Поиск

Новые статьи в Архиве КБ

[29.03.2016][Повести и романы]
Улыбка Джоконды Просмотров: 732 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Стихи]
Яна Абдеева. Рожденная летать Просмотров: 1494 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (3)
[01.02.2015][Книжные рецензии]
Елена Невердовская. Греки — Скифы — Готы. Сезон первый Просмотров: 1234 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ. Продолжение Просмотров: 1198 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Тамара Шайкевич-Ильина. МОЯ ЖИЗНЬ В СТРАНЕ СОВЕТОВ Просмотров: 1214 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
[01.02.2015][Мемуары]
Ольга Мельникова, Леон Матус. ТЯРПИ, ЗОСЯ, ЯК ПРИШЛОСЯ! Продолжение Просмотров: 1302 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (6)
[01.02.2015][Интервью]
В «Контакте»: Яна Абдеева Просмотров: 1422 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)

Категории раздела

Шаржи С. Алексеева [1]
Художественная антропология [2]
Читаем Нобелевских лауреатов [8]
Словарь любви [9]
Православная книга [12]
100 книг, которые потрясли мир [1]
Алгоритм жанра [0]
Бриллиантовый век [21]
Два берега [17]
Музей книги [6]
Территория света [5]
Литосфера [5]
Художественная гипнология [2]
На слуху [6]
Портреты [5]
Поэт представляет поэта [1]
Музыка твоей души [4]
Странные литературные чтения [4]
Любовь замечательных людей [2]

Самые читаемые в Архиве КБ

[17.10.2012][Стихи]
Тамара Мадзигон (1940-1982). Стихи Просмотров: 11121 | Рейтинг: 5.0/2 | Комментарии (1)
[15.06.2012][Православная книга]
Марина Мыльникова. Белая ворона. Наталья Сухинина Просмотров: 7755 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[25.01.2014][Статьи]
Яна Абдеева. «Я жизнь должна стихом измерить...». О творчестве Фаризы Онгарсыновой Просмотров: 5871 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5398 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[17.10.2012][Мемуары]
Вспоминая Тамару Мадзигон Просмотров: 4596 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)

Самые рейтинговые в Архиве КБ

[25.05.2012][Статьи]
Геннадий Банников. Смысл звука Просмотров: 3251 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (19)
[31.05.2012][Шаржи С. Алексеева]
Сергей Алексеев. Шаржи на писателей Просмотров: 5398 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (8)
[18.10.2013][Стихи]
Станислав Осадчий. Путь (стихи из романа "Шкипер") Просмотров: 3307 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (0)
[22.06.2012][Рассказы]
Борис Стадничук. Лимб. (Петруха и Пастернак) Просмотров: 3607 | Рейтинг: 5.0/4 | Комментарии (5)
[19.07.2012][Стихи]
Евгений Демидович. А свет ещё горит Просмотров: 2743 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)

Новые файлы в Архиве КБ

[21.07.2015][2014]
№ 4, 2014 1107 | 3 | 55
[19.01.2015][2014]
№ 3, 2014 1422 | 0 | 79
[09.10.2014][2014]
№2, 2014 1502 | 0 | 96
[30.09.2014][2014]
№1, 2014 1475 | 0 | 140
[25.01.2014][2013]
№6, 2013 2139 | 0 | 379

Самые популярные темы форума

  • Монстры в творчестве Пушкина (стихотворение "Пророк") (51)
  • ВСЕМ ПОСЕТИТЕЛЯМ/ФОРУМЧАНАМ. (27)
  • Даун (25)
  • Липовый дождь (22)
  • Я у Ваших ног (21)
  • Опросы

    Какие книги Вы предпочитаете?
    Всего ответов: 118

    В галерее

    Всего материалов

    Публикаций: 659
    Блогов: 535
    Файлов: 77
    Комментариев: 8713
    Новостей: 1074
    В галерее: 193
    Объявлений: 5
    Форумы: 690
    FAQ: 7

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Авторские проекты журнала » Бриллиантовый век

    Флеша Раевская. Взгляд из глубины




    Флеша Раевская

    Правнучка представителей первой волны русской иммиграции. Так же как вся семья Раевских, связей с русской культурой не оставляла ни при каких обстоятельствах. Настоящая подборка стихов - из последнего непродолжительного иракского периода жизни.


    А может быть – наоборот

    Когда нас судьба наконец-то догонит

               в Париже, в Пекине, в Москве –

    Тогда же и время наступит такое,

               какого не видывал свет.

     

    Увы, ничего уже больше не лечит,

              но как же они хороши:

    Моя бестолковость, твоя бесконечность

              в беспечном сплетении жил.

     

    Но снова и снова мы пляшем от печки,

               от новых ворот – поворот.

    Моя мимолётность, твоя быстротечность,

               а может быть – наоборот...


    Прилетай

    Испытать заблуждение и полюбить…

    Наши зыбкие тени – голубой кашемир.

    Кто тебя так замучил и довёл до беды?

    Расползаются тучи, точно так же, как мы.

     

    Тёмно-синяя бездна – осы там вместо звёзд.

    Снова ты не на месте с жалом наперевес.

    Лучше б замер, как камень или даже замёрз.

    Раздвигаю рогами за деревьями лес.

     

    Кто там ломится грубо в незакрытую дверь?

    Появляется лучик, он со мною теперь.

     

    Наши тонкие губы – маслянистый кармин.

                      Прилетай, я за тучей –

                                               навсегда отомри.

    Видимо...

    Когда-то шли девятым валом

    События в почтовых ящиках –

    Душа светилась в полнакала

    И жизнь была не настоящая.

     

    Да, он никчемный ржавый винтик,

    А может шпунтик – ну-ка плюнь в него!

    О, как могла б я ненавидеть!

    Но я всего лишь недолюбливаю.

    Ведь мне всего лишь недовесили –

    Какой-то лунной невесомости,

    Такой неуловимой светлости

    И что-то из воды и водорослей...

     

    Прибой выносит мои опусы

    На твой далёкий берег винтиковый...

    Перед глазами вёрсты полосами

    И это всё навечно, видимо.

     

    В каком-нибудь гостиничном номере

     

    Да, я хожу по ленте Мёбиуса –

    Обречённее, чем белка в колесе,

    Исступлённее, чем ты по глобусу,

    Чем в преисподнюю мы все.

     

    После встречи с тобой хочется умереть,

    Потому что кажется – лучше уже не будет.

    Но что-то опять выскакивает из-за дверей –

    Какой-то хлыщ, а может прыщ, типун ли,

    Колибри – 21 грамм – нет птицы мельче –

    Разве что душа, что вылетает к Богу...

    Мир с тобой становится бесконечным –

    В нём нет пределов, я в нём свободна.

     

    И я плачу свой последний соверен –

    Но чтоб до дна меня выпил ты.

     

    В каком-нибудь гостиничном номере

    Прожить бы с тобой до выписки.


    Где-то

    Ну и пусть за тридевять земель...

    Ну и пусть у чёрта на куличках…

    Я приеду к следующей зиме,

    Чтобы повидаться, чтобы лично.

     

    Где-то там сознание грешит,

    Перед прошлым выставив шлагбаум.

    Мне бы рядом где-нибудь пожить

    С медленными вашими шагами.

    Нам хотя бы в городе одном…

    Слава богу, общая планета…

    На океаническое дно

    Опускаюсь в призрачное где-то.

    Где-то там забвение лежит,

    Привыкаю к странностям солёным...

     

    Там морские звёзды так свежи,

    Как когда-то розы для влюблённых...

     

    Взгляд из глубины

    У чистого листа спокойствие нирваны.

    Уйти на глубину – сакральный ритуал.

    Рассчитывать до ста на этот раз не стану –

    Немедленно нырну куда-нибудь туда,

     

    Где буду только я с черешневого сада,

    Где будешь только ты с жасминного куста.

    Лишь для тебя горят глаза из винограда –

    Веди меня в сады, целуй меня в уста.

     

    Рассказывай и ври – весёлое, дурное –

    Так хочется поржать лошадкой молодой.

    Обнялись – раз-два-три – о, господи, прикрой же –

    На лезвии ножа горящую ладонь!

     

    Но где тот чистый лист – начало тихой песни?

    Не ватман, не картон, не карта, не конверт…

    О, милый лист, ты лишь укрой меня на месте.

    Обратно - ни за что. Ведь в этом смысла нет…

     

    Для красоты

    Очнуться в сумеречной пятнице – какая даль!

    Но если вдуматься и впялиться… скажи, когда

    Ещё мне можно образумиться, в себя прийти?

    Да, я красавица и умница  -дцати пяти,

    Но как нужны мне эти пятницы! В неделю раз -

    Мозгам разгладиться, расслабиться – гип-гип–ура!

    Собрать себя до воскресения в один набор,

    До четверга пусть будет зелено и хитрово.

    Пусть обстоятельства паяцтвуют – ликуешь ты.

    Зачем мне собственная пятница?  Для красоты.

     

    В глубоководных снах

    Сменилась точка отсчёта и

    Смыкаются клеммы и

    В другом преломлении затаись,

    Не трогая чувств моих.

     

    Я вижу истину, как фужер,

    На дне в молодом вине –

    Понятно ужу любому: «уже»

    Точнее простого «нет».

     

    Я слышу топот морских коней –

    Копыта в моей груди.

    Найду подкову – всему конец –

    Уйди с моего пути.

     

    Я вновь сбегаю за океан,

    Где нет никого, кто знал

    Как глупо меня ты не забывал

    В глубоководных снах.

     

    Чуть-чуть смешно

    Над схваткой, но под впечатлением –

    Хозяйка слова своего.

    Опять по щучьему велению

    Вдруг сообщенье от него

    Пришло нежданно и негаданно.

     

    Он что-то помнит – боже мой!

    Какой уверенный, загадочный…

    И я лечу – простая моль –

    На этот свет. Воспоминания

    Трепещут, словно мотыльки…

    Поэт, поэт – цветочек аленький –

    Как ваши помыслы легки.

     

    Вода сочится между пальцами.

    Нелепо как-то в жизни всё.

    Чуть-чуть смешно,

                        чуть-чуть страдальчески

    Судьбы кружится колесо...

     

    Дело тонкое

    Время было поначалу на моей стороне.

    Дело тонкое в Эрбиле для таких вот, как мы.

    От инфанта миокарда толку мало, а мне

    До рассвета всё, что надо – лишь шумел бы камыш.

    Что-то было: пилы-вилы или грабли у нас.

    Наступили, прослезились, удивились слегка.

    Всё равно не успокоюсь – наступлю, и не раз.

    И не два и не четыре – хватит духу пока.

     

    Умоляю, упрекаю, заставляю себя

    Нас поглубже, посильнее, поскорее забыть.

    Не выходит долю-волю воедино собрать –

    Зависаю посредине между бы и кабы.

     

    Чужая история

    Мой мир удлинился ещё на одну иорданию,

    Он стал в то же время короче на десять недель...

    С тобой засиделись за разными нашими далями –

    Ты где-то за морем, а я почему-то нигде.

     

    Людишки снуют без конца по своим траекториям –

    Смешные, цветные, чужие – не мой коленкор.

    Мне нужен лишь ты, но из Нашей печальной истории,

    А ты из Другой на меня посмотрел из-за гор.

     

    Куда она тянется, эта Чужая История?

    Зачем она тянется – нет ей, должно быть, конца…

    Уж сколько воды утекло в никуда. Но, тем более –

    Я пью эту воду взахлёб с дорогого лица.

     

    Не вспоминая

    Ах, как же с далью  такой постылой мне нынче сладить?

    Перевернулось в сплетенье солнц расписное лето.

    Пеку нещадно в душе июльской себе оладьи,

    Не вспоминая твою сомнительную диету.

     

    Здесь, за Кавказом, где горы ниже, чем было нужно –

    Мне будет лучше, чем было раньше в конце квартала.

    Чужого мужа я приглашаю себе на ужин:

    Такое сальто по этой жизни, считай – мортале.

     

    Зачем пустое происходило, тянуло жилы?

    Бежала резво, как пионерка – всегда готова…

    В конце недели, в конце панели, в конце режима –

    Без задних мыслей, без длинных ножек, без прекословий.

     

    В сто десятый раз

    Взгляд пронзал меня насквозь – чувствовала слабость…

    Бац! – либидо приползло и не отлегло…

    В этой жизни ты не гость, не дурак, не лапоть –

    Завязалась я узлом: нитка за иглой.

     

    Твой гипноз уже угас – менная монета…

    Не заметят вместе нас больше, но зато

    Протираю третий глаз: маленькое лето

    Не закончится сейчас, завтра и потом.

     

    Зацепиться коготком за иную долю

    И уехать далеко в сто десятый раз –

    Хоть в пучину, как Садко, хоть во чисто поле,

    Хоть на гору за рекой, хоть в глубокий транс.

     

    Пришел – и так приятно

    Пришел! Спустя такую уйму лет

    В неудобоваримое пространство.

    Ну, что? Не получилось разобраться

    В своём дрожащем жизненном суфле?

     

    За это время под крутой уклон

    Спустилось столько рек и водопадов…

    И дышит кое-что уже на ладан,

    А что-то выпирает под углом.

     

    Не Ной, красавица, с тобой и не Адам –

    Опилки в голове у персонажа.

    Зато он мил, красив, силён, отважен

    И так приятно глуп не по годам…

     

    Этого достаточно вполне

    При тебе всегда ума палата,

    Мне никто и капли не даёт –

    Ведь души ж не чаяла когда-то,

    На изнанку вывернув её...

     

    Чувствовала: ты с богами вровень.

    Но своим не верила слезам.

    Бились до последней капли крови,

    И никто не сделал шаг назад.

     

    Почему внезапно сводит ногу? –

    К облакам взлетаю на метле.

    Будешь помнить? Ну, и слава богу!

    Этого достаточно вполне...

     

    Вишнёвый сад или последний день Помпеи

    Опускается в сад белоснежный туман –

    Примеряет на грудь его юная вишня.

    Сколько надо же было потратить ума,

    Чтобы так это всё восхитительно вышло?!

     

    Вырастает над городом ядерный гриб –

    Люди в страхе, в истерике, в ужасе –

                                                        слышишь?

    Сколько надо же было ума – посмотри! –

    Чтобы умо-вот-так-помрачительно вышло?

     

    Не получится, видно, у нас ничего –

    Кто-то нас опускает всё ниже и ниже...

    А ведь наше грибное уже началось:

    Горько в старом саду

                                       плачет юная вишня.

     

    Всё к лешему

    Ещё одну у меня весну

    Вчера украли добрые люди.

    Я так устала... боюсь заснуть –

    Боюсь тебя там уже не будет.

     

    А междутем между этих тем

    В округе пахнет нечистой силой.

    И ты, заласканый, захотел

    Уехать медленно и красиво.

     

    Должно быть, леший пожелал взять.

    Ему, расстриге, тебя угодно.

    И возразить мне ему нельзя –

    Такая, видно, его работа...

     

    В сущности

    Кладёшь свои крутые виражи со мною где-то рядом...

    Ну, как такое выдержать, скажи? – Конечно, будешь гадом.

    Пора уже цигарку погасить в каком-нибудь салате,

    И хлопнуть дверью, и позвать такси, но лучше –

                                                                            божью матерь... 

    Мыслишки суицидные снуют – со мной их не убудет.

    Выругиваю внутренность свою – никчёмную по сути.

    И всё же – лучше просто умереть без видимых последствий

    В каком-нибудь далёком мартобре, отчаявшемся, если

    Ты всё кладёшь крутые виражи с ума сошедшим рядом...

     

    При этом, ты подумай: эта жизнь... мне, в сущности, приятна...


    Чего я ожидала?

    В затянутом плаще, глаза всегда горели…

    Не выдержал, исчез, как снег в конце апреля.

     

    Надеялась, ждала, немного пригорюнясь…

    Терпение – талант, до самого июня.

     

    Всё наперекосяк – чего я ожидала?

    Я тоже стрекоза... до августа, пожалуй.

     

    Особо не звала – он был уже не первый.

    Терпение – талант…  до ужаса, наверно.

     

    По сути своей...

    С тобою жила – словно рана на ране

    На всём протяжении лет...

    Сжав время в кулак и пространство расправив,

    Давай ни о чём не жалеть.

    Ведь времени нет – эта ось эфемерна.

    Мгновение останови:

    В холодном вине, в перетянутых нервах,

    В соприкосновеньи ланит.

     

    Не скажешь ни слова – такая планида –

    Поёт лишь весной соловей...

    Расстались мы снова в пространстве Евклида,

    Сакральном по сути своей.

     

    Отель Россия

    Опять в Петербурге. Отель Англетер.

    В каком-то ночном, тёмно-синем бреду,

    В шарфе Айседоры пришёл кавалер –

    Принёс с окоёмкой на блюдце беду:

    На Мойке 12, в январский мороз –

    Увы, но история эта стара –

    Как солнце слетало с небес под откос,

    Так наш лучезарный поэт умирал.

    На этой мрачнейшей из всяческих бед

    Расплавилось сердце, как та канифоль...

     

    Какой, вы подумайте, русский поэт

    Не плакал над серой, свинцовой Невой?

    По жизни повёлся у нас разнобой –

    Устала Россия до самого дна...

    Страна жизнерадостных в стельку рабов

    И мёртвых, печальных поэтов страна.

     

    Сам дурак!

    Никто никогда никому ничего не должен –

    Поэтому я без проблем ухожу к другому.

    Останешься где-то внутри у меня под кожей

    И пусть будет мир навсегда твоему дому.

     

    Не думай, я помню… И всё же себя ругаю –

    Кому это нужно: по памяти шарить ночью?

    Другие заботы… и жизнь за другим – другая…

    Короче – забудь. Я забыла уже. И точка.

     

    Но жить продолжай… Ведь течение Леты – вечно.

    Глядишь, ещё встретимся где-то, а может как-то.

    Есть время, пространство.  Они, говорят – лечат.

    Наверно ты думаешь: дура я, да? Дурак ты...

     

    Мне волосы гладит какой-то заблудший ангел.

    Не знаю, что будет с такою со мною завтра.

    Желанье куснуть тебя – как у последней шавки.

    Отводит глаза прорицательница Кассандра.

     

    Я насильно буду милой для тебя

    За окошком дождик, в доме тишина.

    Приползла, о боже, старая печаль…

    Я ничья со стажем. Точно – не жена.

    Что же будет дальше? Снова только чай?

     

    Я привыкла к винам, кофе и сырам.

    К разговорам длинным, умным и ваще…

    Не сказал ни слова. Улетел в Иран.

    Конь бритоголовый в бежевом плаще.

     

    Я к тебе поеду в город Тегеран.

    Дождик в эту среду – жидкая сопля.

    Битая посуда, мятая герань…

    Я насильно буду милой для тебя!

     

    Колыбельная для любимого

    Ты неловкий такой – всё равно –

    Я твоя, пусть немного волчица.

    Ничего не случится со мной –

    И с тобой ничего не случится.

     

    Ты, как я – где-то там одинок,

    Я, как ты – расстояньем несчастна.

    Где ты, мой неприкаянный волк

    Серо-буро-малиновой масти?

     

    Я степная, ты где-то в горах –

    Слушай песню, о мой повелитель:

    Наш печальный закат догорал

    И луна кувыркалась в зените.

     

    Мой серебряный сказочный вой

    Разрезает вселенские дали...

    Мне бы мыслями слиться с тобой,

    Чтоб они материальными стали.

     

    Я стерплю бесконечную боль,

    Я за нас буду вечно молиться...

    Ничего не случится с тобой –

    И со мной ничего не случится.

     

    Не оставляя места для сомнений

    Слетались дни, как мотыльки на свет –

    Их миллион, со счёту можно сбиться,

    А мы в душещипательной тоске –

    Крылатый конь с крылатой кобылицей.

    Стекали дни рекою прямо в

    Таинственные сумерки ночные

    Стекали без проблем, без заковык,

    Без звука, без подвоха, без причины.

    Тонули мы в реке небытия,

    Захлёбывались в тягостных событиях.

     

    Не выдержал, должно быть, ты – а я

    Из той реки не захотела выйти…

    Куда мой ясный сокол улетел

    И что мне шелест крыл его заменит?

     

    Прожить хотя бы месяц или день,

    Не оставляя места для сомнений.

     




    Категория: Бриллиантовый век | Добавил: Лиля (25.01.2014)
    Просмотров: 1866 | Комментарии: 2 | Теги: Флеша Раевская. Взгляд из глубины | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 2
    1  
    Дорогая Флеша! Я очень рад  знакомству с вами и вашим творчеством!
    дальнейших вам вдохновений!
    ====================== Геннадий Банников

    2  
    Флеша очаровательна!

    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Яндекс.Метрика