[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Литшкола. Обмен опытом » Как писать рассказы? » "Стилистические ошибки" (Работа над ошибками)
"Стилистические ошибки"
логин77Дата: Воскресенье, 23.12.2012, 01:01 | Сообщение # 1
Группа: Друзья
Сообщений: 41
Награды: 0
Репутация: 2
Статус: Offline
Изучая самостоятельно тему "Саморедактура и анализ своих произведений", я понял одну главную мысль: чтобы находить свои ошибки, надо понимать, что именно ты ищешь в своём тексте. По этому поводу я нашёл интересную
информацию в книге "Азбука литературного творчества, или От пробы пера до мастера слова" (автор Гетманский Игорь Олегович).
Вот, что там написано: "Редактируйте и правьте собственные тексты, не сваливайте на редактора свою работу. При этом важно не только найти ошибку - важно ее назвать. Определив родовую принадлежность ошибки, мы увеличиваем вероятность того, что не сделаем ее уже никогда. В обучении саморедактированию нужен системный, осознанный подход. Нужна р а б о т а над ошибками - основанная на конкретном знании стилистики, а не на речевой культуре или интуиции. Последние вещи - только сильное подспорье, но не более того. И поэтому мы должны знать хотя бы основы стилистики".
Грамматические ошибки помогает нам исправить текстовой редактор (и то не все): он подчёркивает слова, в которых имеется ошибка. Чтоб меньше исправлять одну и туже ошибку, я пришёл к правилу: исправляю подчёркнутые слова сам, а не смотрю на подсказку компьютера, тем самым запоминаю правильное написание слов. Однако, если в тексте нет грамматических ошибок - это не говорит ещё о том, что текст написан хорошо.
Можно написать текст без ошибок, но он всё равно будет восприпниматься как примитивный текст, поскольку существуют ещё стилистические ошибки и от них надо избавляться.
Для того, чтобы разобраться какие бывают стилистические ошибки, необходимо прочитать вторую часть "Азбуки литературного творчества...", которая называется: "Самое-самое из стилистики". Вот, что в ней написано:
" Важнейший результат в работе над стилистикой - это обретение "иного зрения" при чтении текстов. Что это такое? Однажды вы заметите, что в процессе саморедактирования читаете несколько иначе, чем обычный читатель, видите написанное в несколько ином ракурсе - в такой перспективе, в которой становятся заметны все ваши стилистические огрехи. Кстати, это очень интересно: прочтя какую-то фразу, вы ужаснетесь, в другом месте зайдетесь от смеха, а порой (такое бывает очень редко) просто не сможете понять, какую мысль доносили до читателя... Да. Но - к делу.
Итак, какие бывают стилистические ошибки:

1. ЛЕКСИЧЕСКАЯ НЕСОЧЕТАЕМОСТЬ

Не все слова в русском языке сочетаются (то есть имеют способность соединяться) друг с другом - как сие ни тривиально, эту истину надо всегда держать в голове. Слова не сочетаются из-за смысловой несовместимости: нельзя сказать "фиолетовый апельсин" (если только вы не создаете пространную метафору) или "железная вода". Слова не объединяются по грамматической форме. Например, отталкиваются друг от друга притяжательные местоимения, да еще стоящие с глаголами в личной форме: "моя твоя не понимает". Объединению слов препятствуют их лексические особенности. Можно сказать "причинить горе", но нельзя - "причинить радость". Есть слова единичной сочетаемости. Слово "закадычный", например, совместимо только со словом "друг"... И так далее.
Проверяйте себя, когда "вяжете" фразы.
Какие слова не сочетаются в следующем предложении: "Это уже не играло никакого значения"? Есть выражение "играть роль" и есть - "иметь значение"... Как мы отредактируем фразу? "Это уже не имело никакого значения".

2. РЕЧЕВАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

Эта ошибка возникает в наших текстах из-за того, что мы привносим в речь литературную типичный изъян речи устной: разговаривая, мы нередко пропускаем слова, торопясь изъясниться. И в устном общении на это редко обращают внимание: ведь из контекста речи говорящего, как правило, ясно, что он хочет сказать. Но в речи письменной пропуск слов недопустим: он нарушает грамматические и логические связи, затемняет смысл, а часто делает речь просто смехотворной.
Объявление на двери рентгенкабинета: "Ввиду холода в помещении делаем только срочные переломы". Видимо, здесь подразумеваются срочные рентгенологические снимки переломов!
"Фермеры стремятся добиться увеличения овец в хозяйстве". Наверно, все-таки "увеличения поголовья овец", а не увеличения размеров самих животных!
Порой речевая недостаточность приводит к рождению этаких фраз-ловушек. В одной статье про известного в неком городе хирурга написано: "За свою жизнь он так многих прооперировал, что когда идет по улице, то на лицах - улыбки". Чему улыбаются встречные прохожие? Хирурга все знают, это понятно, - но чему смеются люди? Может, помнят врача как чудака-неумеху? Или он постоянно выходит на улицу в неказистой одежде, в клоунском колпаке?
Это неграмотное высказывание погребло в себе целый абзац, в котором нужно было бы написать о том, что в небольшом городе бывшие больные, некогда излеченные врачом, часто встречаются ему на улице; о том, что все они помнят его, знают в лицо и рады видеть; о том, что люди исполнены благодарности хирургу за оказанную когда-то помощь; о том, что их улыбки - выражение этой благодарности, дань его профессионализму и т.д. и т.п. Но - ловушка есть ловушка!

Добавлено (23.12.2012, 00:55)
---------------------------------------------
3. РЕЧЕВАЯ ИЗБЫТОЧНОСТЬ

Речевая избыточность - это многословие. Оно проявляется в различных формах.
1.Пустословие, то есть навязчивое объяснение банальностей. Например:
"Потребление молока является хорошей традицией, молоком питаются не только дети, потребность в молоке, привычка к молоку сохраняется до глубокой старости. Плохая ли это привычка? Надо ли от нее отказываться? - Нет!"
Цените информативность собственных высказываний!
2. Абсурдизм. Пример: "труп был мертв и не скрывал этого". Такие высказывания называют ляпалиссиадами. Происхождение этого термина небезынтересно: он образован от имени французского маршала маркиза ля Палиса, погибшего в 1825 году. Солдаты сочинили о нем песню, в которой были такие слова: "Наш командир еще за 25 минут до своей смерти был жив". Нелепость ляпалиссиады - в самоутверждении самоочевидной истины.
3. Плеоназм, то есть употребление в речи близких по смыслу и потому излишних слов. Иначе говоря, плеоназм - это об одном и том же разными словами.
"Вернуться обратно", "упасть вниз", "это явление является", "соединить воедино", "вместе пели одну песню", "главная суть", "ценное сокровище", "темный мрак", "повседневная обыденность", "бесполезно пропадает", "предчувствовать заранее" - все это плеоназмы. Наверно, излишне объяснять, что, например, "темный мрак" - многословие, потому что одно из значений слова "мрак" - глубокая, непроглядная тьма.
Обратите внимание на плеоназмы, которые рождаются при описании жестов: "топать ногами", "жестикулировать руками", "обнимать руками", "смотреть глазами".
Из книги Юрия Никитина "Как стать писателем":
"Если новичок хочет написать, что кто-то кивнул, то обязательно уточнит, что кивнул головой, как будто можно кивнуть чем-то еще! Есть такие, которые составляют фразу еще круче: "Он кивнул своей головой". Иногда встречаются чемпионы: "Он кивнул своей головой в знак согласия"! Здорово? Но и это еще не все. Однажды я встретил вовсе шедевр: "Он кивнул своей собственной головой в знак согласия, подтверждая сказанное"! Ну, тут уж унтер Пришибеев с его "утопшим трупом мертвого человека" - вершина стилистики!"
Есть синонимические плеоназмы, учитывайте их тоже: "долгий и продолжительный", "мужественный и смелый", "удивительный и чудесный", "расцеловал и облобызал", "только, лишь", "тем не менее, однако", "так, например".
4. Тавтология, то есть повторение в предложении однокоренных слов. Очень распространенная ошибка начинающих! "Рассказать рассказ", "умножить во много раз", "спросить вопрос", "возобновить вновь" и так далее. Нередко тавтология образуется от соединения русского слова с иноязычным, дублирующего его значение: "памятный сувенир", "движущий лейтмотив", "необычный феномен", "впервые дебютировал", "старый ветеран", "биография жизни", "своя автобиография", "в конечном итоге", "мизерные мелочи", "ведущий лидер", "ответная контратака", "народный фольклор", "демобилизоваться из армии".
5. Повтор слов. Например: "Были получены результаты, близкие к результатам, полученным на модели корабля. Полученные результаты показали..." Как исправить это предложение? "Были получены результаты, близкие к тем, которые дало испытание модели корабля. Это свидетельствует о том..."
Как видите, от повтора слов легко уйти путем подбора синонимов. Если не получается - подберите к повторяющемуся слову перифразу, то есть описательный оборот, используемый вместо этого слова. Например, в статье об А.С. Пушкине вы можете вместо употребления имени поэта или определения "поэт" использовать перифразы "светило русской словесности", "солнце русской поэзии". Бывает, что в статье о каком-нибудь предприятии никак не удается избавиться от повтора слова "завод" или слова "фабрика". Тогда может выручить использование аббревиатуры названия предприятия. Например, БЛМЗ (Балашихинский литейно-механический завод).
В трех последних случаях многословия оно может служить стилистическим приемом. Тавтологический или плеонастический повторы, как и повторение слов, могут усиливать действенность речи, эмоциональность, афористичность высказывания, использоваться при создании каламбуров и т.д. и т.п.

4. ПАРАЗИТНАЯ РИФМА. НЕУМЕСТНАЯ РИТМИЗАЦИЯ ПРОЗЫ

Случайная рифма в прозаическом тексте - довольно редкое явление. Но если уж она есть, то это для автора неприятность, потому что читателю, как правило, становится смешно: "Это выставка-продажа бельевого трикотажа", "Он увидал то, что искал", "Привлекает внимание мраморное здание" и т.д.
Стилистическая правка подобных текстов не вызывает затруднений. Обычно одно из рифмующихся слов заменяется синонимом или изменяется его грамматическая форма. Например: "Как наша песня им помогла, как много сказать она смогла!" - "Как помогла им наша песня, как много ею было сказано!"
Непроизвольная ритмизация прозы - такая организация речевого материала, при которой слова, вопреки воле автора, располагаются в соответствии с каким-нибудь стихотворным размером. Например, ямбом написаны строки: "Как беспристрастный наблюдатель, бродил он берегом реки" (сравните со строками из "Евгения Онегина": "Тоска любви Татьяну гонит, и в сад идет она грустить"); хореем - газетный заголовок: "Дружно мы на выборы нашей власти прибыли".
А вот пример, в котором неуместная ритмизация сочетается с невольной рифмой! "В старом саду во главе со стажером юннаты проводят борьбу с листожором". Как исправить? Наверно, так: "В старом саду юннаты во главе с практикантом уничтожают листожора".

Добавлено (23.12.2012, 00:56)
---------------------------------------------
5. НЕПРАВИЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПАРОНИМОВ

Паронимы - это однокоренные слова, близкие по звучанию, но не совпадающие в значениях (узнать - признать, одеть - надеть, подпись - роспись). Их нельзя путать, смешение паронимов - грубая ошибка. Приведем примеры. "Вы уже ходили вешаться?" - здесь глагол "взвешиваться" заменен суицидальным "вешаться"! "Я проблудил два часа" - "проблудил" заместило пароним "блуждал".
Мы очень часто используем слова из паронимической пары "одел - надел". Не путайте их! "Одеть" значит покрыть кого-нибудь какой-нибудь одеждой, покрывалом (одеть одеялом). А "надеть" - покрыть тело или часть тела какой-нибудь одеждой (надеть шубу, надеть валенки, надеть пальто на ребенка). Или так: одеть можно что-либо (кого-либо), а надеть - на кого-либо. В любом случае на себя мы "надеваем", а кого-то другого - "одеваем", или на него - "надеваем". "Надень пальто!", но "Оденься в теплое!" Отличие в значениях не очень яркое, но принципиальное. Пушкин точно его выявляет в следующих строках: "Надев широкий боливар, Онегин едет на бульвар", но "Лазурный пышный сарафан одел Людмилы стройный стан"!

6. КОНТАМИНАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ

Фразеологизмы - это сложные по составу языковые единицы, имеющие устойчивый характер: ломать голову, сгущать краски, кот наплакал, на вес золота, прожиточный минимум, шоковая терапия, у черта на куличках, задирать нос, закон джунглей, черный вторник, прямой эфир и т.д. По существу, это язык в языке, так как многие фразеологизмы эквивалентны одному слову ("раскинуть" умом значит "подумать"; "пятое колесо в телеге" значит "лишний").
Типичная ошибка при использовании фразеологизмов - их контаминация. Что это такое? Автор берет элемент одного фразеологизма и соединяет его с элементом другого. Получается "новый" фразеологизм - стилистическая ошибка. Например "Язык не поднимается говорить об этом..." Известны фразеологизмы "язык не поворачивается" и "рука не поднимается". Автор все перепутал: использовал существительное из первого фразеологизма, а глагол - из второго. Или еще - "предпринимать меры". Есть фразеологизмы "принять меры" и "предпринять шаги"...
Помимо контаминации, существуют такие ошибки, как разрушение образного значения фразеологизма, неоправданная замена его компонен-тов, немотивированное расширение или сокращение его состава, изменение грамматической формы слов во фразеологизме и другие.
Будьте внимательны, когда используете устойчивые речевые обороты!

7. СМЕШЕНИЕ СТИЛЕЙ

Что такое стиль письменной речи? Это манера изложения материала. Или, строже, совокупность языковых средств и приемов их использования.
В современном русском языке различают четыре функциональных стиля. Так называемые "книжные":
-- научный - стиль научных докладов, отчетов, рефератов, диссертаций;
-- публицистический - стиль газетных, журнальных материалов;
-- официально-деловой - стиль докладов, заявлений, рапортов, деловых писем, отчетов, докладных записок.
Им противопоставлен
стиль разговорной речи, выступающей обычно в характерной для нее устной форме.
Особое место в системе стилей занимает
язык художественной литературы. Но в этом случае говорить о единой совокупности языковых средств не приходится: каждый литератор создает свой, индивидуально-авторский стиль.
Мы не будем здесь разбирать особенности каждого стиля. Скажем только, что в языке существует такое явление, как функциональная закрепленность слова. Мы, например, чувствуем связь слов-терминов с научным языком (стилем) (квантовая теория, ассонанс, атрибутивный); относим к публицистическому стилю слова, связанные с политической тематикой (всемирный конгресс, саммит, международный, правопорядок, кадровая политика); выделяем как официально-деловые слова, употребляемые в делопроизводстве (нижеследующий, надлежащий, потерпевший, проживание, предписать, препровождаться).
Наиболее четко противопоставлены "книжные" и разговорные слова: вторгаться - влезать, избавиться - отделаться, криминальный - бандитский.
Так вот, следуйте стилю, в котором работаете. Помните, что слова и синтаксические конструкции, необходимые в одной речевой ситуации, бывают неуместны в другой.
Вот яркий пример неправомерного использования разговорной лексики, просторечия и жаргонизмов в публицистическом стиле: "На конкурс "Мисс Россия" семь лет назад в качестве претенденток привалили все, кто считался первой красавицей в классе или во дворе... Когда выяснилось, что жюри не остановило свой выбор на ее дочери, мамаша вывела несчастное свое дитя посредь зала и устроила разборку".
Если вы, например, в рассказе, воспроизводите прямую речь героя в обыденной беседе двух приятелей-подростков (то есть создаете ситуацию использования разговорного стиля), то вряд ли ваш герой скажет такое:
- Проснувшись сегодня раньше обычного, я услышал тихие голоса родителей, доносившиеся из кухни.
Деепричастные и причастные обороты присущи "книжному" стилю. Наверно, правильно будет, если ваш герой скажет:
- Я сегодня проснулся и слышу: предки на кухне шепчутся.
"Шепчутся" - типично разговорное слово. Использование словечка "предки" из молодежного жаргона, то есть сленга, в данном случае допустимо и придает речевой ситуации дополнительную достоверность.

8. КОЕ-ЧТО О РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ, ИНОСТРАНИЗМАХ И ЖАРГОНЕ

Последние десять-пятнадцать лет русская разговорная речь претерпела сильные изменения. С одной стороны, появилось много заимствованных слов, в основном, американизмов. С другой стороны, молодежь полностью раскрепостилась в употреблении жаргонизмов и ненормативной лексики...
Но сначала об иностранизмах. Мы сейчас наблюдаем небывалую экспансию иноязычной лексики, особенно в политической жизни страны: инаугурация (отметим особо, что инаугурация - торжественная церемония вступления нового президента страны в должность. Президента страны, а не губернатора области или главы района! А ведь в региональной прессе не раз использовалось слово "инаугурация" по отношению к новым начальникам субъектов Федерации и главам муниципальных образований!), президент, спикер, импичмент, электорат, департамент, муниципалитет и так далее. Академик Евгений Челышев, который активно работает в Совете по русскому языку при Президенте России, говорит: "Одно дело - экономически оправданные заимствования, постепенно усваиваемые языком и не разрушающие его национальную основу, другое - агрессивная, тотальная его американизация. А мы имеем дело сегодня именно с этим. Сказать человеку "ты убийца" - это вынести ему приговор, а назвать его киллером - это как бы просто определить его профессию: "Я - дилер, ты - киллер, оба вроде делом занимаемся".
Словари иностранных слов не успевают освоить новые заимствования, люди читают газеты и просто не понимают, о чем идет речь. "Пресс-релиз" (специальный бюллетень, выпускаемый правительственным учреждением для работников средств массовой информации), "эксклюзивный" (исключительный), "консенсус" (лат. согласие), "рейтинг" (индивидуальный числовой показатель оценки популярности, ценности кого-, чего-либо) и так далее.
Есть и другой взгляд на этот вопрос. "В наш бурный век поток новых идей, вещей, информации, технологий, требует быстрого называния предметов и явлений, заставляет вовлекать в язык уже имеющиеся иностранные названия, а не ожидать создания самобытных слов на русской почве", - как-то заметил один из участников дискуссии, которая развернулась в российской прессе в середине 90-х годов прошлого века.
Иностранные заимствования - патология ли это? Наверно, нет. Конечно, удивляешься, когда видишь на прилавке аптеки детские лекарства, которые называются "Доктор Велл" (название детских витаминов, в переводе на русский получается "Хороший доктор") или "Доктор Вуд" (перевожу: "Доктор Лес"). Или название магазина "Минисупермаркет" ("Маленький огромный магазин"?)...
В принципе, в этом нет ничего страшного. В эпоху Петра I в русский язык вошло около 1500 слов из голландского языка. В современном языке сохранилось 250 слов, которые "обрусели" настолько, что человеку, неискушенному в этимологических исследованиях, трудно найти иноязычные корни. Так же русский язык не утратил национального лица, несмотря на то, что на него длительное время воздействовал французский язык. Все это говорит о могучей жизненной силе русского языка, стойкости и цельности его лексической системы.
Понимаете, нет какого-то неведомого инфернального, фатального влияния на язык. Нет болезни, патологии, идущей извне. Язык - это одежда нашей мысли, скажем более выспренно, это зеркало национальной души. Все наши мировоззренческие, судьбинские ошибки, ложные или высокие движения мгновенно отражаются в лексиконе. Первичен путь нации - проблема национального языка отражение этого пути. И здесь чрезвычайно важно следующее. Существует обратная связь. Начиная работать (или просто задумываться!) над правильностью, чистотой русской речи, мы видим наши ошибки, те пружины активности, на которые надо нажать, чтобы двигаться вперед и вверх. Вот я привел пример про детские лекарства. Диагноз - невежество, отсутствие чувства меры. Уже сразу видно, куда двигаться, как работать.
Любое движение к совершенству начинается с возвышения и облагораживания натуры, с формирования высокой личностной культуры. И наша речь - это лакмусовая бумажка правильности такого движения.
И здесь я хотел бы обсудить вопрос, касающийся жаргонизмов. Да, их засилье в разговорной речи очевидно. Причем надо выделить два лексических пласта: молодежный жаргон, то есть сленг, и арго - воровской жаргон.
Жаргон - разновидность разговорной речи, используемая определенным кругом носителей языка, объединенных общностью интересов, занятий, положением в обществе.
Молодые люди эмоциональны, энергетичны, импульсивны. Их речь по определению экспрессивна. Они стремятся ярче, эмоциональнее выразить свое отношение к предмету. Стремятся к оригинальному самовыражению. Отсюда такие оценочные слова: обалденный, клевый, ржать, балдеть, кайф, ишачить, пахать, загорать (в смысле ничего не делать). Отсюда и использование в разговорной речи ненормативной лексики, русского мата. И когда я еду в автобусе и на задней площадке слышу не очень тихий разговор подростков, в котором через слово мат, - а рядом общаются двое молодых людей и один другому показывает цифровой плеер и говорит: "Прикинь, прикольная вещица, да!" - меня это шокирует. Почему?
Мат и жаргон коробят наше этическое и эстетическое существа. Но дело ведь не в этом, можно и потерпеть. Дело совершенно в другом! Как я уже говорил, речь - одеяние мысли. И если мы слышим вот такую обедненную речь, то это заставляет нас сильно засомневаться в полноценности ее носителя. Бедная речь - бедная мысль! А нет ума - считай, калека! Человек, не умеющий связать двух по-настоящему полноценных слов без жаргонных или матерных слов-связок, не может мыслить конструктивно, он не работает головой, вот в чем дело!
И потом, жаргонная лексика уступает литературной лексике в точности. Она лексически, семантически неполноценна. Ведь что может означать слово "прикольный"? В зависимости от контекста - "высокотехнологичный", "надежный", "красивый", "смешной", "забавный", "приятный", любое положительное качественное определение предмета, человека или явления! И как нам понять носителя жаргонизма? Когда я указываю на речевую недостаточность в текстах, мне обычно отвечают: "Из контекста понятно!" Слава Богу, нам дана способность понимать друг друга не только исходя из вербальной (словесной, устной) информации, мы всегда улавливаем контекст и по невербальным знакам (мимика, жесты, интонация), которые подает нам собеседник, и, в результате мгновенных умозаключений, понимаем самую бездарную речь. Но ведь так можно дойти до того, что мы просто будем мычать и указывать пальцами на то, о чем говорим! И тоже будет понятно! Контекст - спасительная вещь! Но давайте не будем доходить до абсурда!
Таким образом, то, что мы сегодня наблюдаем в нашей разговорной речи, тревожит. И не тем, что русский язык извращается. Он выстоит, будьте спокойны! Те 40 тысяч слов, которые составляли словарный запас А.С. Пушкина, никуда не денутся и найдут свое применение! Здесь другое. Распространение воровского жаргона (все эти "по фене ботать", "тереть базар", "за базар ответишь", блатной, авторитет, мокрушник, фраер, замочить и так далее) говорит о криминализации социума; засилье жаргонизмов в молодежной среде, неуместное употребление иностранизмов - о падении культурного или образовательного уровня человека. И здесь значение работы над речью приобретает очень большое значение.
Как уже было сказано, состояние русского языка - диагноз состояния общества, работа над правильностью речи - лечение общества, исправление общего неблагоприятного состоянии дел. Пропаганда правильной русской речи - это на самом деле пропаганда правильного, конструктивного, позитивного, созидательного мышления; школа правильной речи - это школа высокого качества человеческой жизни!
"Слово - дело великое!" - сказал Л.Н. Толстой, и это так!

Добавлено (23.12.2012, 00:57)
---------------------------------------------
9. КАНЦЕЛЯРИЗМЫ

Именно неоправданному смешению стилей мы обязаны тем, что в русском языке существует ужасный псевдостиль - канцелярит. Он создается тогда, когда речевые средства официально-делового стиля используются в чуждом для них контексте. В таком случае они становятся канцеляризмами. Употребление слов и словосочетаний "наличие", "за неимением", "во избежание", "изымать", "вышеперечисленный", "имеет место" делает речь, мягко говоря, невыразительной. Например:
"При наличии желания можно многое сделать по улучшению условий труда рабочих".
"В настоящее время ощущается недокомплект педагогических кадров".
Канцелярскую окраску речи придают отглагольные существительные. Они образованы с помощью суффиксов -ени-, -ани- (выявление, нахождение, взятие, раздутие, сомкнутие), есть среди таких существительных и бессуфиксальные (пошив, угон, отгул). Их канцелярский оттенок усугубляют приставки не-, недо- (необнаружение, недовыполнение).
Отглагольные существительные не имеют категорий времени, вида, наклонения, залога, лица. Это сужает их выразительные возможности. Например: "Со стороны заведующего фермой было проявлено халатное отношение к доению и кормлению коров". Можно подумать, что заведующий плохо кормил и доил коров, хотя автор хотел сказать, что "Заведующий фермой ничего не сделал, чтобы облегчить труд доярок, заготовить корма для скота".
Там, где вместо глагола используются отглагольные существительные, возникает двусмысленность.
"Утверждение профессора" (профессор утверждает или его утверждают?); "люблю пение" (люблю петь или слушать, когда поют?).
В предложениях с отглагольными существительными сказуемое часто выражается страдательной формой причастия или возвратным глаголом, это лишает действие активности и усиливает канцелярскую окраску речи. Пример:
"По окончании ознакомления с достопримечательностями туристам было разрешено их фотографирование". Намного лучше: "Туристам показали достопримечательности и разрешили их фотографировать".
Употребление канцеляризмов связано с так называемым "расщеплением сказуемого" - заменой простого глагольного сказуемого сочетанием отглагольного существительного со вспомогательным глаголом, имеющим ослабленное лексическое значение:
"Это приводит к усложнению, запутыванию учета и увеличению издержек". Но ведь можно использовать глаголы! И речь станет простой и ясной. "Это усложняет и запутывает учет, увеличивает издержки".
Влиянием официально-делового стиля часто объясняется неоправданное употребление отыменных предлогов: по линии, в разрезе, в части, в деле, в силу, в целях, в адрес, в области, в плане, на уровне, за счет. В книжных стилях их употребление часто оправдано. Но обычно они требуют употребления отглагольных существительных. Это утяжеляет слог. И еще - ведет к нанизыванию падежей. Пример:
"За счет улучшения организации погашения задолженности по выплате зарплаты и пенсии, улучшения культуры обслуживания покупателей должен увеличиться товарооборот в государственных и коммерческих магазинах".
Здесь необходимо исключить отыменный предлог, заменить отглагольные существительные глаголами. Тогда получится так: "Чтобы увеличить товарооборот, нужно своевременно платить зарплату..."
Порой авторы употребляют отыменные предлоги, особо не задумываясь. Так рождаются алогизмы типа "Ввиду отсутствия материалов стройка приостановлена". Как будто кто-то предвидел, что материалов не будет, и поэтому стройку приостановили!
Итак, подведем итоги.
Из книги Норы Галь "Слово живое и мертвое":
"Так что же он такое, канцелярит? У него есть очень точные приметы, общие и для переводной и для отечественной литературы.
Это - вытеснение глагола, то есть движения, действия, причастием, деепричастием, существительным (особенно отглагольным!), а значит - застойность, неподвижность. И из всех глагольных форм пристрастие к инфинитиву.
Это - нагромождение существительных в косвенных падежах, чаще всего длинные цепи существительных в одном и том же падеже - родительном, так что уже нельзя понять, что к чему относится и о чем идет речь.
Это - обилие иностранных слов там, где их вполне можно заменить словами русскими.
Это - вытеснение активных оборотов пассивными, почти всегда более тяжелыми, громоздкими.
Это - тяжелый, путаный строй фразы, невразумительность. Несчетные придаточные предложения, вдвойне тяжеловесные и неестественные в разговорной речи.
Это - серость, однообразие, стертость, штамп. Убогий, скудный словарь: и автор, и герои говорят одним и тем же сухим, казенным языком. Всегда, без всякой причины и нужды, предпочитают длинное слово - короткому, официальное или книжное - разговорному, сложное - простому, штамп - живому образу. Короче говоря, канцелярит - это мертвечина".

10. РЕЧЕВЫЕ ШТАМПЫ И ЯЗЫКОВЫЕ СТАНДАРТЫ

Речевые штампы - это слова и выражения, лишенные образности, эмоционально тусклые, значения которых затерты частым употреблением без учета контекста. Они обедняют речь, заполняют ее шаблонными оборотами, убивают живое изложение.
Это шаблонные метафоры, сравнения, перифразы, метонимии - "свет души", "неравнодушный и небезучастный человек", "неиссякаемый источник вдохновения", "их сердца стучат в унисон", "плащ, сотканный из лоскутьев мрака", "глаза, горящие странным огнем"...
Из книги Я.Парандовского "Алхимия слова":
"Печально видеть, когда то, что некогда было смелым и свежим, со временем становится затасканным и невыносимым. "Расписной ковер цветов", "изумрудный луг", "лазурь небес", "жемчужный смех", "потоки слез" вполне могли бы сослаться на свою благородную родословную и вздыхать по утраченной молодости, однако ныне, если им случается подвернуться под безответственное перо, они на целую страницу разносят затхлый запах старого чулана".

Первый, кто сравнил женщину с цветком, был великим поэтом, кто это сделал вторым, был обыкновенным болваном.

Генрих Гейне
Да... Так что будьте бдительны, не впадайте в банальность!
Другие примеры штампов - свойственных публицистическому стилю. (Внимание будущим журналистам!)
Из книги Д.Э. Розенталя "Справочник по правописанию и литературной правке":
"В разных материалах встречаются одни и те же сочетания, превратившиеся в "стертые пятаки". Таковы сочетания со словом "золото" всякого цвета: "белое золото" (хлопок), "черное золото" (уголь), "голубое золото" (гидроэнергия), "жидкое золото" (нефть)... Другие примеры штампов: "большой хлеб", "большая руда", "большая нефть" (в значении "много...")... К таким "излюбленным" сочетаниям относятся также: "люди в серых шинелях", "люди в зеленых фуражках" (лесники, егеря, пограничники?), "люди в белых халатах" (врачи? продавцы?)".
В практической стилистике термин "речевой штамп" получил более узкое значение: так называют стереотипное выражение, имеющее канцелярскую окраску. И здесь прежде всего можно выделить такие шаблонные обороты речи: "на данном этапе", "в данный отрезок времени", "на сегодняшний день", "подчеркнул со всей остротой" и т.п. Как правило, они ничего не вносят в содержание высказывания, а лишь засоряют речь.
К речевым штампам относят также универсальные слова, которые используются в самых различных, неопределенных значениях: вопрос, мероприятие, ряд, проводить, разворачивать, отдельный, определенный. Например, существительное "вопрос", выступая как универсальное слово, никогда не указывает на то, о чем спрашивают. Например: "Особо важное значение имеют вопросы питания в первые 10-12 дней" (так в чем же состоит вопрос? о чем, собственно, речь?) Слово "являться", как универсальное, тоже лишнее. Предложение "Очень важным является использование для этой цели химикатов" вполне заменяется более определенным высказыванием "Для этой цели необходимо использовать химикаты".
Речевые штампы, избавляя говорящего от необходимости искать нужные точные слова, лишают речь конкретности. "Нынешний сезон провели на высоком организационном уровне" - это предложение можно вставить в отчет и об уборке сена, и о спортивных соревнованиях, и о подготовке жилого фонда к зиме, и о сборе винограда...
От речевых штампов следует отличать языковые стандарты.
Языковыми стандартами называют готовые, воспроизводимые в речи средства выражения, используемые в публицистическом стиле. В их употреблении нет ничего плохого. В отличие от штампа, они обладают четким смысловым выражением, экономно выражают мысль, способствуют быстроте передачи информации. Это такие сочетания, как "работники бюджетной сферы", "служба занятости", "международная гуманитарная помощь", "коммерческие структуры", "силовые ведомства", "ветви российской власти", "по данным из информированных источников", "служба быта", "служба здоровья" и т.д. Эти речевые единицы широко используются журналистами, так как невозможно в каждом конкретном случае изобретать новые средства выражения.

11. НЕУДАЧНАЯ ОБРАЗНОСТЬ, ВЫЧУРНОСТЬ РЕЧИ

Употребление метафор, сравнений, эпитетов, перифраз, гипербол и других образных средств речи, в которых слова используются не в прямом, а в переносном значении, придает речи эмоциональную окраску. Такая речь всегда экспрессивна, риторична. И это должно быть стилистически оправдано. Иначе получаются вот такие несуразности:
"Монтажники пересекли экватор монтажных работ", "Угнанный автомобиль унес две молодые жизни", "Судья был такой же простой и скромный, как и его кабинет", "Стюардесса посмотрела на меня нежным глазом и пропустила вперед", "Больше жизни он полюбил свою профессию землекопа за ее особую, скромную, неброскую красоту".
Из книги Я.Парандовского "Алхимия слова":
"Метафора таит в себе разные опасности: или распространяет зловоние банальности, или приводит к нелепостям; нужно много такта, ума и вкуса, чтобы сохранить меру и изящество в отношении этих словесных украшений".
Из работы М. Горького "Письма начинающим литераторам":
Совет 1.
"Рассказ начат так:
"С утра моросило".
"По небу - осень, по лицу Гришки -- весна".
"...чёрные глаза блестели, точно выпуклые носки новеньких, купленных на прошлой неделе, галош".
Очевидно, это не первый рассказ; автор, должно быть, уже печатался, и похоже, что его хвалили. Если так -- похвала оказалась вредной для автора, вызвав в нём самонадеянность и склонность к щегольству словами, не вдумываясь в их смысл.
"По небу - осень" - что значат эти слова, какую картину могут вызвать они у читателя? Картину неба в облаках? Таким оно бывает и весной и летом. Осень, как известно, очень резко перекрашивает, изменяет пейзаж на земле, а не над землей.
"По лицу Гришки - весна". Что же - позеленело лицо, или на нём, как почки на дереве, вздулись прыщи? Блеск глаз сравнивается с блеском галош. Продолжая в этом духе, автор мог бы сравнить Гришкины щёки с крышей, только что окрашенной краской. Автор, видимо, считает себя мастером и - форсит".
Совет 2.
"Книгу Вашу прочитал я, - книга не хуже других на эту тему. Она была бы лучше, если бы Вы отнеслись более серьёзно к языку и писали бы проще, а не такими слащавыми фразами, как, например: "Не упружатся под ситцем груди девичьи". Такие фразы напоминают старинные бабьи причитания. Глагола "упружить", кажется, нет в нашем языке.
"Рвётся сердце Василия в заворожённую жавороночной песней высь" - это очень плохо - и говорит о Вашей претензии писать "поэтически", красиво. И Вы пишете такие несуразности: "Мечта о перевороте безжалостно смята царизмом, как бывает сорван порывом бури нежный пух одуванчика". Революционное движение 1905-1906 годов нельзя и смешно сравнивать с "одуванчиком". А для того, чтобы разнести семена одуванчика, - не требуется "порыва бури", а достаточно дуновения ребёнка".
Совет 3.
"Теперь - по поводу стиля Вашей книги. "Бессмысленная, вялая какая-то, скучная смерть веяла ровным дыханием", - пишете Вы. Это - очень характерная фраза для Вас. А ведь в ней, несмотря на три определения понятия "смерть", - нет ясности. Сказать "вялая смерть" и прибавить к слову "вялая" - "какая-то" - это значит подвергнуть сомнению правильность эпитета "вялая". Затем Вы добавляете "скучная" - к чему это нагромождение?"


С уважением к вам, Булахов А.А.

Сообщение отредактировал логин77 - Воскресенье, 23.12.2012, 01:02
 
Форум » Литшкола. Обмен опытом » Как писать рассказы? » "Стилистические ошибки" (Работа над ошибками)
Страница 1 из 11
Поиск:

Яндекс.Метрика