Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 2651 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 2135 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1736 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1663 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1677 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1765 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 2106 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Шаржи С. Алексеева [1]
Художественная антропология [2]
Читаем Нобелевских лауреатов [8]
Словарь любви [9]
Православная книга [12]
100 книг, которые потрясли мир [1]
Алгоритм жанра [0]
Бриллиантовый век [21]
Два берега [17]
Музей книги [6]
Территория света [5]
Литосфера [5]
Художественная гипнология [2]
На слуху [6]
Портреты [5]
Поэт представляет поэта [1]
Музыка твоей души [4]
Странные литературные чтения [4]
Любовь замечательных людей [2]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 13129 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 8725 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 7410 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 6316 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 5738 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 4137 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3989 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3925 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 6316 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 3313 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1684 | 3 | 81
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1958 | 0 | 99
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 2008 | 0 | 117
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1918 | 0 | 161
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2604 | 0 | 402

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • План рассказа (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 124

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 657
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 6534
    Новостей: 1073
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 434
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Авторские проекты журнала » Бриллиантовый век

    Ольга Олгерт. Иероглиф земного странствия

    ОЛЬГА ОЛГЕРТ

    Родилась в Целинограде (сейчас – Астана). С 1998 живёт в Кёльне, Германия. Публикации в журналах «Дети Ра», «Сибирские огни», «Литературная Вена» (Австрия), «Эдита» (Германия), «Нива» (Казахстан), «Под небом единым» (Финляндия), «Иные берега» (Финляндия), «Семь искусств», «Тёмная лошадка»,  «Второй Петербург», «Лава» (Харьков) , «Южное сияние» (Одесса), «Новое русское слово» (США), «Форвертс», в альманахе «Светочъ», антология «Земляки», «Четвёртое измерение», «Форма огня».

    Автор книг «Игры на облаках», «На южном побережье января», «От третьего лица». Победитель международного берлинского литературного конкурса в номинации поэзия (2010). Редактор международного литературно-художественного журнала «Европейская словесность» (Кёльн).





    Иероглиф земного странствия


    Зацветают акации,

    В небе сегодня бунт,

    Разрисованы лица заоблачных горожан,

    Я к тебе прислоняюсь – скажи мне мою судьбу?

    Слышишь – струны акаций, прижаты грозой, дрожат,

    Нет, не жалобы это – обрывки священных нот,

    У лесного палаццо сегодня пирует жизнь,

    Муравьи по стволу разбегаются и – в полёт

    Отправляется день,

    Что ты знаешь о нём, скажи?

    Что ты вспомнишь о лете... – прислушайся, там в листве -

    Ангел белых акаций поёт о пчелиных снах.

    Запиши его песни, поверь городской молве,

    И качай мои строки – качай на своих руках..

    Рассыпается полночь и падают сны в окно,

    Жизнь уходит на север, попробуй, окликни жизнь!

    Облетают каштаны, и слышно, как шепчет ночь

    Лепестку, что сорвался: держись за меня, держись...

    *

    Всё так же беснуется лето под шляпой Кёльна,

    Дождями украсив свои золотые кудри,

    Довольно дождей и сырых площадей довольно!-

    Бормочет понурый прохожий и нервно курит.

    Шагают рассветы, читая газеты ,

    Почту

    Развозят румяные фрау

    С глазами фурий,

    А вот – джентельмен, повседневно сосредоточен,

    Несёт по аллее пивную свою фигуру,

    Летают синицы и горлицы,

    Над собором

    Июль зажигает свечу, но под маской солнца

    Вальяжные тучи в костюмах тореадоров

    Поют на испанском , пугая быков бессонниц

    Пурпурными брызгами винных миров заката.

    Шумит Дионис, и бросает на землю взгляды

    На сумрачный Рейн, где в бетонных безликих латах

    Поют берега и командует дождь парадом,

    Идут корабли и столетия, где-то судят

    Судьбу обыватели,

    Жизнь утекает в будни,

    А ветер, вчера целовавший меня на людях,

    Ругает меня по-немецки, -

    Наверно, любит.

    *

    Видишь, день засыпает под бледной сосной,

    Где вина не согласна быть чьей-то виной,

    Где туман пробежал между солнцем и мной,

    Поднимаясь во тьму по ступеням.

    Там,где функия нежно и тихо цветёт,

    Где во мгле подо льдом строят крошечный плот

    Обитатели быстрых и брошенных вод, -

    Наши прошлые жизни и тени.

    Там, на илистом дне, бунтари собрались,

    Каждый ищет свой верный единственный смысл,

    И смыкаются створки сердечных кулис,

    Чтобы сбылся когда-нибудь праздник

    В нашем призрачном, тихом, мятежном раю,

    Где метели ласкают улыбку твою,

    И стоят наши сны у земли на краю -

    Что им делать – великим и разным?

    Но когда-нибудь будет нам солнечный знак,

    И окрасится в алый степной портулак,

    Ты под шёпоты странных и грустных зевак

    Обойдёшь мой заснеженный город,

    Где звенят отраженья медлительных струн,

    Где, запомнив мой код вдохновенья к утру,

    Ты окликнешь меня у судьбы на ветру,

    И весна обернётся на голос.

    *

    Мы с городом сегодня заодно –

    Из кубков жизни пьём сухие вина,

    Ему – тысячелетье с половиной,

    А мне столетье минуло давно.

    Мы вместе присягнули январю,

    Где полночью, у звёздного ночлега,

    Мой город смотрит в небо взглядом снега,

    И я ему неслышно говорю:

    Не бойся их – они давно мертвы –

    Моих сомнений выцветшие лица,

    Попробуй на мгновенье прислониться

    К моей тоске, ушедшей от молвы.

    Не бойся их – они давно слепы,

    Моих ночей скупые обещанья,

    Попробуй дорожить сейчас вещами,

    Которые ты отнял у толпы ,

    Ступи душой на скользкий снежный наст,

    Услышь в метель слова весенних наций,

    Не бойся их, как можно не бояться

    Всех тех, кто в мыслях умерли за нас.

    Надвинь свой страх как шапку, до бровей,

    Волнуясь, извиняясь и бледнея,

    Не бойся за меня –

    Я не умею

    Страшиться безучастности твоей.

    Ты взглядом оживляешь в темноте

    Мои шаги в потоке дней вчерашних,

    Мой город, ты по-прежнему бесстрашен,

    Я – тень твоя, твоя земная тень.

    *

    Рыбка, мостик с перилами , водоём.

    А всего-то и нужно – чтоб длилась осень

    А всего-то и важно, что нас вдвоём

    Бог не выдаст и жизнь ни о чём не спросит,

    Только медленный поезд, стремясь к весне,

    Не откроет ветрам оловянных окон,

    Только соль на ладонях и пыль в окне,

    Только ты на земле далеко – далёко.

    *

    Вращается мир – невесомый и хрупкий,

    И мы засыпаем в яичной скорлупке,

    Себя разделив на слова и поступки,

    Упавшим закатным лучом.

    Там бродит сверчок по истлевшей бумаге,

    И сны обнажают бумажные шпаги,

    И где-то за окнами доктор Живаго

    К рассвету весной увлечён.

    Блуждает луна по неспящим аллеям,

    И я растворяться в печали не смею,

    И в небо неслышно ползут скарабеи

    И тают и тонут во мгле.

    Там тянется ввысь, высотой околдован,

    Твой день, что остался без света и крова,

    Чтоб утром найти путеводное Слово,-

    Бродить по весенней земле.

    *

    Там, где расходятся жизни у трёх стихий,

    Движутся в ночь, возведённые в ранг искусства,

    Равновеликие мысли, мечты, стихи,

    Равноничтожные страхи, обиды, чувства.

    Выглянешь в небо – оно навсегда с тобой,

    Знаю, взлетишь, даже если твой дух низложен .

    Кто-то же видел, как ты побеждаешь боль?

    Кто-то же знает твою пентаграмму... кто же?

    *

    Ты шепчешь мне: светла твоя строка,

    Где быль и боль распластаны на белом

    Листе судьбы, где видит сны омела

    И вереском пропахли облака.

    Ты шепчешь мне... но что отвечу я?-

    Что в будущность врастаю, словно в повесть,

    Что я сажусь в один и тот же поезд,

    На том же полустанке бытия,

    Где мир свои сомненья разменял,

    На истины застенчивой кликуши,

    Где, к небу прислонив немую душу,

    Я слышу мир,

    Но слышат ли меня?

    Скрипят вагоны сонного метро,

    Сдвигает стены сумрак заоконный,

    Где счастье вырезает из картона

    Печальный пассажир с охапкой строф.

    Под джазовую музыку колёс

    Плывёт лицо осенней проводницы,

    А рядом – чьи-то чопорные лица

    Толкают дни и судьбы под откос.

    Дымит луна, горят черновики

    Стихов и снов, бредут стада иллюзий,

    Вздыхает ночь, идут друг к другу люди, -

    Курить и плакать в тамбуре строки

    И слушать речь вагонов, что сошли

    с орбиты чувств, а может просто с рельсов,

    И, вспомнив завещанье Парацельса,

    Мечты не отрывая от земли,

    Искать предзимья солнечный родник

    На крышах черепичных одиночеств,

    Чтоб стать черновиком сентябрьской ночи,

    Переписав себя на чистовик,

    В ином краю, где жизнь идёт на юг,

    Где пишет стих о лете лес осенний,

    Отдав за миг скупого вдохновенья

    Всю жизнь свою.

    *

    Там город спит под пледом бытия,

    Там Летний сад не хочет стать осенним,

    Там мраморные статуи стоят

    И жгут листву как будто во спасенье

    Души земли,

    Летящей над Невой,

    Где стынет дух воды, от дум тяжёлый,

    Где смотрит явь, пропахшая виной,

    Как падает с земли на небо жёлудь,

    Там за дождём не видно слёз дождя,

    Блестит росой забытая мансарда,

    Там каменные хищники глядят

    Глазами сонных львов и леопардов,

    Там верят в недоказанность примет,

    И жгут сердца торшеры тёмных спален,

    Там тонет призрак вечности во тьме,

    И медный всадник кажется хрустальным.

    Спит город твой, похожий на тебя –

    Он пишет стих ушедшей белой ночи,

    За ним – глаза из прошлого следят,

    И плачут и стихами мироточат.

    Но там, где океан укутан сном,

    Под взглядами осенних демиургов,

    Ты каждый день вдоль вечности пешком

    Идёшь по направленью к Петербургу.

    *

    Не думай, что небо способно разбиться,

    И сниться устанет земля,

    Жизнь – вечный полёт бесприютной синицы

    В страну журавля.

    Где ставит судьба снеговые заслоны

    Вернувшимся солнечным дням,

    Жизнь – вечная тяга раскидистой кроны

    К уснувшим корням.

    Как прежде, доверившись мыслям мятежным,

    Ты в небо разведаешь брод,

    Жизнь – сорное поле, где гордо и нежно

    Фиалка цветёт.

    *

    Когда летит хрустальный звон

    В объятья ветреной эпохи,

    Свой быстрорастворимый сон

    Я добавляю в чай и кофе,

    И замечаю: лица дней

    Не слаще, чем свекольный сахар,

    Что пустота души темней,

    И труднорастворимей страха.

    И легкомысленней тоски

    Твои шаги, твои зарницы.

    Нырнёт твой смех на дно реки

    И растворится, растворится!

    Но будут снова танцевать

    Рождённые до срока строчки,

    Заполнив рифмами тетрадь,

    Нам не уйти по одиночке

    В проём разбитого окна,

    Где с небом сбудется свиданье,

    Где даль до самых звёзд видна,

    До тайных комнат мирозданья.

    *

    На левом берегу моей тоски

    Опять с утра судачат рыбаки,

    И ты ко мне, сомненьям вопреки,

    Идёшь в дыму вселенской круговерти.

    Не веря авантюрам на бегу,

    Ты лжёшь себе, но я себе не лгу,

    Смотря, как догорает на снегу

    Листвы рыжеволосое бессмертье.

    А там, где сны предчувствием пьянят,

    И дни мои проходят сквозь меня,

    Я постигаю смыслы бытия

    В кругу планет, до времени уставших.

    Там тени лет танцуют при свечах,

    И дремлет время страсти у ручья,

    Там нам с тобой обещана ничья

    В игре, где не бывает проигравших.

    Но лживы сны, где нежностью храним,

    Ты смотришь вслед прощаниям моим,

    И солнце примеряет лунный нимб

    Счастливчикам из времени барокко,

    Где Гайдн играет музыку зари,

    И шёпот звёзд срывается на крик,

    И пишет Лафонтен в Шато –Тьери

    О чём-то ироничном и высоком.

    *

    И всё, что мы когда-то не сумели

    Постичь с тобой, уносит эхо войн...

    Я жду тебя на пристани, Корнелий,

    Чтоб вместе плыть под плеск тирренских волн

    От Рима ,что грозит небесной карой..

    Но ты не доверяй пустым словам.

    Смотри на юг – трирема Гамилькара

    Опять идёт к Эгадским островам.

    Дрожит в тумане тень архипелага,

    И лиц гребцов во тьме не разглядеть..

    Там рвётся ткань развенчанного флага,

    И сны бегут неслышно по воде,

    Струятся финикийские закаты

    Над римскими холмами,

    А вдали –

    Разбуженной столетьями регатой

    Идут в любовь другие корабли,

    Горчат слова забытого пространства,

    Как будто проповедуя печаль,

    И виден порт уснувшего Леванцо,

    Где все пути приводят на причал,

    Где волны – врозь, но ближе наши души,

    Взошедшие вдвоём на млечный мост,

    Где песни потревоженных ракушек

    Разносят голоса вечерних звёзд,

    Где длится ночь – высокая, земная,

    И жизнь идёт, не требуя взамен

    Души твоей,

    И мир ещё не знает,

    Что завтра ты разрушишь Карфаген.

    *

    Пусть дремлет мир, и ночь за ним следит,

    А ты меня до срока не буди,

    Я сплю на алебастровой груди

    Июля – винодела и стиляги.

    Звучит орган и музыка плывёт,

    Там капает с небес закатный мёд,

    И я вдыхаю запах мятных нот,

    И сон скользит за строчкой по бумаге.

    Где мысли моря плещутся у ног

    Мечты моей, смотрящей на восток,

    Пропахший виноградом Лангедок

    Расстёгивает блузку южной ночи.

    Там помнят сказки средние века,

    И я бегу– янтарная река,

    Там к волнам счастья льнёт твоя рука,

    И целый мир в тебе сосредоточен.

    И день не день, и Бог –не ты,

    И я стою рассветной ранью

    У трёхкомфорочной плиты

    Своих негаснущих желаний,

    Где курит ночь рассветный дым,

    И понимаешь, в чём интрига:

    Меж гениальным и смешным-

    Лишь только миг, нет, четверть мига

    Где твой рассудок за углом

    Играет с будущностью в кости,

    Меж добродетелью и злом –

    Натянут в небе тонкий мостик,

    Где фонари зари горят

    Так долго, что огня не жалко,

    И я жива  благодаря

    В душе пасущимся фиалкам.

    А за окном поёт ковыль,

    И не роняют мир атланты,

    И ветер снов стирает пыль

    С лица античного серванта,

    Цветёт задумчиво герань,

    Шутя беззлобно и бесслёзно,

    И ты зовёшь меня за грань

    Меж гениальным и курьёзным.

    Где всё, что нужно пережить –

    Уже сдано в ломбард заката,

    И прошлой жизни миражи

    Мы заложили под зарплату,

     Своих сомнений короли,

    (И как нас держит ткань земная?)

    Мы проиграли полземли,

    А с кем ещё сыграть –не знаем.

    И не кончается азарт,

    И  длится жизнь и слово длится,

    И я храню колоду карт

    В твоих застенчивых ресницах,

    И нет судьбы и боли нет

    В цветном пространстве между нами,

    Где я ловлю сачком в окне

    Ночных стрекоз твоих признаний.

    *

    От полночной тоски немея,

    Ты разбудишь листву небес,

    Зевксис, где твоя Гераклея?

    Где любимый тобой Эфес?

    Сон – побег из дневного плена

    Позабытых тобой идей.

    Ты когда-то писал Елену,

    Нарисуй и меня ,

    посмей,

    Дай мне руку – не бойся бури,

    Там, за окнами слов –темно,

    Посмотри на меня, любуясь

    Чистотой говорящих нот,

    Что звучали во мне когда-то..

    Пусть кротонцы не видят нас,

    Разложи на цвета заката

    Тишину изумрудных глаз,

    Веря в тайны земных вращений,

    Как в мечту , что не всем слышна,

    Нарисуй на холсте прощенье,

    И – откроется – глубина.

    *

    Сойди с капитолийского холма,

    Где в камне ,

    Год от года,

    Марк Аврелий

    Слагает Тибру сотни колыбельных,

    И смотрит вдаль, на римские дома.

    Где мир людей привычен и не нов,

    Где , в окнах разглядев протуберанцы,

    Я снова моделирую пространство,

    Для наших чувств и новых, летних слов.

    Смотри – горит в закате Авентин,

    И Сервий Туллий строит храм Дианы,

    А мы с тобой, забыв иные страны,

    Стираем пыль с пылающих картин

    На стенах бытия,

    Где мир живёт

    Как я сейчас – в плену июньских писем,

    И оживают огненные выси,

    Что держат, как атланты, небосвод.

    Где я схожу от нежности с ума,

    И миг дрожит в объятьях светлой грусти..

    Пусть Рим стоит,

    Пусть Рим тебя отпустит,

    Сойди с капитолийского холма.

    *

    Где хочется в несбыточность глядеться,

    Там разум зажигателен и свеж.

    Берут начало в ярких реках детства

    Павлинии бега моих надежд.

    И если ничего не происходит

    Минуту, месяц, длинные года,

    Я знаю: там, в кармане небосвода,

    Побег готовит новая звезда.

    *

    Мы с городом сегодня заодно –

    Из кубков жизни пьём сухие вина,

    Ему – тысячелетье с половиной,

    А мне столетье минуло давно.

    Мы вместе присягнули январю,

    Где полночью, у звёздного ночлега,

    Мой город смотрит в небо взглядом снега,

    И я ему неслышно говорю:

    Не бойся их – они давно мертвы –

    Моих сомнений выцветшие лица,

    Попробуй на мгновенье прислониться

    К моей тоске, ушедшей от молвы.

    Не бойся их – они давно слепы,

    Моих ночей скупые обещанья,

    Попробуй дорожить сейчас вещами,

    Которые ты отнял у толпы ,

    Ступи душой на скользкий снежный наст,

    Услышь в метель слова весенних наций,

    Не бойся их, как можно не бояться

    Всех тех, кто в мыслях умерли за нас.

    Надвинь свой страх как шапку, до бровей,

    Волнуясь, извиняясь и бледнея,

    Не бойся за меня –

    Я не умею

    Страшиться безучастности твоей.

    Ты взглядом оживляешь в темноте

    Мои шаги в потоке дней вчерашних,

    Мой город, ты по-прежнему бесстрашен,

    Я – тень твоя, твоя земная тень.

    *

    И там, где в давность уходят тропы,

    Где звёзды в окно стучат,

    Эпикурейцы и мизантропы

    Сражаются на мечах.

    И только слышно, как шёпот длится

    И видно, как мир дрожит,

    Как в белом платье императрицей

    Встаёт между ними жизнь.

     




    Категория: Бриллиантовый век | Добавил: Лиля (19.12.2012)
    Просмотров: 2174 | Комментарии: 1 | Теги: Ольга Олгерт. Иероглиф земного стра | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 1
    1  
    Дорогая Оля, приими радость давнего поклонника твоего светлого таланта. А радуюсь я прежде всего от того, что твои земляки сегодня - с тобой!

    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика