рецензии [15]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11415 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 7955 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 6180 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5602 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4818 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3354 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5602 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3452 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3706 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2865 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1257 | 3 | 57
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1528 | 0 | 80
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1600 | 0 | 98
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1569 | 0 | 141
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2242 | 0 | 382

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • Часы (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 118

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8607
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 435
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Публицистика журнала » Мемуары

    Тамара Шайкевич-Ильина. Моя жизнь в Стране Советов. Первое десятилетие


    У каждого свое «Былое и думы». Но пусть будет моя биография лишь отражением

    многоцветной мозаики,характеризующей воздух эпохи.

    Морис Симашко («Четвертый Рим», 2000 г.)


    Жизнь каждого человека отражает время, которое отведено ему судьбой. Будучи по специальности врачом, получив степень доктора медицинских наук и звание профессора, опубликовав более двухсот научных работ (из них две монографии), на восьмом десятке лет я начала писать воспоминания. С тех пор опубликовала три книги и еще три небольших книжицы, где воспроизвожу различные эпизоды своей и близких мне людей жизни. По достижении весьма преклонного возраста, мне захотелось сопоставить события собственной биографии с происходящим в стране проживания.   

    Я родилась второго марта 1925 года – через восемь лет после Октябрьской революции. Большую часть жизни провела в СССР (Союзе Советских Социалистических Республик). В течение тридцати лет это государство возглавлял товарищ Сталин – секретарь ЦК РКП (б), то есть Центрального Комитета Российской Коммунистической партии (большевиков). В год моего рождения он еще не был объявлен отцом и учителем всех народов. Это произойдет позже. Его провозгласят генеральным секретарем Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза (ЦК КПСС). Писатель Венедикт Ерофеев напишет о нем:

    Стороны той государь,

    Генеральный секретарь.

    В первые годы существования Страну Советов за рубежом  называли колоссом на глиняных ногах, а незадолго до ее распада президент США Рейган обозначил как империю зла.        

    СССР развалился до того, как началась моя творческая жизнь. Более  двадцати лет являюсь гражданином другого государства. Оно называется – Республика Казахстан. Однако до сих пор вспоминаю призывные лозунги партии и правительства распавшейся страны. Они ежегодно публиковались во всех газетах перед советскими праздниками (1-е мая и 7-е ноября). Чтобы уточнить, к чему и куда нас призывали, находясь в Санкт-Петербурге, я десять дней посещала отдел газет  Российской Национальной библиотеки, где читала подшивки «Правды» за первые  годы моей жизни. Содержание ряда статей и формулировок иногда было трудно понять, а при обращении к другим я не верила своим глазам. В демагогических речах увязала, как в болотной тине, но от чтения оторваться не могла.

    Покидая библиотеку, я поняла, что для осуществления моих планов понадобятся годы. Подшивки старых советских газет больше не прослеживала, а просто сопоставила по десятилетиям основные события в стране (в основном по данным Википедии,  Энициклопедического словаря (М., 1955 г.), публикаций в «Новой газете») и в моей жизни.

     

    Первое десятилетие

    (1925-1934 годы)

     

    События в стране

    Вот вкратце, то, что я узнала из содержания проштудированных мной газет о Стране Советов после восьми лет ее существования (текст в кавычках цитируется дословно):

    «Пролетариат нашей  страны является основной и решающей силой, ведущей за собой всю массу трудящихся к социализму!».

    «Марксистско-классовая точка зрения на исторический процесс – единственно правильная!».

    В почете дети «чернорабочего и кухарки».

    Жизнь страны определяется решениями съездов и пленумов ЦК   РКП (б).

    Через восемь послереволюционных лет, «советский строй чувствует себя все более твердым и прочным».

    Отмечается «рост производительных сил страны и мощи государственного регулирующего аппарата», а так же «организованности рабочего класса».

    «Мы твердо стали на путь социалистического строительства».

    Основная задача созданного большевиками государства – «индустриализация страны», а в сельском хозяйстве – «поворот основных масс крестьянства от старого капиталистического пути, к новому социалистическому». В эти годы  ранее существовавший лозунг «Заводы – рабочим, землю – крестьянам!» уже не упоминается. Все это становится государственной собственностью. Происходит коллективизация – землю, зерно и скот всех крестьян (богатых и бедных) объединяют с тем, чтобы потом доходы делить поровну. Состоятельные люди не могут смириться с необходимостью отдать и сделать общим свое, трудом нажитое имущество. Их называют кулаками, а собственность забирают насильно. Самих кулаков и их семьи ссылают. В результате в стране начинается голод. Без войн и стихийных бедствий в стране голодали 25 – 35 миллионов человек. Призыв «Ударим по кулачеству!» сменяется другим. Появляется лозунг «Мобилизуем все силы на хлебозаготовку!». По  неполным данным после коллективизации в 1932-1933 годах от голода  погибло около семи миллионов человек. Историк Кирилл Александров пишет об этом: «Голодомор был беспрецедентным преступлением, совершенным не по национальному, а по социальному признаку. Сталину удалось сломить сопротивление, и в деревне утвердилась ВКП(б) – «второе крепостное право»(большевиков)»(«Новая газета», 08, 2013 г.)    

    В 1928 году впервые составляется всеобъемлющий план работы государства на пять лет – «пятилетка». Вскоре публикуются рекомендации

    «выполнить ее в четыре года». Внедряется социалистическое соревнование, «ускоряющее темпы социалистического строительства». Появляется слово «ударник» – победитель соцсоревнования. Встречаются призывы: «Догнать и перегнать капиталистические страны!» и «Советская страна должна иметь хорошие дороги!». Для получения дополнительных средств на проведение намеченных преобразований проводится заем денег у населения.

    В стране происходит культурная революция. Ее определение, весьма туманное и малопонятное,  дается в одной из статей. Это «прежде всего движение масс, организованность всех пролетарских элементов под руководством партии для решения насущных задач культурного строительства». Высказывается мнение, что «с культурой на предприятиях дело обстоит неблагополучно». Появляется лозунг: «Крепите силу и мощь пролетарских отрядов на культурном фронте!». Одновременно повсеместно проводится борьба с неграмотностью, организуются «месячники борьбы». Об интеллигенции сказано, что в переходных условиях она расслаивается.  

    В газетах также сообщается, что «в массах созрело понимание реакционности религиозного уклона жизни». Указывается на необходимость «усилить и упорядочить антирелигиозную деятельность». «Музеи – монастыри станут центрами антирелигиозной пропаганды».

    В одной из газет, поразила короткая речь Сталина на похоронах вождя Красной Армии М.В. Фрунзе, умершего в возрасте сорока лет в результате хирургической операции: «…Может быть, это так именно и нужно, чтобы старые товарищи так легко и так просто спускались в могилу. К сожалению, не так легко и далеко не так просто подымаются наши молодые товарищи на смену старым…» («Правда» от 8. 11. 1925 г.) Я несколько раз перечитала эти строки, и мне, спустя десятилетия  стало страшно.

    Ежегодно публикуются статьи о борьбе с алкоголизмом: «Пьянство расшатывает трудовую дисциплину», «Водка губит и лучших рабочих». Обнаружила призыв – «систематически уменьшать и удешевлять управленческий аппарат». В заголовках статей часто встречается слово «борьба»: «Борьба за продовольствие – боевая задача», «Борьба за хлеб», «Борьба за кадры». Следовательно, со всем этим в стране неблагополучно.

    Начинается поиск классовых врагов, они называются «опортунистами» и «правыми уклонистами» и, якобы, препятствуют успешному выполнению планов. Всякое  инакомыслие становится наказуемым. Публикуются статьи с заголовками: «Не наши люди в нашем аппарате», «О классово чуждых нам элементах» и им подобные. Население чаще определяется как массы. Идет расслоение общества по принципу «свои и чужие». Над чужими возбуждаются судебные процессы. Сообщается о «Шахтинском деле» и о «Деле астраханских вредителей». На судах выяснялись социальные корни и «социальное лицо» обвиняемых, то есть, они – «чуждые» массам люди, но в чем их конкретная вина, не сказано.

    В этот период почти в каждом номере газеты «Правда» мелькает термин «правый уклон». Его определение дано Сталиным. Это «склонность к отходу от революционной линии марксизма в сторону социал-демократии. Это склонность к отходу от генеральной линии нашей партии в сторону буржуазной идеологии. Победа правого уклона может привести к восстановлению капитализма в нашей стране». В 1929 году в статье «Год великого перелома» он же проводит анализ преимущественно достигнутых успехов. Этот год прошел «под знаком решительного наступления социализма на капиталистические элементы города и деревни». Статья заканчивается следующим заявлением: «Мы идем на всех парах по пути индустриализации – к социализму. Мы  становимся страной металлической, страной автомобилизации, страной тракторизации. И когда посадим СССР на автомобиль, а мужика на трактор, – пусть попробуют догонять нас почтенные капиталисты, кичащиеся своей «цивилизацией». Мы еще посмотрим, какие из стран можно будет тогда определить в отсталые, и какие в передовые».

    Слова, слова, слова…

    В 1930 году состоялся суд по делу «Промпартии» (союз инженерных организаций). Об этом судебном процессе был снят документальный фильм, сохранившийся в архиве писателя Э. Радзинского (показан по ТУ 21. 08. 13 г.). Председательствовал на суде А. Я. Вышинский. Подсудимых, известных ученых и специалистов, оставшихся после Революции в России, обвиняли в контрреволюционной деятельности. Их целью было «свержение советской власти при помощи интервенции». Действовали они якобы по заданию иностранных разведок. Все подсудимые признали свою вину (очевидно, после пыток) и раскаялись. Они были осуждены по 58-ой статье уголовного кодекса на сроки от пяти до десяти лет лишения свободы. Заканчивался фильм призывом – «Быть на чеку!».

    В начале тридцатых годов за короткий срок (20 месяцев) построен Беломорско – Балтийский канал имени И. В. Сталина, соединивший Белое море с Онежским озером. Он создавался силами заключенных, работавших в три смены и пользовавшихся самыми примитивными орудиями производства. Руководство страны полагало, что зеки очищаются в труде. На стройке выпускалась газета, называемая «Перековка». Многие из строителей погибли. С появлением канала сократился путь из Белого моря до Ленинграда (Петербурга), что имело экономическое значение. Почти одновременно строится Днепровская ГЭС имени В. И. Ленина, создавшая сплошной водный путь по Днепру. Экономическое значение реки существенно возросло.

    В прочитанных газетах публиковались и праздничные призывы:

    «Да здравствует Союз рабочих и крестьян!»

    «Рост хозяйства – залог победы!»

    «Рабочие Запада и Востока, смелее в бой против буржуазии!»

    «За безусловное сохранение нынешнего темпа развития индустрии!»

    «За массовое кооперирование и социалистическое преобразование деревни!»

    «За союз рабочих и деревенской бедноты со средним крестьянством на основе обеспечения руководящей роли рабочего класса!»

    «За подъем материального и культурного уровня рабочего класса и трудящихся масс деревни!»

    «Против колебаний и шатаний в политике, за твердое ленинское руководство!»

    «За сплоченность и большевистское единство!»

    «Откроем двери цехов техническому молодняку!»

    «Да здравствует рабочий класс!»

    «Да здравствует Советская власть!»

    «Да здравствует ВКП (б) – вождь и организатор Октябрьской Победы!»

    Сегодня эти лозунги могут показаться абракадаброй, но в свое время они завораживали людей. Почти как молитвы, которые начинаются словами «Да будет…». Закончить эту часть повествования позволю себе  четверостишьем И. Губермана:

    Творец, применяющий разные меры,

    чтоб как-то унять умноженье людей,

    менял старомодность чумы и холеры

    повальной заразой высоких идей.

     

    Моя жизнь

    Что же происходило со мной в описанные выше годы, вернее, что я  могу вспомнить о первых десяти годах моей жизни? Родилась в городе Харькове в семье молодых специалистов: отец – инженер, мать – врач. Правда, дедушка со стороны мамы был купцом, да еще первой гильдии, то есть, чуждым советской власти человеком. После революции он пару лет оставался работать на ранее принадлежавшем ему в городе Бобруйске кирпичном заводе и вскоре умер. Все это мне рассказали значительно позже. Мама и ее родные скрывали свое социальное происхождение. В моем архиве сохранился «Личный листок по учету кадров» (он был обязательным для всех трудящихся в СССР), заполненный мамой на работе уже в 1949 году. На кажущийся сегодня странным вопрос «основное занятие родителей до Октябрьской  революции и после нее», она ответила: «торговец» и «служащий». 

     

    Дошкольные годы

    Моя жизнь началась в двух небольших смежных комнатах коммунальной квартиры двухэтажного дома, ранее принадлежавшего знатному вельможе. Запомнилось, что при входе в квартиру ты попадал в казавшееся мне тогда огромным помещение без окон. В него выходили двери жилых комнат. У каждой из дверей располагались столы  с керосинками и примусами, на которых готовили пищу и подогревали воду. Отопление в квартире было печное.  Более осмысленное детство прошло в другой, отдельной трехкомнатной квартире в доме «Красный промышленник», построенном и так названном уже после революции. Здесь в квартирах были  газовые плиты и централизованное  паровое отопление. Тогда это было новшеством. Дом казался мне огромным - пятиэтажный (местами семиэтажный), в виде квадрата, состоящего как бы из двух букв «П», а внутри – двор. Дети дружили между собой в своих парадных, иногда собиралась детвора из соседних подъездов. Став старше мы играли в «казаков-разбойников», «квача», «цепи» «прятки» и другие игры, в которых участвовала целая группа ребят. В дождливую или морозную погоду собирались на лестничной площадке. Рассказывали всякие истории, иногда анекдоты и неприличности.

    В возрасте трех-четырех лет меня определили в детский садик, где я познакомилась и подружилась с девочкой Надей. Меня и Надю одновременно забрали из садика и определили в частную немецкую группу. Были тогда такие. Моя первая дружба оказалась длиною в жизнь. Правда, последний раз мы встречались в конце прошлого века в США. Теперь общаемся с Надей по телефону. На днях она звонит мне из Бостона:

    - Сегодня посчитала, что мы дружим с тобой 85 лет. Думаю, это событие заслуживает занесения в «Книгу рекордов Гиннеса».

     

    Когда мне было пять лет, папа уехал в длительную командировку в Германию. Вместе с группой специалистов они в течение года закупали станки для молодой Страны Советов. Потом отца отправили в Сумы для налаживания работы компрессорного завода «Красный Октябрь». Мы с мамой все праздники и летний отпуск проводили у него. В дальнейшем папу перевели на работу в Москву, куда переехала и вся наша семья – мама, я и няня. 

    Лет в шесть-семь родители впервые сводили меня в оперный театр, слушали «Евгения Онегина». Я была полна впечатлений. Дома изображала то серьезную Татьяну, то попрыгунью Ольгу. Мама была разочарована:

    - Ты, очевидно, еще не доросла до оперы. Надо было музыку слушать. А ты…

    Однажды летом меня отправили в Крым в детский санаторий. До сих пор помню мучительное чувство одиночества и тоски по дому.

    Мне не хватало привычной ласки, родных лиц. Я невзлюбила общественный отдых. Уже в Москве папа предложил мне поездку в Крым - в престижный пионерский лагерь «Артек», я отказалась.

     

    Младшие школьные годы

    В положенное время я стала школьницей. В младших классах школы меня впервые обманули: вместо обещанного за три рубля снегиря мальчик принес воробья. Я и мои родные плохо разбирались в птицах и не сразу это поняли.

    Почти все мои одежды были переделаны из маминых нарядов. Один-два раза в год к нам домой приходила портниха, которая занималась переделкой и починкой старых вещей. Красивый, красного цвета костюм, а также платье, папа привез мне из Германии. В ту пору еще не придумали  колготок, и девочки, как и мальчики, носили матерчатые лифчики с пристегнутыми на пуговицы резинками, к которым прикреплялись чулки.

    Обычно уроки делала сама. Как-то папа заглянул ко мне в тетрадь и ужаснулся, увидев мои писания. У него самого был четкий красивый мужской почерк, я же царапала как курица лапой. Он сел рядом со мной, взял чистый лист бумаги, на котором предложил мне выводить отдельные буквы. Глядя на мое «Б», папа возмутился. Не помню, с чем он его сравнил, но на меня напал смех. На этом совместное писание закончилось. Больше не помню случаев выполнения уроков с родителями.

    В один из дней рождения родители приготовили мне подарки, о которых я мечтала, в их числе была и «самопишущая» ручка, тогда только входившая в нашу жизнь. В школе мы писали перьевыми ручками и носили с собой чернильницы «неразливайки». До эпохи шариковых ручек было еще далеко. Увидев подарки, радостная вхожу в комнату, где за письменным столом сидит отец и что-то пишет. Обнимая меня, спрашивает:     

    - Ты довольна? Что еще тебе хочется?

    Подумав, смущенно отвечаю:

    - Ничего.

    - Какая ты счастливая! – говорит папа.

    За отцом по должности была закреплена машина с водителем. Автомобиль был фирмы «Линкольн». В то время ученики всех школ и классов собирали металлолом, соревнуясь между собой. Однажды мы собрали его довольно много, но не знали, как доставить в школу. Нам грозил проигрыш. И тут я решилась позвонить отцовскому водителю (телефон гаража был мне известен) и попросила его помочь нам. Он согласился. В результате мы вовремя прибыли в школу и, выгрузив железки, заняли первое место в соревновании. Рады были безмерно. Однако, мой поступок  возмутил папу. Вернувшись с работы, он сказал: 

    - Как ты могла это сделать?! Машина дана мне для служебных надобностей и к тебе отношения не имеет. Запомни это. Из-за тебя водитель получил строгий выговор.

    Родители старались воспитать меня культурным человеком. Кроме обычной школы я посещала разнообразные занятия в музыкальной, а также в балетной школе, ходила и в кружок юных натуралистов во Дворце пионеров. Сохранилась подаренная мне книжка Жюля Верна с аккуратным: «Дорогой Тамарочке за отличные успехи в школе и по музыке. Папа». Правда, однажды отец вернул мне посланную ему на курорт открытку со словами: «Я благодарен тебе за открытку, но мне стыдно, что в трех предложениях ты сделала пять ошибок». 

    Пытаюсь вспомнить свои первые книжки: сказки Александра Пушкина, произведения для детей Корнея Чуковского и Самуила Маршака. Кстати, я долго не могла понять, почему «из маминой из спальни босоногий и кривой выбегает умывальник и качает головой». Я не знала, что до появления канализации в цивилизованных домах именно там, а не в ванной комнате располагались умывальники с емкостями для чистой воды и слива. Запомнилась и «Хижина дяди Тома». 

    В эти годы еще сохранялись и дореволюционные книги, в частности «Детская золотая библиотека». До сих пор помню их названия: «Голубая цапля», «Маленький лорд Фаунтлерой», «Маленькие голландцы» и многие другие. Став школьницей, я читала все эти произведения с большим удовольствием, так же как и сочинения Лидии Чарской, над которыми проливала слезы. А вот Гоголя, несмотря на мамины старания, тогда одолеть не смогла. Картинка с изображением Вия меня пугала.  

    Моя мама никогда меня не хвалила и пресекала чужие похвалы в мой адрес. Вспоминаю один неожиданный, но поучительный случай. В балетной школе я особых талантов не проявляла. Была середнячком. Незадолго до показательных выступлений преподаватель сообщила, что я танцевать на концерте не буду. Меня заменили другой девочкой. Огорченная, я пришла домой и обо всем рассказала маме. Она спросила: 

    - Ты выяснила, почему тебя отстранили?

    - Нет, - отвечаю сквозь слезы.

    - Тогда вернись и спроси.

    Мне было стыдно возвращаться. Хотелось, чтобы мама сходила сама и все выяснила.

    - Нет, я не пойду. Нужно учиться отстаивать свои интересы самостоятельно, - сказала мама.

    Я послушалась маминого совета и в результате выступала в концерте.

    Мои родители были атеистами, а еврейская бабушка и русская няня верили в Бога. Но я понимала, что вера у них разная. Как-то спросила папу: есть ли Бог? Услышав отрицательный ответ, больше об этом не думала. Вместе с тем основные библейские заповеди внушались мне близкими людьми с раннего детства, как критерии нравственности: не хорошо завидовать, обманывать, брать чужое, желать другим то, чего не пожелаешь себе.

    Папа подарил мне, ученице третьего класса школы, подписку на шикарное академическое издание произведений А.С. Пушкина, вышедшее к столетию со дня гибели поэта. Пять его томов были опубликованы в 1936 году, а шестой родители получить не успели.

    Однажды мы с мамой зашли в Торгсин – магазин, где в обмен на золотые изделия можно было приобрести зарубежные товары. Они отличались от отечественных куда более высоким качеством. У меня глаза разбежались от изобилия красивых вещей. Кстати, мама никогда не носила драгоценностей и украшений, не пользовалась косметикой. Тогда это считалось проявлением мещанства.

     

    Соприкосновение с жизнью страны

    Из событий этого периода, происходящих вне моего дома и школы, мало что, могу вспомнить. Однажды, придя к папе на работу, увидела стенгазету, в которой были помещены снимки совсем маленьких детей сотрудников. Я была старше и умела читать. Под фотографиями стояла подпись: «Они будут жить при коммунизме!» Почему-то подумала с сожалением: «Неужели я не попаду в коммунизм?» Нас призывали, и я вместе со всеми стремилась «к светлому будущему».

    Вспоминаю, как в городе встречала женщин с детьми, просящих милостыню:

    - Подайте Христа ради детям на пропитание!

    Зимой они были в овчинных тулупах, а на голове – платки. Дети одеты плохо и не по возрасту. Вид у всех был жалкий. Няня объяснила, что это люди, сбежавшие из голодающих деревень. Дома им нечего есть.  Моя семья голода не испытывала, но сладости в те времена и мне перепадали не часто.

    Чуть позже от ребят во дворе услышала словосочетание «враг народа». Рассказывали, что некоторые из «врагов» выбрасывались из окон многоэтажных зданий и разбивались насмерть, другие – стрелялись.

     

    Итак, в первое десятилетие единственно правильной точкой зрения на исторический процесс признавалась «марксистско-классовая». Жизнь государства определяли решения съездов и пленумов ЦК РКП (б). Основная его задача – индустриализация страны и «поворот» крестьянства к новому социалистическому пути, догнав и перегнав при этом капиталистические страны. Выполнению поставленной цели пытались помешать разнообразные классовые враги, над которыми устраивались показательные судебные процессы. После коллективизации крестьянских хозяйств и уничтожения кулачества, начался голод. Страна борется не только за продовольствие, но и за кадры. Проводится борьба с неграмотностью, а также с алкоголизмом.

    Мое первое десятилетие было счастливым. Родители любили меня и друг друга. Все, что происходило в стране, моей жизни практически не касалось, но иногда удивляло.  

     

    Продолжение следует

     




    Категория: Мемуары | Добавил: Лиля (16.12.2013)
    Просмотров: 726 | Теги: Тамара Шайкевич-Ильина. Моя жизнь в | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика