Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 2651 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 2135 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1736 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1663 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1677 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1765 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 2106 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Шаржи С. Алексеева [1]
Художественная антропология [2]
Читаем Нобелевских лауреатов [8]
Словарь любви [9]
Православная книга [12]
100 книг, которые потрясли мир [1]
Алгоритм жанра [0]
Бриллиантовый век [21]
Два берега [17]
Музей книги [6]
Территория света [5]
Литосфера [5]
Художественная гипнология [2]
На слуху [6]
Портреты [5]
Поэт представляет поэта [1]
Музыка твоей души [4]
Странные литературные чтения [4]
Любовь замечательных людей [2]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 13129 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 8725 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 7410 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 6316 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 5738 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 4137 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3989 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3925 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 6316 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 3313 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1684 | 3 | 81
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1958 | 0 | 99
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 2008 | 0 | 117
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1918 | 0 | 161
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2604 | 0 | 402

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (48)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (25)
  • Обращаюсь за помощью. Тема: что я написала? (12)
  • Драматическая ситуация (11)
  • План рассказа (9)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 124

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 657
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 6534
    Новостей: 1073
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 434
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Авторские проекты журнала » Бриллиантовый век

    Михаил Шерб. Городу и миру



    Михаил Шерб

    Родился в 1972-м в Одессе, закончил физфак ОГУ. С 1994-го живёт в Германии, работает программистом. Женат, сын Илья.


    венеция

    Мартике

    1.

    Венеция.. декорация... айсберг... арка...

    Из опрокинутых чаш cобора святого Марка пью сырость.

    Отплывает: от причала – корабль, от канала – дом.

    Это – Венеция. Маска. Сон.

    2.

    Лимфатические узлы каналов. Пульсирует любовь.

    Морской ветер уносит частицы гипса. Пахучая взвесь.

    Зудящей коростой – карминно-красная кровь –

    сукровица полусухих фресок.

    В рукавах лабиринта – лошадиные лодочные стада

    Привязаны к колышкам, жуют тину.

    Блестящие топорики колют тончайшую плёнку льда

    На глазном яблоке.

    Крылатые львы лапами месят глину.

    В саду камней оградой служит вода.

    3.

    Мартика, милая,

    В нашей с тобой Венеции

    Одежды выбелены ветрами Италии, Греции...

    Когда весна под куполом неба

    Жонглирует стеклянным шариком на трапеции,

    Ты видишь –

    Венеция в солнечной лужице

    Кислым яблочком

    Надкушенным

    Кружится.

    P.S.

    От сырости вздрогну, но, пальцы о чашку согрев,

    Увижу Венецию в жижице чёрной, на донце.

    И буду смотреть и смотреть,

    Как слепорождённый мраморный лев,

    На венецианское острое белое солнце.


    стеклодув

    Тропическими яркими цветами

    Расцвёл в огне расплавленный песок.

    Я выдувал цветные пузыри.

    Я силой лёгких осязал овал,

    Поддерживал дыханьем полость сферы.

    Тускнела плёнка и, оцепенев,

    Вдруг застывала –

    В хрупкую, но – вечность.

    За завтраком: в руках – фарфор прозрачный.

    Он кажется застывшим кипятком.

    Взгляд огибает гавань горизонтом.

    Околицей проходит жизнь моя.

    Здесь каждый куст, здесь каждое растенье

    Не в вазе – в камне. Словно бы цветок.

    Вдоль улиц море – словно бы река.

    Я: стеклодув, стекло, огонь, песок...

    Во сне и наяву моё дыханье

    Тягучее преображает хрупким.


    флоренция

    1.

    И был платан, как Брунеллески,

    И тополь был, как Санта-Кроче...

    Цветком, стеклярусом, подвеской,-

    Парил балкон,– перила прочно

    Меня держали за запястья.

    Ограды разевали пасти.

    Крепления из гладкой стали

    Дворцы на привязях держали,

    Но колокольни каланча

    Сверяла время по часам

    Древесным,

    День толкая к ночи.

    И тополь был, как Санта Кроче.

    И ангелы в клубки сползались,

                                    и бесы собирались в стаи...

    И перспектива в чем-то черном

    Плескалась,

    Словно в крепком чае.

    Часы два раза били полночь.

    Фонтаны на ночь выключали.

    Крошился грифель на бумаге,

    Была Вселенная белеса,

    Почти касался пальца палец,

    Крутились гладкие колёса,

    И шестеренки изгибались,-

    Из чрева девственного леса

    Личинки техники рождались.

    С балкона вверх взмывали бесы,

    Расправив кожистые крылья.

    Телами полнились кварталы.

    Питались мраморною пылью

    Колонн подгнившие кораллы.

    Искрит идея об идею,

    Коптящий факел зажигает.

    И за столом первоапостол

    Первоапостолу, осклабясь,

    Ребром ладони метит в шею.

    Но был платан, как Брунеллески...

    Свивалось облако-папирус,

    Картины окон тлели в рамах

    (Не помогали занавески).

    Флоренция держала в лапах

    Лесной балкон, кленовый клирос,-

    Он из ствола,– каррарский мрамор,-

    Той ночью вырос.

    2.

    Скорлупой черепицы,

    цементной корой,

    кипарисовой пылью,-

    сквозь чешую булыжника

    ядом целебным сочится

    Флоренция,

    между легендой

    и былью.

    Днём –

    брызжет огнём,

    рассыпается солнечным градом.

    Вечером –

    Вечность купает малышку Фиренце

    в расколотых чашах

    фонтанов.

    Ночью –

    мерцает окон парчою,

    небом желанна...

    Тонкий, изогнут

    надбровной дугою

    месяц, –

    О, царевна Тоскана!

    3.

    Восторгаться ли тем, что брунеллесковый купол –

                                                                              купол – купол

    Не имеет ствола, только крону – крону – крону.

    Или тем, что расстрига-взгляд поменял

                                                                    монастырский угол

    Пристальности на мономашью корону

    Бездонной вселенской чаши, голубоватого «Глобо».

    Не выдержав немоты,

    Язык автоматом находит округлое нёбо,–

    приходится цокнуть и выдохнуть на «ух-ты!»

    И озорное желание прыгнуть вверх

                                                     с пёстрой колонны Джотто...

    4.

    Перспектива Uffizi держит на мушке ратушу, но

    Дома на расстрел не смотрят,

                                        прикрывая ставнями окна-глаза.

    Я часами гулял по безлюдному берегу грязного Арно,

    Я купил на мосту тебе серьги – серебро, бирюза.

    Как подходят небесные камушки к голубым глазам!

    Под полуденным солнцем я их подбирал по памяти,

    Обрамляя окладом овал твоего лица.

    Как подходят зеленые камушки к золотым волосам!

    Перспектива Uffizi держит на мушке ратушу.

    Дома не мешают расстрелу, отводят окна-глаза...

    Пусть горит над тобой благовестьем двухцветной радуги

    Флорентийское низкое небо: серебро, бирюза.

    5.

    Умываешь лицо дождевою водою из каменной чаши,

    Поливаешь ромашки веснушек на светлой опушке кожи,

    И дрожанье пушистых комочков вербы нежнее даже

    Трепетания бабочки в пальцах, и подушечек пальцев тоже.

    Мгновенье, замри в фейерверке оранжевых капель:

    Искрит золотистая грива – платан или тополь?

    Это ночь флорентийская

    В звездной золе выпекает

    Предрассветной фольгою прикрытый,

    Рассыпчатый солнца картофель.


    городу и миру

    1.

    Стамеска света вырезает на потолке узор,

    Дрогнул воздух,

    Толстым слоем намазанный на ковёр,

    Превратились в хлам

    Вещи, жмущиеся к углам.

    Мелькают беженцы-саженцы снов, калейдоскоп в окне,

    В красное яблоко тьмы

    Город вонзает резцы огней.

    Время свернулось, как в кипятке белок.

    Катится по тротуарам дождевая слизь,

    Но не вниз, а в небо смотрит выпуклый купола глаз.

    Рыбьей костью торчит в горле площади обелиск –

    Диабаз

    Поперхнулся мрамором.

    Щётки машин скребут по булыжника чешуе.

    Словно гигантский сом, перед тем, как залечь на дно,

    Он (город)

    Ртом арены глотнул кислород на «О».

    Колокол звякнул в брюхе его – золотым ключом.

    Или кольцом.

    Коричнево-серая, как кино,

    Ночь

    Обглодала мясо домов,

    Накрыла улиц скелет парчой.

    Колокол звякнул ещё...

    2.

    На скользких холмах этот город построен, меж опрокинутых сит кровель его воздух морской скользит. Здесь беззастенчиво резкие фонари – рвут упаковку мглы, обнажают тупые углы громоздких домов (каждый похож на комод). Люди устали в них жить, или наоборот, этим домам изображать из себя людские жилища с каждым годом трудней? Жёсткий поток воздуха (или теней?) теребит тюль занавески (узор мне теперь знаком). Выдох летит из пращи солнечного сплетения (влажный ком) подобием «пощади». Этот же звукоряд за окном: подвижный пейзаж сипит через открытый рот. Город не спит, раскручивает водоворот – кто знает, что там в черной воронке, что? А засосёт – где отпустит, где после ударит о дно? Может, в котельной, а может – в мансарде, не всё ли одно? Но почему-то хочется всем этот путь пройти, знаем ведь наперёд – тайн никаких не найти, кроме, разве что, тайны пути. Даже если ключик из рук и не выронишь, всё претерпев, за нарисованной дверью – всё тот же дешёвый вертеп. Верно, всё дело в жизни, а время – лишь атрибут её, вернее, так: на время мы смотрим сквозь собственное житьё-бытьё, лишь на часы пристально смотрит душа сквозь плоть (взгляд этот вèками не прикрыть, не побороть). Выходит, простое устройство – кожа, мякоть, скелет – стеклянная банка времени на пару десятков лет? Именно это каждый из нас здесь узнал навсегда? А путешественник – тот, кто меняет «где» на «когда».

    3.

    Нет-нет, сюда я больше не ездок.

    Здесь купола – покатее и ниже,

    Здесь клейкой массой сглатываешь вдох,

    И аленьким цветком в болотной жиже –

    Любой глоток.

    Мой серый край – не запад, не восток...

    Вы, гладкие безлиственные прутья,

    Бесцветен воск ваш и безвкусен сок.

    Сто тысяч вёрст сплошного перепутья –

    Стальной да ледяной калейдоскоп.

    Белёсые прожилки тихих рек,

    Библиотеки мутных отражений,

    Уныл ваш взгляд из-под припухших век,

    Туманные и тусклые траншеи.

    Ты спишь, моя уставшая земля,

    Дрожишь в ознобе, тлеешь вполнакала...

    Полупрозрачны тени-тополя

    У параллелепипеда вокзала.

    4.

    Здесь по ночам такие ураганы,

    Что утром обнаружишь – унесло

    Осенним ветром: мысли, веру, память...

    Мне было поначалу непривычно,

    Так неуютно, и немного страшно...

    Особено впервые... Просыпаться

    С душой пустою, лёгкой, не своей,

    Не находя удобных прежних мыслей,

    Задуманых до глянцевого блеска,

    С закладками из запахов, с краями,

    Протёртыми до мимики и жестов,

    С помарками от неудачных слов...

    Как нелегко по-новому любить...

    И как нелепо снова ненавидеть!

    Но что поделать, если новый шквал

    Уносит всё, уносит даже скуку...

    Мне кажется порой, что любопытство

    Переживает бурю, как зверёк, –

    В подполье, в подсознанье, под землёй

    Инстинктов и желаний... Только шторм

    Утихнет – сразу слышен робкий шорох,

    Беззвучный выдох – Что же будет дальше?

    Вот только невозможно различить,

    Возникло это любопытство вдруг

    Иль давеча? Вчера, позавчера?

    Как угадать?..

    Зато, представь, здесь вещи

    Хранятся вечно, даже эти письма.

    Письмо отправишь – утром почтальон

    Стучится в дверь. Смотри, на всех конвертах –

    Стандартный штамп... Сейчас... Не разберу...

    Сургучный оттиск, видишь? «Отправитель

    И адресат посылки идентичны!»

    Как приговор «без права переписки»...

    5.

    Однажды утром встанешь и в окне увидишь сквозь узор прорех гардинных чужое рождество в чужой стране – лежит на крышах яркий новый снег, прозрачный, голубой, ещё невинный, как грецкий нерасколотый орех, хранящий свято тайну сердцевины, свой немудрёный уникальный клад, и в синем небе солнце – мандаринно, и запахи влетают коллективно: корица, хвоя, цитрус, аромат гвоздики. И разломлен, как гранат, созревший год: хоть полной пастью жуй, хоть по рубинной семечке смакуй, на вкус он будет горше, чем рябина, на вкус он будет слаще, чем рябина, а впрочем, знаешь, не один ли...?!

    маленькие радости жизни

    маленькие радости жизни покупать книги

    покупать чай причудливые сорта

    странные названия киба флип еарл грэй

    девушки продают чай всегда милы

    и вежливы с каждым

    они любят кто любит чай разбирается в чае

    столько коробочек аптека для здоровых

    этот сорт дешевле этот для знатоков

    в бордовых коробочках фруктовые

    в темнозеленых черный чай аромат

    понюхайте рихен зи мал ист вирклих

    старая европа тень в полдень скукожилась

    до размеров чайного магазинчика.

    На английском фарфоре

    переверните чина бон

    легкая недорогая доступная роскошь


    агнец

    Когда начнется на лесных стропилах

    Зелёное строительство весны,

    Холодных слитков золотая сила

    Расплавится от солнечной блесны.


    Расстелит разнотравье, раскачает

    Сухого моря бархатный прибой,-

    Под хруст осоки, под камланье чаек,

    Я поднимусь над тёмной тишиной.


    Благословеньем лопухов обласкан

    И узкими ладонями ракит,

    Обмазан глиной,– чистой красной краской,

    И воздухом оплакан и омыт.


    Не человек, но остров одичалый,

    Затерянный в теченьях и лучах,

    Не человек, а робкое начало,

    Дрожащий агнец на чужих плечах.


    благодарственное

    Благодарю тебя, Боже, за этот дом.

    Разве я смог бы жить в каком-то другом?!

    Там тараканы б ползли изо всех щелей,

    Сыростью пахло, струился сквозняк из дверей.


    Благодарю и за то, что женат на своей жене,

    А не на этой, которую давеча видел во сне.

    Я у неё голодным вставал бы из-за стола.

    Да что там голодным, просто б со свету сжила!


    Слава Тебе, что у нас родился именно этот сын!

    Разве любой другой был бы мной так любим?!

    Он ведь один такой из миллиардов детей.


    Как же мне, Господи, жалко других людей!




    Категория: Бриллиантовый век | Добавил: Лиля (17.10.2012)
    Просмотров: 1360 | Комментарии: 5 | Теги: Михаил Шерб. Городу и миру | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 5
    1  
    гена, хорошая подборка. Есть в ней несколько патологоанатомических сентенций и фресок, но красиво, как в антикварной лавке. Что ж сам-то и вполовину так не можешь? -))

    4  
    Ну, как можно за Мишей угнаться? Он - уникум! tongue

    2  
    Вот это да! Классные стихи!

    5  
    Совершенно с вами, Катя, согласен!

    3  
    Миша, очень рада, что твои стихи опубликованы здесь! Поздравляю! Твое творчество - высокого качества! Рада за читатаелей тоже! Твори!

    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика