Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 906 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1685 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1377 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1335 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1349 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1442 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1598 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Мемуары [24]
Статьи [40]
Интервью [10]
Эссе [16]
Монографии [0]
Книжные рецензии [15]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11542 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 8014 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 6315 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5684 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4905 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3410 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5684 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3518 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3760 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2913 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1296 | 3 | 58
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1565 | 0 | 80
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1630 | 0 | 98
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1595 | 0 | 141
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2272 | 0 | 382

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • Часы (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 119

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8607
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 435
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Публицистика журнала » Мемуары

    Тамара Шайкевич-Ильина. Портрет Хэмингуэя
    Портрет Хэмингуэя

    Разбирая на балконе шкаф, обнаружила давно забытый, выцветший портрет американско-го писателя Эрнеста Хэмингуэя. Во второй половине прошлого века его произведения в СССР были популярны. Ими зачитывались. Позже почти в каждом доме, где я бывала, имелись порт-реты писателя – колоритный мужчина с подстриженной бородой, в вязаном свитере, иногда с курительной трубкой или наполненным бокалом в руке. Эти портреты – фотографии где-то се-рийно изготавливались и продавались в книжных магазинах.

    Принадлежавший мне портрет был покрыт слоем пыли. Стерев ее, увидела на обороте сделанную чернилами надпись: «Я люблю тебя. Но, может быть все к лучшему, я желаю тебе счастья, много счастья, большого хорошего». Ни обращения, ни подписи. Помню, что портрет когда-то украшал мой дом и был подарен. А вот кем, сразу вспомнить не смогла. Удивилась, как могла забыть имя дарителя, объяснявшегося в любви. Взглянув снова на обратную сторону портрета, увидела внизу штамп с указанием места производства и его даты. Вычислила, что с тех пор пролетело более трети века. Вернувшись памятью в то время, вспомнила дарителя.

    Я познакомилась с ним через несколько лет после развода с мужем, отцом моего ребенка. Отсутствие мужчины, опоры в доме тяготило. Вскоре Алик переехал ко мне, и мы прожили вместе около двух лет. Он покорил меня образованностью и чувством юмора. В то же время его пьянство и безответственность приводили к конфликтам, а в результате – к разрыву.

    Запомнилась сцена изгнания. Алик не появлялся дома в течение нескольких дней. За это время я окончательно решила, что настала пора расставания. Сложила его имущество в чемодан. Он появился неожиданно, еле держась на ногах в сопровождении подвыпивших приятелей. Мы с подругой, навестившей меня, обедали. На столе стоял несколько подтаявший холодец из курицы. Подойдя к столу, Алик взял его рукой и отправил жидковатую массу в рот. Очевидно, он был голоден. Я взглянула на подругу. Лицо её изображало удивление и ужас. Прощание было недолгим. Захватив чемодан, Алик покинул мой дом, а вскоре и Казахстан.

    Я стала получать от него жалобные письма из Новосибирска – замерзаю, не могу приобре-сти сигареты, к которым привык. Женское сердце не камень и я посылала то теплые сапоги, то блоки сигарет. Через несколько месяцев он переехал в Белоруссию, а спустя какое-то время прибыл в Алма-Ату, в командировку. Остановился у меня. Встретились мы тепло. Он был элегантен и самодостаточен. Своим видом как бы свидетельствовал:

    - Твои предсказания не сбылись, и я не умер пьяным «под забором». 

    По вечерам почти ежедневно ходили в гости к друзьям. Вот тогда-то, очевидно, и был по-дарен портрет Хеэмингуэя с прощальными словами любви на обороте. Они стерлись из памяти потому, что были пустыми звуками. Он не мог стать мне опорой в жизни. Сегодня остается только согласиться, что наше расставание было действительно «к лучшему».

    P.S. Когда рассказ был написан я случайно узнала, что портрет Хэмингуэя был вначале подарен не мне. Он перекочевал в мой дом с заклеенной надписью. От многолетнего пребыва-ния в балконном шкафу бумажка оторвалась. Объяснение в любви, предназначенное другому человеку, я действительно прочла впервые.

    Ушел из жизни человек

    Он родился и всю жизнь прожил в Алма-Ате. Человеком был добрым, надежным, жизнерадост-ным, отзывчивым. Любил шутку (свою и чужую), а также музыку. Последняя стала его профес-сией – преподавал в музыкальной школе игру на аккордеоне. Для дополнительного заработка – проводил музыкальные занятия в детском саду. Его ценили за профессионализм сотрудники, а за легкость характера любили и они и дети-ученики. В свое время Фима женился. Жену выбрал под стать себе – стройную и миловидную Таню. Она оказалась хорошей хозяйкой, отличной кулинаркой и мудрой мамой родившимся детям – дочке Полинке и сыну Мише.

    Фима и Таня были советскими евреями. Национальность, как и у всех других граждан СССР была вписана в паспорте. А вот Тору они смогли подержать в руках, лишь в конце XX века. Тогда же стало возможным и посещение синагоги, но соблюдать положенные обычаи было сложно. Ну, как не работать в шабат, если в субботу выпадает рабочий день? Кроме того, в детстве еврейские традиции им не были привиты. В синагогу они приходили в основном по праздникам. 

    Фима был душой любой компании. Никогда не отказывал близким знако-мым развлечь гостей игрой на аккордеоне. Иногда он безвозмездно вез свой тяжелый инструмент через весь город. Наверно ему радостно было смотреть, как люди веселятся под его музыку, да и сам он веселился вместе с ними. Несколько лет назад Фима и Таня возвращались из гостей. Войдя в парадное, Таня обогнала мужа. Уже в квартире Фима сказал:

    - Я смотрел, как ты поднимаешься по лестнице. Твоя фигура почти не изменилась и сохраняет прежнюю привлекательность.

    Таня рассказывала это с милой улыбкой. В это время их дети уже выросли. Сын учился в колледже, а дочь после школы захотела продолжить образование на земле обетованной. Уехав в Израиль, отслужила в армии и поступила в Иерусалимский университет. Через несколько лет вышла замуж. Потом ждала ребенка. Родители хотели помочь ей закончить университет, не-смотря на рождение дочери. На семейном совете было решено, что нянчить внучку в Израиль поедет Фима. Коллектив у него на работе был дружный и к проблеме отнесся с пониманием:

    -Фима поезжай. Мы будем все десять месяцев за тебя работать и делить твою зарплату. Нового человека не возьмем.

    И он уехал. Когда Таню спросили:

            -   Как же мужчина может так долго выполнять обязанности няни?
    Она ответила:

    - Фима справится. Он любит малышей и все умеет. Он помогал мне рас-тить наших детей.

    С «выращиванием» девочки Фима справился, хотя скучал по дому и привычной работе. По-сле возвращения, рассказывая о внучке, нежно называл ее – козючка. Но вскоре нагрянули события, изменившие благополучную, размеренную жизнь семьи.

    В конце 2006 года они получили официальное извещение, что дом, в одной из квартир которого они прожили всю совместную жизнь, подлежит сносу. Выделялась денежная компенсация для приобретения другого жилья. Постепенно большинство квартир в их доме и соседних домах пустело. Квартал превращался в пустырь, огороженный забором.

    Фима многое умел, а вот ходить по различным организациям, разговаривать с чиновниками, что-то просить и доказывать не мог. Всевышний не дал такой способности. Тане пришлось взять на себя необходимые хлопоты, растянувшиеся на полтора года. Ей и мужу совсем не хотелось покидать свое привычное и удобное жилье, расположенное вблизи гор и в то же время недалеко от центра. В отличии от многих горожан, они дышали чистым воздухом. Однако, кроме этого, Фиму угнетало и то, что все заботы обрушились на жену, а он – мужчина, не мог сам принять этот вызов судьбы. Вслух он ничего не высказывал. Все переживания копились внутри – в голове, сердце и душе.

    Гром грянул 7 марта. В связи с наступающим «днем женщин» Фима гото-вился поздравить сотрудниц на работе и заранее купил цветы и сувениры. Таня в этот день не работала, а сын должен был отправиться на службу позже. Проснувшись, Фима тихонько, чтобы не разбудить близких, умылся, пошел на кухню и поставил варить любимый кофе.

    Таня уже пробудилась от ночного сна, но вставать не хотелось. На работу не надо спешить, а домашние дела могли подождать. В полудреме прислушивалась к шорохам в доме. Ощутила запах кофе и подумала:

    - Почему Фима не выключает конфорку? Ведь кофе перекипит и будет не вкусным. Он всегда за этим следит.

    Потом она обратила внимание, что муж долго не выходит из туалета. Показалось, что слышит шум от ударов о дверь контейнера с туалетной бумагой. Позвала:

    - Фима! Что с тобой?

    Ответа не последовало. Вскочив с постели бросилась к туалету. Постучала в дверь, потом по-пыталась ее отворить. Что-то изнутри этому мешало, но в приоткрывшуюся щель увидела лежащую на полу руку. Таня закричала, позвала сына. Дверь не открывалась. Побежала за соседом. Он топором снял наличник вместе с дверью. На полу лежал Фима. Они выволокли его в коридор. Он был еще жив – дышал. Таня положила голову мужа к себе на колени и, гладя, повторяла:

    - Фимка, родной, только не умирай! Умоляю - не умирай, не покидай нас!

    Он не отвечал, но из прикрытого глаза выкатилась слеза. Приехавшая скорая помощь конста-тировала смерть.

    По еврейской традиции тело усопшего должно быть предано земле в течении первых суток. Но в этот год седьмое марта приходилось на пятницу, и в конце ее наступал шабат – суббота, когда похороны не проводятся. Таня понимала, что надо спешить. Друзья помогали ей. Почти все заботы по похоронам взяла на себя синагога. В соответствии с традициями, чтобы умерший был принят в рай, он должен быть чист духовно и физически. В синагоге было совершено ритуальное омовение. После чего на тело покойного одели традиционную одежду – тахрихин. 

    Попрощавшись еще дома с усопшим мужем, Таня помчалась на кладбище хлопотать о могиле для него рядом с покойными родителями. Оттуда не заходя, домой отправилась в синагогу. Туда же пришли и те, кого оповестили о Фиминой кончине. Дочь из Израиля и другие иногородние родственники приехать на похороны не успевали.

    Согласно обычаю женщины не должны идти на кладбище хоронить усопшего. Поэтому жен-ская половина провожавших покойного стояла во дворе синагоги отдельно. Мужчины выне-сли гроб с телом Фимы, покрытый чем-то черным и поставили в машину.

    На похоронах, по многовековой еврейской традиции, близкие усопшему люди должны рвать на себе одежду. Тане ножницами сделали надрез на свитере. Сын Миша, взволнованный и растерянный пытался разрезать майку, что-то у него не получалось и он рванул ее, разорвав на груди пополам. На ногах у парня были пластмассовые шлепанцы (снег еще не растаял) – с древних времен на кладбище сын к могиле отца должен идти без кожаной обуви. 

    Около закрытого материей гроба равин прочел молитву. Мужчины сели в машину и Фима отправился в последний путь. Кроме сына, его провожали два равина, похоронная группа синагоги – «Хевра кадиша» и друзья – мужчины разных национальностей. Старое еврейское кладбище перегружено. Гроб с телом Фимы пришлось переносить через ограды других мо-гил, а несущим его – перелезать через них. В похоронной команде были преимущественно пожилые люди, плохо с этим справлявшиеся. И тогда друзья – не евреи подставили свои пле-чи и тоже понесли гроб. Это было нарушением традиций. Один из равинов пытался возражать:

    - Нельзя, нельзя другим помогать. Не положено.

    Но дружеская помощь была весьма кстати. 

    После похорон состоялся поминальный обед. Он проводился в синагоге, которая помогла и в его организации. Это было некоторым отступлением от вековых обычаев, но столы были на-крыты, как положено – отдельно для мужчин и женщин. За ними сидели друзья покойного – евреи, казахи, русские.. .  Все мужчины надели на головы кипы – так принято. Пища, напит-ки, в том числе и спиртные, были кошерными (приготовленными по особым правилам). Главный равин, находясь в центре зала, сказал какие-то добрые слова о Фиме, о вечной про-блеме жизни и смерти, о необходимости нести друг другу добро и помнить о Всевышнем. Потом он подошел к Тане с сыном и что-то говорил им отдельно.

    За женским столом сидели друзья, сотрудницы и бывшие одноклассницы Фимы, которые по-сле окончания школы ежегодно собирались вместе. Фима эти сборы старался не пропускать. За поминальной трапезой тосты не произносились. Но каждый, не вставая, старался вспомнить покойного.

    - Фимка в школе был таким хорошим мальчиком. Всегда веселый, эла никому не делал. Излучал добро, - сказала одна из одноклассниц.

    Другая вспомнила встречи с уже взрослым Фимой. Показывая фотографии, запечатлевшие один из последних их сборов, говорила:

    - Он всегда находил время и слова, сказать женщине что-нибудь приятное: «какая ты красивая», или «какая ты сегодня нарядная», или «как хорошо выглядишь».

    Воспитатель детского садика рассказала:

    - Ему от природы был дан талант общения с детьми. Он их любил и разговаривал с ними как равный. Фима был человеком творческим – сочинял для детей песенки, а к праздникам – сценарии музыкальных выступлений. Дети его обожали. Уход Фимы из жизни – огромная потеря для них и для нас, его сотрудников.

    Поминальный обед подходил к концу. Один из равинов сказал, что надо забрать всю, остав-шуюся на столах еду. Раздали пакеты. Но люди не спешили покидать гостеприимную синагогу. Похороны Фимы как бы объединили всех присутствующих, а потом у каждого останется своя личная память о нем. Однако наступал шабат и верующие евреи уже пришли на субботнюю молитву. Нужно было освобождать зал.

    Фима прожил 58 лет. С момента его смерти до наступления шабата прошло менее двенадцати часов. Не иначе, как Всевышний помог за такой короткий срок достойно проводить в мир иной хорошего человека. Жаль, что он ушел преждевременно.




    Категория: Мемуары | Добавил: kb (26.05.2012)
    Просмотров: 889 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.0/1
    Всего комментариев: 1
    1  
    Трогательно. Отличные мемуары.

    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика