Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 732 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1494 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (3)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1234 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1198 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1214 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1303 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1424 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Шаржи С. Алексеева [1]
Художественная антропология [2]
Читаем Нобелевских лауреатов [8]
Словарь любви [9]
Православная книга [12]
100 книг, которые потрясли мир [1]
Алгоритм жанра [0]
Бриллиантовый век [21]
Два берега [17]
Музей книги [6]
Территория света [5]
Литосфера [5]
Художественная гипнология [2]
На слуху [6]
Портреты [5]
Поэт представляет поэта [1]
Музыка твоей души [4]
Странные литературные чтения [4]
Любовь замечательных людей [2]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11121 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 7756 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 5872 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5399 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4596 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3251 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5399 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3308 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3607 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2743 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1108 | 3 | 55
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1423 | 0 | 79
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1503 | 0 | 96
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1476 | 0 | 140
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2140 | 0 | 379

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (51)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (27)
  • Даун (25)
  • Липовый дождь (22)
  • Я у Ваших ног (21)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 118

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8713
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 690
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Авторские проекты журнала » Странные литературные чтения

    Сергей Эсте. Владимир Маяковский

     

     

    С Владимиром Маяковским я познакомился в школе. Конечно, не с ним самим, а с какими-то минимальными знаниями о его творчестве, к тому времени его уже давно не было. Хотя, понятие давно - очень относительно. Для молодых будет интересно сравнить цифры, которыми приходится оперировать, чтобы было понятно. Значит, было это скорее всего году в 1960-ом, Маяковского не было уже очень давно – целых тридцать лет, а состоялось знакомство всего-то пятьдесят два года назад в восьмом классе школы. И чтобы уж совсем закрыть вопрос об относительности, скажу только, что моя бабушка родилась в 1899 году, и её отстояние от Пушкина всего шестьдесят два года, но с бабушкой своей я жил в одну эпоху, правда, сегодня уже закончившуюся, а Пушкин – в глубокой древности, в совсем непонятном. Не запутались? И это хорошо, что логика сбивается, и не может перепрыгнуть через самый простой расклад из цифр. Это тем более хорошо, что говоря о творчестве Владимира Владимировича Маяковского, придётся перепрыгивать, или увязать в барьерах не раз.

     

                   «Если
                                  сын
                                                  чернее ночи,
                   грязь лежит
                                  на рожице, -
                   ясно,
                                  это
                                                  плохо очень
                   для ребячьей кожицы…»
    
     
                   Конечно, эти строки я знал ещё до изучения в школе, и фамилию поэта тоже, а также то, что он неудобоваримый и совсем не поэтичный. Откуда? А откуда я знаю? Вам разве неизвестно, что вы не в состоянии назвать источник огромного количества ваших знаний? Знал, и точка. А всё остальное начал узнавать потом…
                   Мне очень повезло, в школе у нас был нормальный учитель литературы, вернее учительница, Юлия Николаевна. И Маяковский был у неё в числе любимых поэтов, поэтому я начал его читать. И чтение стихов Владимира Маяковского захлестнуло. Ещё бы, как могут не отозваться в душе подростка чеканные строки, зовущие переделать старый закостенелый и безнравственный мир.
    
     
    «Разворачивайтесь в марше!
    
    Словесной не место кляузе.
    
    Тише, ораторы!
    
    Ваше
    
    слово,
    
    товарищ маузер.
    
    Довольно жить законом,
    
    данным Адамом и Евой.
    
    Клячу историю загоним.
    
    Левой!
    
    Левой!
    
    Левой!..»
    
     
                   Или вот это, чуть раньше, но тоже ещё на совсем живую тему, которая, слава Богу, в последнем страшном варианте минула тогда всего пятнадцать лет назад. Сосчитали? 1960 – 1945 =  15.   Понимаете? Это на семь лет меньше, чем прошло с 1991 года до сегодняшнего дня.   Так вот, неприятие войны тогда ежеминутно жило в нас, да и взрослые частенько повторяли рефреном: «Хоть бы не было войны!». И как можно было пройти мимо хватающих за душу:
    
     
    «По черным улицам белые матери
    судорожно простерлись, как по гробу глазет.
    Вплакались в орущих о побитом неприятеле:
    "Ах, закройте, закройте глаза газет!"
    Письмо.
    Мама,громче!
    Дым.
    Дым.
    Дым еще!
    Что вы мямлите, мама, мне?
    Видите -
    весь воздух вымощен
    громыхающим под ядрами камнем!
    Ма o- а -o а - ма!
    Сейчас притащили израненный вечер.
    Крепился долго,
    кургузый,
    шершавый,
    и вдруг,-
    надломивши тучные плечи,
    расплакался, бедный, на шее Варшавы.
    Звезды в платочках из синего ситца
    визжали:
    "Убит,
    дорогой,
    дорогой мой!"
    И глаз новолуния страшно косится
    на мертвый кулак с зажатой обоймой.
    Сбежались смотреть литовские села,
    как, поцелуем в обрубок вкована,
    слезя золотые глаза костелов,
    пальцы улиц ломала Ковна.
    А вечер кричит,
    безногий,
    безрукий:
    "Неправда,
    я еще могу-с -
    хе!-
    выбряцав шпоры в горящей мазурке,
    выкрутить русый ус!"
    Звонок.
    Что вы,
    мама?
    Белая, белая, как на гробе глазет.
    "Оставьте!
    О нем это,
    об убитом, телеграмма.
    Ах, закройте,
    закройте глаза газет!"»
    
     
                   И только уже потом что-то про жёлтую кофту и завораживающее.
    
     
    «Я сразу смазал карту будня,
    плеснувши краску из стакана;
    я показал на блюде студня
    косые скулы океана.
    На чешуе жестяной рыбы
    прочел я зовы новых губ.
    А вы
    ноктюрн сыграть
    могли бы
    на флейте водосточных труб?»
    
     
                   Но самым главным у Владимира Маяковского всегда были поэмы, и конечно, молодому человеку не могли не запасть слова из поэмы «Люблю».
    
     
    «Пришла -
    деловито,
    за рыком,
    за ростом,
    взглянув,
    разглядела просто мальчика.
    Взяла,
    отобрала сердце
    и просто
    пошла играть -
    как девочка мячиком.
    И каждая -
    чудо будто видится -
    где дама вкопалась,
    а где девица.
    Такого любить?
    Да этакий ринется!
    Должно, укротительница.
    Должно, из зверинца!"
    я ликую.
    Нет его -
    ига!
    от радости себя не помня,
    скакал,
    индейцем свадебным прыгал,
    так было весело,
    было легко мне…»
    
     
    
     
                   И вдруг, почему-то странной барабанной дробью, совершенно случайно, и наверняка излишне, звучит метафора. Да, да! Ну, что же это может быть, кроме метафоры?!
    
     
    «За всех вас,
    
    которые нравились или нравятся,
    
    хранимых иконами у души в пещере,
    
    как чашу вина в застольной здравице,
    
    подъемлю стихами наполненный череп.
    
    
    
    Все чаще думаю -
    
    не поставить ли лучше
    
    точку пули в своем конце.
    
    Сегодня я
    
    на всякий случай
    
    даю прощальный концерт.»
    
     
                   А, может, это тоже о любви? Наверно любовь есть всякая… Или… Впрочем, никогда не догадаться, что именно так и бывает, пока сам не окунёшься с головой. Но молодому предугадать сложно, можно только предполагать. Но как ни странно, любое предположение меркнет перед тем, во что вдруг попадаешь, совсем не предчувствуя ничего… И только пройдя через круги ада, что-то начинаешь понимать….
    
     
    «…Бог доволен.
    
    Под небом в круче
    
    измученный человек одичал и вымер.
    
    Бог потирает ладони ручек.
    
    Думает бог:
    
    погоди, Владимир!
    
    Это ему, ему же,
    
    чтоб не догадался, кто ты,
    
    выдумалось дать тебе настоящего мужа
    
    и на рояль положить человечьи ноты.
    
    Если вдруг подкрасться к двери спаленной,
    
    перекрестить над вами стёганье одеялово,
    
    знаю -
    
    запахнет шерстью паленной,
    
    и серой издымится мясо дьявола.
    
    А я вместо этого до утра раннего
    
    в ужасе, что тебя любить увели,
    
    метался
    
    и крики в строчки выгранивал,
    
    уже наполовину сумасшедший ювелир.
    
    В карты бы играть!
    
    В вино
    
    выполоскать горло сердцу изоханному.
    
    
    
    Не надо тебя!
    
    Не хочу!
    
    Все равно
    
    я знаю,
    
    я скоро сдохну…»
    
     
    «…Радуйся,
    
    радуйся,
    
    ты доконала!
    
    Теперь
    
    такая тоска,
    
    что только б добежать до канала
    
    и голову сунуть воде в оскал.
    
    
    
    Губы дала.
    
    Как ты груба ими.
    
    Прикоснулся и остыл.
    
    Будто целую покаянными губами
    
    в холодных скалах высеченный монастырь…»
    
     
                   «Флейта-позвононик» - это уж точно! Играть на собственном позвоночнике – занятие уникальное, творческое. Да только нам, читателям, это и подавай! Я вообще не встречал больше такого страстного поэта, каждой жилочкой своей проживавшего стихи свои, совсем не холёные, грубоватые, но точные и честные.
                   Или вот ещё, это уже совершенно другое – «Облако в штанах»
    
     
    «Вашу мысль,
    мечтающую на размягченном мозгу,
    как выжиревший лакей на засаленной кушетке,
    буду дразнить об окровавленный сердца лоскут:
    досыта изъиздеваюсь, нахальный и едкий.
    
     
    У меня в душе ни одного седого волоса,
    и старческой нежности нет в ней!
    Мир огромив мощью голоса,
    иду - красивый,
    двадцатидвухлетний.
    
     
    Нежные!
    Вы любовь на скрипки ложите.
    Любовь на литавры ложит грубый.
    А себя, как я, вывернуть не можете,
    чтобы были одни сплошные губы!
    
     
    Приходите учиться -
    из гостиной батистовая,
    чинная чиновница ангельской лиги.
    
     
    И которая губы спокойно перелистывает,
    как кухарка страницы поваренной книги.
    
     
    Хотите -
    буду от мяса бешеный
    - и, как небо, меняя тона -
    хотите -
    буду безукоризненно нежный,
    не мужчина, а - облако в штанах!...»
    
     
    «Меня сейчас узнать не могли бы:
    жилистая громадина
    стонет,
    корчится.
    Что может хотеться этакой глыбе?
    А глыбе многое хочется!
    
     
    Ведь для себя не важно
    и то, что бронзовый,
    и то, что сердце - холодной железкою.
    Ночью хочется звон свой
    спрятать в мягкое,
    в женское.
    
     
    И вот,
    громадный,
    горблюсь в окне,
    плавлю лбом стекло окошечное.
    Будет любовь или нет?
    Какая -
    большая или крошечная?
    Откуда большая у тела такого:
    должно быть, маленький,
    смирный любеночек.
    Она шарахается автомобильных гудков.
    Любит звоночки коночек.
    
     
    Еще и еще,
    уткнувшись дождю
    лицом в его лицо рябое,
    жду,
    обрызганный громом городского прибоя.
    
     
    Полночь, с ножом мечась,
    догнала,
    зарезала,-
    вон его!
    
     
    Упал двенадцатый час,
    как с плахи голова казненного.
    
     
    В стеклах дождинки серые
    свылись,
    гримасу громадили,
    как будто воют химеры
    Собора Парижской Богоматери.
    
     
    Проклятая!
    Что же, и этого не хватит?
    Скоро криком издерется рот.
    Слышу:
    тихо,
    как больной с кровати,
    спрыгнул нерв.
    И вот,-
    сначала прошелся
    едва-едва,
    потом забегал,
    взволнованный,
    четкий.
    Теперь и он и новые два
    мечутся отчаянной чечеткой.
    
     
    Рухнула штукатурка в нижнем этаже.
    
     
    Нервы -
    большие,
    маленькие,
    многие!-
    скачут бешеные,
    и уже
    
     
    у нервов подкашиваются ноги!
    
     
    А ночь по комнате тинится и тинится,-
    из тины не вытянуться отяжелевшему глазу.
    
     
    Двери вдруг заляскали,
    будто у гостиницы
    не попадает зуб на зуб.
    
     
    Вошла ты,
    резкая, как "нате!",
    муча перчатки замш,
    сказала:
    "Знаете -
    я выхожу замуж".
    
     
    Что ж, выходите.
    Ничего.
    Покреплюсь.
    Видите - спокоен как!
    Как пульс
    покойника.
    Помните?
    Вы говорили:
    "Джек Лондон,
    деньги,
    любовь,
    страсть",-
    а я одно видел:
    вы - Джоконда,
    которую надо украсть!
    И украли…»
    
     
    
     
    
     
                   Дальше я «Флейту-позвоночник» или как она сперва называлась, «Тринадцатый апостол», цитировать не буду, это надо читать, любуясь каждой строчкой.
                   Владимир Маяковский, ранний – это могучая глыба, полная жизни, любви и страсти, выплёскивающая щедро поэзию потоками. Поэзию до него не виданную, совсем не утончённую, но тонкую и щедрую.
                   И вот здесь стоит немного остановиться и передохнуть. И передых совсем не потому, что поэзия Маяковского закончилась, как раз наоборот. В каком-то смысле здесь она только начиналась вместе с новой эпохой. 
                   Но здесь сейчас обычно и останавливаются, как-то тушуясь и комкая слова, а зря. Стоит называть всё своими словами, время пришло.
    
     
    «Время -
            начинаю
                    про Ленина рассказ. 
    Но не потому,
                  что горя
                           нету более, 
    время
          потому,
                  что резкая тоска 
    стала ясною
                осознанною болью…»
    
     
                   Вот тут-то и собака! 
                   Проще всего остановиться до этих слов и сделать вид, что не было этого. Или, что ещё стыднее, объявить, что талант гения оскудел и померк. Или совсем наоборот, вдруг уподобиться тем, кто совершенно бесстыдно исковеркал эти слова, вставив вместо Ленина другое имя, и размахивает тем, что потерпело крах.
                   Сложно уйти здесь от разговора о сегодняшнем дне, да пожалуй, уже уходить и не надо.
    
     
                   Для того, чтобы оставаться честным перед самим собой, а кроме того, не внушать читателю чего-то, в чём сам не очень уверен, пришлось покопаться в памяти и поискать себе союзника, имя которого не вызвало бы резкого неприятия у окружающих. Совершенно естественно для сегодняшнего дня, что не стал искать их среди живущих ныне из-за причин, которые даже не буду объяснять. Ибо каждый в состоянии назвать причины сам, и зачастую они будут взаимно противоположны даже у друзей и единомышленников.
                   Естественно, я совсем не собираюсь в этой статье искать правых и виноватых, я стараюсь ответить себе на вопрос, мог ли Маяковский писать то, что он писал после 1917 года, оставаясь честным и порядочным человеком? Насколько искренна его поэзия? И прочитав от корки до корки книгу Герберта Уэллса «Россия во мгле», я нашёл в ней то, что позволяет мне утверждать, что поэзия Владимира Маяковского до конца искренна. Ему было чем гордиться, что утверждать, и от чего отречься. И основным обстоятельством, позволяющим мне это утверждать, является то, что в октябре семнадцатого произошла Революция. Она была неизбежна, и была такова, как была, и не поняв этого, мы никогда не разберёмся в том, что произошло с нами и происходит в течении двух с половиной десятилетий. Мы никогда не сможем в ином изложении этого события понять, что поиски врагов и взаимные обвинения не в состоянии ничего создать, также как и попытки спрятаться по страусиному, закрыв глаза и уши. Любая однобокость или забывчивость может только ещё добавить нам оплеух от Времени и Вечности, если хотите – от Бога.
                   Исходя из этого факта, вполне мной принятого, я и продолжу про Владимира Маяковского – и ребёнка Революции, и её глашатая, и её  жертвы.
    
     
                   Передо мной книжки в совсем непритязательных переплётах, повидавших время, четырёхтомник Владимира Маяковского, издания 1936 года под редакцией Лили Брик. Почему- то остановился на вступлении к «Мистерии Буфф». Может что-то это объяснит вам, да и мне тоже нечто, ещё не прочитанное в книгах.
    
     
                   «Это об нас взывала земля голосом пушечного рева.
                    Это нами взбухали поля, кровями опоены.
                    Стоим,
                    исторгнутые из земного чрева
                    кесаревым сечением войны.
                    Славим
                    восстаний,
                    бунтов,
                    революций день -
                   тебя,
                    идущий, черепа мозжа!
                    Нашего второго рождения день -
                    мир возмужал.
                    Бывает -
                    станет пароход вдалеке,
                    надымит
                    и уйдет по зеркальности водной,
                    и долго дымными дышишь легендами, -
                    так жизнь ускользала от нас до сегодня.
                   Нам написали Евангелие,
                    Коран,
                    "Потерянный и возвращенный рай",
                    и еще,
                    и еще -
                    многое множество книжек.
                    Каждая - радость загробную сулит, умна и хитра.
                    Здесь,
                    на земле хотим
                    не выше жить
                   и не ниже
                    всех этих елей, домов, дорог, лошадей и трав.
                    Нам надоели небесные сласти -
                    хлебище дайте жрать ржаной!
                    Нам надоели бумажные страсти -
                    дайте жить с живой женой!
                    Там,
                    в гардеробах театров
                    блестки оперных этуалей
                    да плащ мефистофельский -
                   всё, что есть там!
                    Старый портной не для наших старался талий.
                    Что ж,
                    неуклюжая пусть
                    одёжа -
                    да наша.
                    Нам место!
                    Сегодня
                    над пылью театров
                    наш загорится девиз:
                   "Всё заново!"
                    Стой и дивись!
                    Занавес!»
    
     
    
     

    Кстати, а вы не знаете, о каком событии эта самая «Мистерия Буфф»? Очень интересно, но совсем о том, о чём мы многое слышим и периодически умно или неумно рассуждаем – о Всемирном Потопе. Вот ведь как!

    И ещё, это вам ничего не напоминает?

     

    
     Продолжение
     
    
     

     

     




    Категория: Странные литературные чтения | Добавил: kb (23.01.2015)
    Просмотров: 886 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика