Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 771 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1542 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (3)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1261 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1225 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1236 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1325 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1455 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Мемуары [24]
Статьи [40]
Интервью [10]
Эссе [16]
Монографии [0]
Книжные рецензии [15]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11215 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 7812 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 5941 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5457 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4661 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3281 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5457 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3349 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3623 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2783 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1153 | 3 | 55
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1451 | 0 | 79
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1525 | 0 | 96
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1499 | 0 | 140
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2165 | 0 | 379

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (51)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (27)
  • Даун (25)
  • Липовый дождь (22)
  • Я у Ваших ног (21)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 118

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8713
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 690
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Публицистика журнала » Эссе

    Сергей Эсте. Америка мельком. Большой Каньон. Заметки на ходу. Почти у цели



    26 июля 9.34. Очередная EconoLodge позади. Там работал телевизор, и всё оказалось комфортнее за меньшую цену. Правда, электронный ключ не сработал ни с первой, ни с последующих попыток, пока дежурный не поколдовал. Вероятно прошёл школу у профессора Дамблдора. Утром завтрак насытил плотно и вкусно после крепкого сна.

    При утреннем свете оказалось, что вокруг низенькие горушки, плоские сверху, длинные и узкие, как столики. Эти столики постепенно начинают удлиняться и разрастаться вширь и ввысь, заполняя всё вокруг до горизонта. Трава уже не зелёная, а чуть пожелтевшая и сухая, кустики стоят столбиками и их много. Двигаемся мы с лёгким отклонением от прямого движения к Большому Каньону, ведь нам обязательно надо попасть в Санта Фэ, столицу Нью Мексико. Это название постоянно звучало, когда обсуждался маршрут движения задолго до путешествия, вместе с именем женщины, которое мне тогда не говорило ровным счётом ничего.

     Как-то проскочила у меня запись о въезде сюда в полудрёме. Лёгко покалывает в ушах. Как ни как, а высота здешних мест лишь немного меньше 7000 футов. Желающие могут помножить эту цифру на 0,3048, чтобы получить более привычное в метрах.

    Но Санта Фэ пробудил. Началось это примерно в половине первого. Из почти голой равнины с редкой травой и одинокими кустарниками начали вставать возвышения и, вдруг, облака проплыли внизу. Безлюдная местность быстренько заполнилась ранчо по краям дороги, правда, кроме заборчиков с воротами и именами владельцев, ничего больше с дороги не видно, даже коровы редки. И, наконец, предместье, совсем не похожее на обычное американское и сам город, столица Нью Мексики, но не самый большой тут город, меньше Альбукерка.

    Пять часов пролетели незаметно. В половине шестого выезжаем дальше и через несколько минут начинаем спускаться с горы к озеру. В ушах щёлкает. Съезжаем с основного шоссе на равнину, горы со всех сторон впечатляют, хоть это и не Гималаи. Прямо. Ниже. Ниже. Ещё ниже. Озеро за высокой дамбой внизу справа — Сочити Лэйк. К нему можно спуститься по крутой грунтовке. После недавнего дождя чувствуется некоторое проскальзывание колёс по песку со щебёнкой, по Ленка уверенно ведёт машину вниз. Пожалуй, здесь я впервые попытался отключиться от наблюдения за технологией вождения и от близкого обрыва. Лучше смотреть вдаль или на движение кончика ручки по блокноту. Мы внизу у озера совсем не одни, стоит ещё пара машин. Но в воду почему-то не тянет. Дамы наши зашли чуть поглубже, чем по колено и купнулись. Дальше заходить опасно, как невозмутимо объявили служащие этого парка в резервации, на двух авто слетевшие с высокого плато вниз к горстке купающихся, чтобы предупредить, что собираются закрыть спуск к пляжу минут через сорок. А ещё невозмутимо добавили, что здесь водятся двухметровые щуки, кусающие купающихся через одного, огромные анаконды и Лохнесская гидра. Чудом опасности удалось избежать. Пронесло. Уже выезжая с озера обнаружили, что оно образовалось от запруды на реке Рио-Гранде, которая и вытекает отсюда дальше трёхметровой ширины речушкой и течёт далеко на юг до границы с Мексикой, и разделяет собой две страны Северной Америки.

    Скоро будет Альбукерк и дорога дальше на Запад, а я мысленно возвращаюсь в Санта Фэ, надо же восполнить пробел в пять часов.

    Думаю, мало кто из россиян знает имя художницы Джорджии О`Кифф. Я сам это имя услышал впервые две недели назад, когда дочка взахлёб рассказывала о впечатлении от её картин. Здесь, в Санта Фэ, мы вошли в галерею её имени. Дальше началось чудо. Совсем не являюсь знатоком абстрактного искусства, видел мало. А то, что довелось раньше, представлялось мне игрой красок, форм, причудой художников — интересно, но не более. Мне казалось, что это может с успехом входить в дизайн, архитектуру, декор. Пожалуй, и всё. Но Джорджия О`Кифф заставила взглянуть на её картины совсем не так.

    А как?

    Недавно жена купила книжку внуку. Там по крохотным этапам объясняют, как рисовать кошку или дом. Вот, если хвост овалом сюда — кошка сидит и спокойна, если немного по-другому — она бежит, а так — высматривает кого-то в траве. Можно даже научить и научиться рисовать сложное, например, человеческое тело. В одной из галереек чудесного Санта Фэ женские тела обаятельны и красивы, в них нет похоти и печати ремесленничества. Но я вышел сразу. Не смог сравнивать с тем, что только что видел в другом месте.

    Джорджия О`Кифф — художница-абстракционист. Можно увидеть репродукции её картин в интернете, но… Но репродукции не объяснят ничего. В них только цвет и форма. А в картинах на стене галереи: ожидание женщиной любви, дуновение сухого ветра над оранжевыми горами, аромат цветка, свет солнца, дарящего жизнь. Как это удалось ей, прожившей огромную жизнь, почти полный век, двадцатый век, и не утерявшей даже в преклонном возрасте свою огромную любовь? Она не наносила краски на холст, она дарила любовь. Как-то она так и сказала, что при всей любви к музыке, которую почитает самым прекрасным искусством в мире, она не владеет способностью воспроизвести музыку души, поэтому — рисует то, что звучит в ней. Наверняка я сильно переврал её слова, но понял их именно так.

    Трижды за свои два месяца в Соединённых Штатах я встречал чудо в искусстве. Впервые это было в Чикагском художественном музее перед картинами великих импрессионистов, потом здесь, в галерее Джорджии О`Кифф, и почти перед отъездом, в музыке на диске индейского флейтиста, там НЕТ ДРУГИХ ИНСТРУМЕНТОВ, КРОМЕ ФЛЕЙТЫ, но эта простая мелодия излучает сам дух разрушенной цивилизации, по-другому не скажешь. Поневоле вспомнилась старая притча, про вопросы строителям, копающим яму под фундамент. Первый ответил, что вкалывает, второй — роет яму, и лишь один из них сказал: «Я строю дом». Когда художник, всё равно в чём, выражает всю силу человеческого духа, его прекрасную составляющую, вкладывая в своё творение всю силу любви без остатка — это невозможно не увидеть. Если, конечно, иметь глаза и уши. Часто мы думаем совсем по-другому, оставляя главное на потом. Когда оно будет — потом? Жизнь одна.

    Но всё когда-то кончается. Закончился и незабываемый день в Санта Фэ, с его галереями, кафешками, собором, садиками в разном стиле, лабиринтом на плитках маленькой площадки, мексиканской пищей, чем-то вкусным в завёрнутом блине, съеденном на ходу у садовой скамейки. Сюда хочется вернуться.

    21.55. Мы ищем гостиницу в Гэллопе. Получилось четыреста семь миль за день.

     

    Въехали

     

    27 июля, день рождения тёщи, ей исполнился бы 101 год. В её дни уместились первая мировая, две российские революции, огромная жизнь великой страны и её крах, жуть и ад страшной битвы против мрази в Великой Отечественной.

    А в мою жизнь вмещается сейчас Америка, в которой хорошо и плохо, которая даёт пример, что можно и нужно, а что нельзя, которая всё время учится сама. И я учусь тоже. Вот как нажать на пипку вверху пластмассовой бутыли, чтобы в бумажную тарелку с хлопьями налилось молоко? У меня не получилось. А Ленка нажимает точно, как я, но у неё льётся. Настольная лампа в номере зажигается вдруг от поворота крохотной пуговицы, которую случайно увидел. Упаковки почти всего выглядят совсем не так. А над полоком в сауне хихикал: кто же кладёт доски под сиденье с сучками и прибивает торчащими сверху гвоздями? Впрочем, наших ста десяти градусов Цельсия здесь нет, едва восемьдесят — девяносто. Зато сауна пахнула запахом дерева и расслабила тело. После трёх дней шоссе — сауна совсем не плохо. И бассейн.

    Мусор — в корзину. Сумки — в багажник. Душ. Ленкина инструкция по безопасности перед въездом в страшную зону с крокодайлами, живыми динозаврами, кровожадными злодеями. Берёт дрожь. Едем.

    10.36 — старт.

    Слава Богу, карточка сработала, а то вчера в кафе Санта Фэ был обескуражен. Ведь так хотелось шикануть цифрой в целых $40. Вода, йогурт, брызгалка от солнца, груши, черешни, ещё что-то по мелочи — распихиваем в багажник и салон. Машина накормлена. Горы на месте. Ручка выводит каракули в блокноте от Майера. Правда, палец… Это надо было так по-идиотски подставиться! Решил шикануть, будто не мог закрыть дверцу спокойно, а ветер подтолкнул её, и она отомстила хвастуну, зажав первую фалангу указательного пальца намертво. Снаружи не открыть, а дочка с женой уже ушли метров на пятьдесят. Хорошо, что отозвались. Ленка бледная открыла дверцу изнутри и… Теперь синенький красуется и напоминает. Видно продлится это до самого Таллина. Хорошо ещё, перестал к четвёртому дню дёргать. Ничего — наука.

    А горы подрастают.

    В 11.25 въехали в Аризону, начинается. Карты, схемы, объяснения, лёгкий променад в ресте.

    Ой-ё-ёй! Оказывается, это было 10.25, ещё раз переставляем часы.

    Через полчаса подъезжаем к индейскому центру. Здесь даже есть кое-что сделанное действительно индейцами: красивые украшения, вещи из кожи. Тут я понял, что такое мокасины. Современным обувщикам учиться и учиться.

    Но мы сюда не за покупками — за туманом. Кто-то убеждал, что русские романтичны, а американцы практичны. Что-то отсутствия у русских практичности не примечал, а романтичность… Чесс — американец в череде поколений, но вот едет за туманом, и глаза сверкают. И у американцев всех цветов кожи, форм носа и губ — сверкали перед картинами Джорджии О`Кифф. И у тех, кто стоял в длиннющей очереди к Чикагскому Художественному музею. Метров двести очередь, не меньше.

    Свойственно человеку гоняться за туманом. Если он не машина, конечно.

    Ну а теперь, действительно начинается — Окаменелый лес!

    Когда Гала потом рассказывала про него, получалось, что картинка ей представлялась до посещения, вроде того самого заколдованного леса из Гарри Поттера, где дремучий бор (на сей раз каменный) окружает и высится, а из чащи сверкают глазами таинственные волшебные звери, с койотами, пантерами и медведями на закуску. Ничего этого нет. А есть огромные пространства с лежащими одиночно и скученно брёвнами. И кора отделившаяся видна, и вроде колец годовых что-то просматривается, но это уже не дерево, а изумительной красоты и необычайной палитры — камень. Смотришь — дерево, дотрагиваешься бережно — твёрдая поверхность переливающихся и сверкающих красками самоцветов.

    Почти семь часов провели здесь, а рассказать невозможно. Как и глаз оторвать от чуда природы. Не буду пересказывать теории, бросаться терминами. Но время и вулканы помогли сделать так, это понял. Сейчас часть территории с этим лесом находится в Национальном парке — гляди, сколько влезет. В отведённое время, конечно, с умеренной платой за вход, под периодическим присмотром служащих. Но гляди и радуйся! И не бери в карман ни кусочка. И так уж за период до основания Национального парка наломали, вывезли, разрушили, создали море сувениров и прочая — сотни и тысячи тонн. Надо бы сохранить для живущих после нас.

    А уж потом, после Окаменелого Леса — Флагстаф, который называют воротами в Каньон, ужин в гостинице, последние приготовления и начинаем.

    За день всего двести восемнадцать миль. Впрочем, куда теперь торопиться?

     

    В округе

     

    28 июля. Уже в обычное время, около половины одиннадцатого, выбрались из гостиницы, конечно, позавтракав, поплавав в бассейне и приняв душ.

    Нас ждут сегодня вулкан и какие-то очень важные национальные парки. Резерваций индейских тут много, может и попадём в одну из них.

    Всё зовёт и привлекает. А вокруг — никакая не полупустыня — ели и сосны растут до вершин гор, возвышающихся над нами метров на двести или триста.

    Мадам из ящика подсказала, что под нами 7020 футов. Посмотрите налево, посмотрите направо, посмотрите вперёд. Можно и назад, но шея уже не крутится. Вчера рухнули в постели под шум дождя, немного поворчав про что-то не так в кране.

    Сосны, как у нас в Мяннику или Торнимяэ. Кстати, дорога прямая с лёгкими изгибами, никакого серпантина. Высота 8000 футов.

    Карточка годовая национальных парков США спасает очередные $20.

    Оказывается в этом регионе около шестисот вулканов. И поговаривают, что речь не идёт — будут ли извергаться, весь вопрос — когда?

    Самый молодой, Сансет Кратер, извергался тысячу лет назад. А нам предоставляется возможность забраться на вершину другого, поменьше. Девяносто метров вверх — это ведь ерунда, правда? После того, как отдышался, подтверждаю. Дорожка в одну милю вверх по хвойному лесу, сам кратер, гроза на соседней вершине. Потом узенькая тропинка к застывшей лаве внизу. Может снимки и могут передать что-то, не знаю. Мне-то — да. Картинки включают пряный запах леса, капельки пота под кепи, неожиданность восторга. Тысячу лет назад здесь был ад. Теперь — рай.

    Вверх, вниз, по кругу, на машине, а потом пешком. С дорожек не сходить, ничего не трогать. Это может показаться чрезмерным, тем более для инициативных с приверженностью к свободе. Но если вдруг осознаёшь, что вот это сделано человеком восемьсот, тысячу или даже десять тысяч лет назад, а природой и миллионы, и всё это может исчезнуть под шаловливой рукой Джона или Васи, или то, что этому самому деревцу в половину твоего роста целых 150 лет — возникает неодолимое желание не сходить с дорожки и не трогать ничего. Итак уже люди натрогались вволю. До создания национальных парков местные Васи кое-что понаделали, но остановиться не поздно никогда. Всё, что вокруг, не может, конечно, быть в заповедной зоне, но стоит жить, думая, как индейцы, о седьмом поколении после тебя.

    После вчерашнего дня с Мёртвой рекой, Плохой землёй и Окаменелым лесом, где древесина превратилась в сверкающие каменные кристаллы, а ноги к концу дня передвигались с трудом, сегодняшний разгрузочный променад всего в пару миль по склонам кратеров, а потом ещё по вулканической золе и магме, а потом ещё и по обустроенным дорожкам небольшой сложности — привёл к забронированной накануне гостинице в состоянии, когда раскрытые дверцы машины, вероятно хихикнули на наши полу-скрюченные и почти не способные двигаться фигуры: «Ну, как? Расслабились?»

    Правда, хороший кофе в номере и бассейн сделали своё дело. Завтра в горы на Большой Каньон? В чём дело? Вперёд!

    21.05 Вильямс, Аризона

    Фотографии Lena Statsenko, Chess Hazlett

    http://elkipalki.net/author/serg_este/2010-11-05.381?page=2

     

    Продолжение следует




    Категория: Эссе | Добавил: Лиля (25.01.2014)
    Просмотров: 1021 | Теги: Сергей Эсте. Америка мельком. Больш | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика