Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 876 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1652 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1351 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1310 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1323 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1418 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1559 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Шаржи С. Алексеева [1]
Художественная антропология [2]
Читаем Нобелевских лауреатов [8]
Словарь любви [9]
Православная книга [12]
100 книг, которые потрясли мир [1]
Алгоритм жанра [0]
Бриллиантовый век [21]
Два берега [17]
Музей книги [6]
Территория света [5]
Литосфера [5]
Художественная гипнология [2]
На слуху [6]
Портреты [5]
Поэт представляет поэта [1]
Музыка твоей души [4]
Странные литературные чтения [4]
Любовь замечательных людей [2]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11440 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 7970 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 6214 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5620 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4837 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3370 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5620 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3469 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3720 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2880 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1265 | 3 | 57
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1533 | 0 | 80
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1606 | 0 | 98
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1573 | 0 | 141
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2247 | 0 | 382

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • Часы (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 118

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8607
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 435
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Авторские проекты журнала » Странные литературные чтения

    Сергей Эсте. Всего час с Пушкиным

     

     

    ПРЕМЬЕРА РУБРИКИ! 
     

    «СТРАННЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЧТЕНИЯ» С СЕРГЕЕМ ЭСТЕ
     

    Всего час с Пушкиным
    29 января [10 февраля] – день памяти Александра Сергеевича Пушкина
    На сцену Таллинского центра Русской Культуры поднимаются двое. Стройный юноша ведет за локоть другого. Тот носками ботинок ощупывает ступени. Остановился у края сцены, лицом к зрителям. Руки чуть неуклюжи, когда остался один. Принял микрофон у друга и в такт зазвучавшей музыке запел песню из сериала «Бандитский Петербург».
    И, вроде бы, на лице у него ничего такого не изображалось. И голос его не поражал изыском музыкального совершенства. Обыкновенный красивый юношеский голос, точненько и чисто поющий все нотки. И страсти никакой не было. И слова такие обыкновенные, про шаг длиннее жизни. А слезы потекли из моих глаз свободно и чисто. Нет, не из жалости, что вот он не видит свет – от Великой Любви, которую вдруг подарил он нам всем, сидящим в этом зале.
    И долго зал стоял, и молча аплодировал, пока друг не отнес микрофон за кулисы, взял его за локоть, провел по ступенькам и усадил в кресло соседнего ряда.

    Тебе, мальчишка! Вам, ученики, преподаватели и обслуга Липецкой школы для слабовидящих и слепых, хочу я подарить мои строки о часе с Пушкиным.

    Когда несколько лет назад я понял, что наш любительский театр заканчивается, ведь все в этом мире рождается и умирает, мне захотелось как-то продолжить то, чем горю всю жизнь. И я решил подготовить программу из произведений Пушкина – читать одному со сцены, ни от кого не зависеть, ведь это так просто. Набор составился за неделю с небольшим. Сказка, в отрывках, конечно, немного лирики, «Медный всадник», «Памятник» – всего-то на часик. И начал учить. Работал я тогда за городом. Автобус развозки останавливался около дома в половине шестого. Влезаешь, листочек с текстом в кармане, полусонный автобус молчит, И бормочешь себе неслышно несколько строк. Это ведь только кажется, что текст прост, пока не читаешь сам и не пытаешься его запомнить. А память у меня не блестящая. Постоянно забываю да путаю. Так потихоньку и выучил, всего-то за полгода.
    Сказка, конечно, самая простая. Про царя Салтана. Где три девицы под окном пряли поздно вечерком. Самая что ни на есть детская, из тех, что сызмальства запомнилась, в том числе и словами обыкновенными, и царем глуповатым, и смоляной бочкой, и чудесами разными.
    Правда, когда учить стал, очень засомневался, а о чем сказка-то?
    Вот прядут три сестры свою пряжу, молодые, красивые, разговаривают про судьбу свою желанную, мечтают. Планочку высоко ставят. Одна, если станет царицей, поразит мир пирами. Другая – тканями. А третья, глупая, говорит, что родит царю сына. Любит его, значит.
    Что там в сказке дальше, не мне вам рассказывать, наизусть знаете, как ветер по морю гуляет, да кораблик погоняет. А шмель летит во дворец, одним глазком на отца своего посмотреть. И когда озлили его россказнями глупыми, пожалел все-таки бабушку свою родную. А царь мечется, нет ему покоя, видно, забыть не может любимую жену. А лебедь белая почему-то все князя спрашивает, отчего, мол, опечалился? А тот ни одной из свалившихся на него чудес-наград по-настоящему не рад. Летает, на отца смотрит, не знает, как мать отблагодарить за жизнь ему подаренную, да хочет ради мечты-девицы идти на край света. А недостижимая мечта всегда рядом, только позвать ее надо суметь, если жизнью заработал.
    Выходит, сказка-то о чудесах, которыми полны наши дорожки, если постараемся увидеть. Да о любви.
    Да и видеть-то, оказывается, особо надо. Совсем, как в старых мифах о зрячих слепых, да о слепых зрячих.

    Я Вас любил. Любовь еще, быть может,
    В душе моей угасла не совсем,
    Но пусть она Вас больше не тревожит.
    Я не хочу печалить Вас ничем….

    И в самом конце…

    И дай Вам Бог любимой быть другим.

    Все понятно. Любовь, значит, практически закончилась. А раз так, хоть я, Пушкин, немного от ревности пострадаю, но уж будьте счастливы. Я-то человек благородный, усмирю ревность…
    Ничего не смущает? Не так, правда? А как?
    А вот представим себе, что Пушкин влюблен, как может быть влюблен Поэт, да еще с густой примесью африканской крови. А она выбрала другого. Убить соперника на дуэли и овладеть женщиной, которая тебя не любит? Или перестать ее любить? За что? За то, что она – женщина? Уж Пушкин любит женщину не только за локоны и ножки. И вывод для настоящего мужчины элементарен – сказать о своих чувствах открыто, но так, чтобы не вызвать унизительной жалости к себе, отвергнутому, и не спустить с пьедестала ту, которой признался вслух. И искренне пожелать счастья любимой. Если ей хорошо, что же еще надо? И оставить себе некий недосказанный след. Это и подлинная сущность его внутреннего состояния, и некий подарок ей – когда-нибудь вспомнить, и сказать: «Он меня любил».
    Вам захотелось самим прочитать эти строки и подумать, прав ли я? Может быть, совсем не прав. Может, он и думал, и действовал совсем по-другому, скорее всего, так и есть. Но вот в том, что под слышимым текстом скрывается совсем другой, а может еще и не один…

    Выбрал я «Медного всадника» из-за краткости этой поэмы, чрезвычайной драматургичности, ну и, конечно, из-за того, что это произведение Великого Русского поэта, прославляющее мой любимый город Петербург, и возвеличивающее Великого Петра.
    Что Пушкин – Великий Русский поэт, вам рассказывали многократно с малых лет, чем немало способствовали произнесению этого словосочетания скороговоркой. Ну, великий и великий. Пару цитат, и для жизни не надо. В чем совершенно не собираюсь вас разубеждать. Я ведь всего только пытаюсь вам рассказать – а что же такое Пушкин для меня? И что такое его любовь?
    Пожалуй, это правда, о прославлении Петербурга. Читаешь эти строки, «люблю тебя, Петра творенье», – и понимаешь, что Пушкин действительно славит этот город, свою любовь.
    Только вот стыдно мне было один раз. Когда собирался прочитать на концерте этот отрывок, профессиональный режиссер доказал мне: «Люблю тебя! Петра творенье!», - громко и пафосно! Боже мой, сколько в этом оказалось лжи. Противно за себя стало, до сих пор передергивает. Ну разве можно кричать такое интимное слово? Если любишь и говоришь это женщине, ведь проверяешь в этом слове свое чувство. Произносишь даже не очень уверенно. И вообще, это слово не человек произносит своим голосом, а сама любовь. Очень просто. И в тональности не ошибается.
    Так что вы теперь поняли – если есть любовь в человеке, он может прочитать Пушкина, если нет – лучше не браться…
    Я, кажется, слегка отвлекся.
    Значит, немножко мы с вами поговорили о Петербурге, стройных громадах, простреленных медных касках, пенистом бокале пунша и блеске глаз молодых красавиц на столичных балах.
    А вот что с Петром делать?
    Его же и сейчас увидеть можно. В экспозиции Эрмитажа, в Медном всаднике на вздыбленном коне на знаменитой площади, а также много где – тут же, у Медного всадника, у Зимнего, у Покрова на Крови, еще где-то. С Екатериной под ручку. Разгуливают, кланяются, фотографируются с туристами. Не дорого. За российские…
    Но Пушкин еще этого не знал. Зато он знал другое, о чем нам сказать не успели или не захотели. Про тысячи загубленных им жизней, про убийство сына, про оргии, про раздавленную религию отцов. Это все вперемешку с дворцами, окном в Европу и стремительным броском страны на двести лет вперед.
    И есть в поэме совсем не яркая личность, Евгений, знать и запоминать фамилию которого – совершенно никчемное занятие. Чуть постарше вас. История его проста до примитивности: служил где-то, жил как-то, влюбился, захотел жениться, а потом сошел с ума, потому что девушка его утонула во время наводнения. И пришел он пообщаться с Петром, сидящим на бронзовом коне, и сказал ему: «Ты!». Ну что возьмешь с сумасшедшего?
    Да только странно все это. Пушкин, который терпеть не мог Александра, уж об этом вам наверняка многократно вдолбили, вдруг поет в поэме такие ему дифирамбы, будто хочет от чего-то отвлечь.
    А еще многократно повторяет про Евгения: сумасшедший, сумасшедший, сумасшедший! Только раз проговорился: «…казалось, он не примечал…».
    Для чего?
    А вот для этого самого. Чтобы к Медному всаднику подошел не сломленный нищий сумасшедший, физическое состояние которого Пушкин потрясающе точно описал: симптомы,   к о т о р ы х  н е  б ы л о, а прозревший человек, поднявший голос и бросивший вызов, как  р а в н о м у, - ты!
    Уж за это слово, конечно, его надо было раздавить медной глыбой и закопать, как шелудивого пса, без слова молитвы! Ату его!
    И нас всех, ату! На двести лет! Держать и не пущать, смерды!
    Может, я увидел в поэме то, чего в ней нет? А за что тогда Александра Сергеича вывезли тайно, накрытого рогожей?

    Я много лет ходил вокруг «Памятника» и никак не мог понять, что же это такое? Разве может нормальный человек написать про себя: «Я памятник воздвиг себе…». И строчки эти в конце, которые очень часто вообще выбрасывают: «Веленью Божьему…». На кой они тут прилеплены? И почему стихи эти в конце сборников избранных, как апофеоз, так сказать. И всё будто правильно написано, да только, вроде, не он писал о себе, а… Короче, непонятно мне было. Пока не дошло.
    Оно ведь в конце совсем не зря – одно из последних. А если человек знает, что не будет его скоро? Не догадывается-сомневается, а знает!
    Как знает? Почему? А потому, что Поэт. Они знают, потому что знают.
    И подвел он черту под всей жизнью своей. Без ложной скромности отчитался себе: Сделал, что мог. По полной.
    И испросил у Бога своего единственного, у Музы, молитвой в четырех строках сохранить ему силы, чтобы достойно уйти.

    Святой человек, подаривший нам Любовь…

    Ну, а теперь и начать можно.

    Три девицы под окном
    Пряли поздно вечерком…

    20.01.2008 - 21.01.2008
    Сергей Эсте




    Категория: Странные литературные чтения | Добавил: Лиля (01.10.2014)
    Просмотров: 1189 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика